КТО И КАК ПИСАЛ ИСТОРИЮ РУССКИХ РЕВОЛЮЦИЙ?

pl

 

В разного рода исторических (и не только) дискуссиях, в том числе на КОНТе, часто приходится сталкиваться с категорическими утверждениями о том, что есть две точки зрения: одна – марксистско-большевистская, а потому единственно верная, а вторая – глупая или вредная. Откуда это пошло? Вспомним, как всё это начиналось для наших поколений, получавших советское образование. Все советские школьники должны были выучить так, чтобы «от зубов отскакивало», ряд постулатов, возведенных в ранг неумолимых аксиом:

1) Злобный царизм был врагом русского народа, и за это народ его ненавидел.

2) Революции в России были совершены рабочими и крестьянами, с примкнувшими к ним солдатами, доведенными до отчаяния злобной царской властью.

3) Великая Октябрьская социалистическая революция – плоть от плоти народа. Она есть великое освобождение для рабочих и крестьян, потому что принесла мир народам, хлеб голодным и землю крестьянам. За десятилетия строгой и неумолимой долбежки эти постулаты въелись не только в мозги, но и во многие другие части тела, что мы имеем “счастье” наблюдать на КОНТе в процессе любой дискуссии, так или иначе затрагивающей сии неумолимые постулаты. Итак, кто же явился автором столь строгих постулатов, отступление от которых влечет за собой причисление к разряду врагов трудового народа? Нам все большевистски мыслящие товарищи строго говорят: «Эти постулаты есть результат многолетнего труда многочисленных историков″. Итак, что же это за труды и что за историки? Начнем с цитаты: Развитие отечественной исторической науки в первое десятилетие советской власти можно условно разделить на следующие этапы (История СССР. 1988. № 4. С. 202). Первый этап охватывает годы гражданской войны и иностранной военной интервенции (1917-1920гг.) и характеризуется практическим отсутствием серьезных исследовательских работ и свертыванием большинства научных изысканий. Второй этап ограничен периодом НЭПа (1920 – 1928 гг.) и приурочен к началу ожесточенной полемики историков оформляющегося марксистского направления с исследователями старой школы, которых принято называть буржуазными и мелкобуржуазными. Третий этап внутри первого периода истории отечественной науки в советское время датируется 1928 – 1931 гг. Он связан с окончательным разгромом немарксистской историографии в России, достаточно четко наметившимся кризисом марксистского понимания истории и началом процесса унификации исторического знания. http://biofile.ru/his/30474.html Для начала посмотрим, кого громили.

Кто ушел и кого “ушли”? Враждебные «победившему пролетариату» исторические школы старого типа, сложившиеся до 1917 г. включали в себя университеты, Археографическая комиссия, Исторический музей, Историческое общество, гуманитарные институты Академии наук, или в первые годы советской власти (ГАИМК, Институт истории РАНИОН). Они были автономны по своим целям и задачам и свободны от марксистского влияния в выборе тематики исследований. Российская «буржуазная», то есть немарксистская, историческая наука в массе своей негативно встретила установление диктатуры пролетариата. Уже в ноябре 1917 г. один из крупнейших ее представителей, академик А. С. Лаппо-Данилевский обратился с воззванием, в котором говорилось о «великом бедствии», постигшем Россию, о непризнании советской власти и необходимости поддержки Учредительного собрания. Лаппо-Данилевский в течение последнего года жизни мучительно переживал распад культуры и беды, обрушившиеся на науку, которой и только для которой он и жил. С антибольшевистскими заявлениями выступила профессура Московского, Казанского, Харьковского и других университетов. Профессор Петербургского университета С.Ф.Платонов октябрьский переворот категорически не принял. Он никогда не считал его «революцией», ибо такая революция, по мнению историка, не подготовлена «ни с какой точки зрения», а программа советского правительства – «искусственна и утопична». Октябрьская революция привела к массовому выезду из России цвета исторической науки. Уже в 1917 г. страну покинули профессор Томского университета С. О. Гессен (1887-1950) и будущий профессор Гарварда М. М. Карпович (1888-1959). В 1918 г. советскую Россию покинули заведующий кафедрой истории в Институте географии, крупнейший знаток истории картографии Л. С. Багров (1881 – 1957), преподаватель Петроградского политехнического института П. А. Остроухов (1885 – 1965), известный исследователь античности в будущем профессор Иельского университета М. И Ростовцев (1870- 1952). В 1919 г. выехали киевский профессор Д. И. Дорошенко (1882 – 1951), исследователь истории церкви бывший министр Временного правительства А. В Карташев (1875 – 1960). Резко увеличился потолок эмигрантов в 1920 г. (Н. Н. Алексеев, Н. А. Баумгартен, А. Д. Билимович Ф. А. Браун, Г. В. Вернадский, И. Н. Голенищев-Кутузов К И Зайцев, В. В. Зеньковский, М. В. Зызыкин, Е. П. Ковалевский, Н. П. Кондаков, П. Н. Милюков, А. Л. Погодин, М. Г. Попруженко, В. А. Розов, А. В. Соловьев, Е. В. Спекторский, Г. В. Флоровский и др.). В какой-то мере этапным событием в складывании российской исторической школы за рубежом был так называемый «философский пароход». Сообщение о готовящейся высылке буржуазных ученых появилось в «Правде» 31 августа 1922 г. Однако еще до этого в Москве, Петрограде, Киеве и других местах были проведены аресты. Кандидатуры на высылку намечались В. И. Лениным. Общее число высланных по одним данным составило 50 – 60 человек, по другим – 300. Среди них ученые-историки: профессор Московского университета А. А. Кизеветтер (1866 – 1933), профессор Новороссийского университета А. В. Флоровский (1884 – 1968), профессор Петроградского университета и Александровского лицея В. А. Мякотин (1867 – 1937) и др. Одновременно были высланы яркие представители философской мысли – Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, С. Н. Булгаков, Ф. А. Степун, Б. П. Вышеславцев, И. И. Лапшин, И. А. Ильин, Л. П. Карсавин, А. С. Изгоев, С. Н. Трубецкой – ученые, труды которых в значительной степени лежали в основе методологии отечественной исторической науки. Таким образом, в начале 20-х гг. за пределами России оказалась большая группа историков и обществоведов, составлявших цвет отечественной исторической науки. Они продолжили разработку интересующих их проблем и тем самым заложили основы будущей западноевропейской и американской «русистики» и «советологии». «Историческая наука не погибла за рубежом, она получает новые стимулы, продолжает традиции…» (Цит. по кн.: Сонин В. В. Крах белоэмиграцни в Китае. Владивосток, 1987. С. 32). Помимо историков, покинувших Россию или высланных из нее, существовала значительная группа исследователей, которые попытались приспособиться к марксистской идеологии и социальной практике большевиков. Однако подобная «адаптация» шла чаще всего формально и носила чисто внешний характер. И именно эта группа историков наиболее активно противостояла губительным тенденциям, которые несли в науку марксистские школы, в частности, М. Н. Покровского. Немарксистская историческая наука в России в 20-е гг. развивалась в чрезвычайно сложных условиях. Со стороны большевистского правительства были предприняты шаги по реорганизации ее традиционных центров. Фактически было ликвидировано университетское историческое образование, и вместо исторических факультетов в университетах были созданы факультеты общественных наук. В 1921 г. СНК принял декрет, установивший обязательный минимум преподаваемых здесь предметов: 1) развитие общественных форм; 2) исторический материализм; 3) пролетарская революция; 4) политический строй РСФСР; 5) организация производства и распределения в РСФСР; 6) план электрификации РСФСР. Вряд ли можно назвать всесторонне образованным историком выпускника такого “исторического факультета”. Не менее тяжелая обстановка сложилась в Академии наук, историческое отделение которой начало сотрудничать с новой властью лишь спасая исторические архивы и библиотеки. При этом историки руководствовались мыслью академика С. Ф. Платонова о необходимости служения народу и России. Ученые-немарксисты довольно часто вступали в полемику с начинающей господствовать марксистской историографией. Тот же С. Ф. Платонов обратился к изучению петровского времени и характеризовал Петра I как «неподкупного и сурово-честного работника на пользу общую». Тем самым он противопоставлял свою оценку официальной, представляющей императора в виде грязного и больного пьяницы, лишенного здравого смысла и чуждого всяких приличий» (Платонов С. Ф. Петр Великий. Личность и деятельность. Л., 1926. С. 3). К концу 20-х гг. наметилось явное ужесточение политики правительства по отношению к буржуазным историкам. Своего апофеоза оно достигло в ходе «дела историков». Идейным вдохновителем «чистки» и травли старых специалистов стал только что избранный в Академию историк М. Н. Покровский. В своём письме от 1 ноября 1929 года в Политбюро он предлагал радикально изменить структуру Академии наук, превратив её в обычное государственное учреждение: «Надо переходить в наступление на всех научных фронтах. Период мирного сожительства с наукой буржуазной изжит до конца». Централизация науки виделась Покровскому неким подобием коллективизации, а его призыв отобрать науку у ученых и передать ее четырём тысячам рабфаковцев, кончающим в 1929 году вузы, очень напоминал призывы к раскулачиванию. В 1930 г. был арестован академик С. Ф. Платонов, следом его друзья и ученики: А. И. Заозерский, А. И. Андреев. С. В. Рождественский. Вскоре за ними последовали профессора Б. А. Романов, В. Г. Дружинин, П. Г. Васенко, М. Ф. Приселков, академики Е. В. Тарле и Н. П. Лихачев. Позднее были арестованы академик М. К. Любавский, члены-корреспонденты АН Ю. В. Готье, Д. Н. Егоров, А. И. Яковлев, профессора С. В. Бахрушин, В. И. Пичета и др. Всего по «делу историков» проходило 115 человек. Причем, ученых не спасло ни сотрудничество с советской властью, ни отдаленность тем их исследований от политики. Здесь были и палеонтологи, и архивисты, специалисты по Древней Руси… Несмотря на «мягкий» приговор именно «дело историков» знаменовало собой фактический разгром и ликвидацию буржуазного направления в исторической науке России. Это прекрасно понимали историки-марксисты. Русская буржуазная историография, по утверждению М. М. Цвибака, «умерла под платоновским знаменем» (Зайдель Г. С, Цвибак М. М. Классовый враг на историческом фронте. М.; Л., 1931. С. 215). В 1930 г. состоялась дискуссия на тему «Буржуазные историки Запада в СССР», в ходе которой в качестве объектов жесткой критики были избраны Е. В. Тарле, Н. И. Кареев и В. П. Бузескул. Причем последние были людьми преклонного возраста и не пережили организованной травли (в 1931 г. они умерли). Попутно отметим, что фактический разгром исторической науки в конце 20-х – начале 30-х гг. вызвал серьезную обеспокоенность в Европе. Выдающийся французский историк Альбер Матьез выступил с протестом по поводу ареста Е. В. Тарле. 1931 г. газета «Матэн» опубликовала письмо в защиту 48 арестованных советских историков. Оно было подписано видными Французскими историками и деятелями культуры. В конце 20-х гг. в условиях начавшейся унификации исторической науки было разгромлено краеведение. Появились термины «кулацкое, меньшевистско-эсеровское краеведение», «архивно-археологическое краеведение, проникнутое идеологией русской великодержавности» и т. п. От чего избавились, устранив из исторической науки «старую школу»? – В.В. Зеньковский, как и многие другие профессора старой школы, воспринял революцию как катастрофу, ибо «всегда считал себя монархистом, хотя и конституционным». – В. А. Мякотин уже в 20-е годы, находясь в эмиграции, дал жесткий отпор украинству. Вот что он писал: Русский народ веками пробивался к южному морю, веками устилая путь костями своих сынов, а украинские сепаратисты без всяких колебаний отрезают весь юг от России и включают его в “мапу” самостийной Украины. Нет, с точки зрения исторического права формула “Единая Украина от Карпат аж до Кавказских гор” есть иллюзия шовинистического бреда. “Свет революции” еще не воссиял, а уже в Австрии появилась брошюра одного украинца, проповедующая отделение Украины от России. И через несколько дней после появления этой брошюры создается “Союз вызволения Украины”, который работает на австрийские и на германские деньги. Б.А. Мякотин имел решимость на публичной дискуссии в Софийском университете напомнить украинцам эту позорную страницу в деятельности сепаратизма, и украинцы, составляющие значительную часть аудитории, промолчали. Более того: когда во время прений, развернувшихся после доклада, один из ораторов предложил украинцам вместо набивших оскомину жалоб на притеснения украинского языка со стороны царского правительства, выйти на кафедру и представить объяснение по поводу получения немецких денег, украинцы сделали вид, что не слышали этого предложения. Кому это тогда помешало? И кому помогло? Смотрите, кто пришел. Основоположником социалистической исторической науки признан В.И. Ленин: «Он не был профессиональным историком, но многие его труды историчны. В ряде случаев им были высказаны оценки явлений истории, ставшие на многие годы основой для изысканий марксистских историков». Соответственно, все исследования любого протестного движения в России, начиная с восстания декабристов, следовало укладывать в русло ленинских оценок, данных, как полагается, раз и навсегда. Много сил положил в создание революционной истории России такой крупный историк всего, как Лев Давидович Троцкий. Он пишет: «Язык цивилизованных наций ярко отметил две эпохи в развитии России. Если дворянская культура внесла в мировой обиход такие варваризмы, как «царь», «погром» и «нагайка», то Октябрь интернационализировал такие слова, как «большевик», «Совет» и «пятилетка». Это одно оправдывает пролетарскую революцию, если вообще считать, что она нуждается в оправдании» (Троцкий Л, Д. К истории русской революции. М., 1990. С. 394). В скобках заметим, что дата издания цитируемой книги говорит нам о том, когда был изъят из забвения и вновь поднят на щит этот «титан марксистской мысли». Н. Н. Маслов пишет, что «уже с середины 20-х годов начинается процесс политизации истории, что было связано прежде всего с борьбой против Троцкого и троцкизма» (Историческая наука в 20 – 30-е годы // История и историки. М., 1990. С. 77). Ну и, конечно, нельзя обойти вниманием роль такого светила новой советской истории, как М. Н. Покровский. Считается, что ему принадлежит фраза: «История – это политика, опрокинутая в прошлое». М. Н Покровский, выступая 8 декабря 1930 г. на партийном собрании Института истории Комакадемии, заявил: «Борьба на историческом фронте есть борьба за генеральную линию партии. Положение «история – политика, обращенная в прошлое» означает собой, что всякая историческая схема есть звено, цепочка для нападения на генеральную линию партии. Существует самая тесная связь между борьбой за генеральную линию партии и борьбой на историческом фронте. Их нельзя разрывать. Трудно себе представить такую вероятность, что сторонник генеральной линии партии является ревизионистом в исторических работах. История… не есть самодовлеющая задача, история – величайшее орудие политической борьбы; другого смысла история не имеет» (Цит. по: Артизов А. Н. Критика М. Н. Покровского и его школы // История СССР. 1991. № 1. С 106). По сути дела, М. И. Покровский призывал к прямому подчинению исторических исследований требованиям партии. В мае 1918 Покровский как член РСДРП с 1905 года и активный участник всех трех революций, был назначен членом правительства, заместителем наркома просвещения РСФСР. С его именем связаны мероприятия по реорганизации высшей школы на коммунистических началах, организации новых научных учреждений, архивного, музейного, библиотечного дела. Преследуя цель воспитать новую, советскую, интеллигенцию, он проводил жёсткую ипрямолинейную линию по отстранению старой профессуры от преподавания, созданию привилегированныхусловий для приёма в высшие учебные заведения рабочей молодежи и сокращению автономии университетов, чем создал предпосылки для установления в общественных науках безграничной монополии коммунистической идеологии. В очень сжатом изложении эти его взгляды сводятся к следующему. Историей нельзя заниматься ради истории. Маркс, Энгельс и Ленин, очень часто прибегавшие к истории, все свои исторические работы и анализы посвящали задачам борьбы рабочего класса и из них исходили. “Объективной″, внеклассовой истории не существует. Самая формула “объективной″ истории была придумана буржуазией как средство одурманивания масс, к чему направлена и вся ее система, прикрытая флером демократии. При изучении истории вопрос стоит так: либо изучать “историю как таковую”, попадая в ловушку буржуазных исследователей, на самом деле преследующих определенные классовые цели, либо понимать и использовать историю как оружие пролетарской классовой борьбы, как средство вскрыть все и всяческие враждебные пролетариату политические течения и бороться с ее помощью против них. “Только тот, кто в теории борется за интересы пролетариата, в соответствии с этим выбирает темы, выбирает противника, выбирает то или иное оружие борьбы с этим противником, – только тот является настоящим историком-ленинцем” (“Историк-марксист” N 21, 1931 г.). http://portalus.ru/modules/biographies/rus_readme.php?archive&id=1386253435&start_from&subaction=showfull&ucat В концентрированном виде концепция М. Н. Покровского была изложена в «Русской истории в самом сжатом очерке», первые две части которой увидели свет в 1920 г. и были высоко оценены В. И. Лениным. Он писал М. Н. Покровскому: «Очень поздравляю Вас с успехом: чрезвычайно понравилась мне Ваша новая книга… Оригинальное строение и изложение. Читается с громадным интересом» (Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 52. С. 24). Жесткой критике труды Михаила Покровского были подвергнуты уже вскоре после его смерти., последовавшей в 1932 году. При всей приверженности ученого марксистской теории, его наследие не вписывалось в создававшийся в 1930-е годы государственно-патриотической концепции отечественной истории, не ко двору пришлись отрицание Покровским каких-либо достижений дореволюционной власти и нигилизм в оценке национальных традиций. Покровского обвиняли в «вульгарном социологизме», «антимарксизме», «антипатриотизме» и «очернительстве истории России». 26 января 1936 года было принято постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР, где «школа Покровского» называлась ошибочной и обвинялась в распространении «антимарксистских, антиленинских и антинаучных взглядов на историческую науку». Эти же обвинения были повторены в «Кратком курсе истории ВКП(б)». Однако после ХХ съезда КПСС хрущевский (по сути своей, троцкистский) подход к истории возродил интерес к концепциям Покровского. Организационное оформление марксистского сектора российской истории связано с возникновением исследовательских учреждений и учебных заведений нового типа. Среди них – Социалистическая академия общественных наук (1918 г.), Институт К. Маркса и Ф. Энгельса (1921 – 1922 гг), Истпарт (1920 г.) и т. д. Наибольший интерес представляют Институты Красной профессуры, деятельность которых была наиболее плодотворной в научном плане. Идея создания специального центра для подготовки марксистских кадров обществоведов и историков была выдвинута на 1-м совещании по народному образованию (декабрь 1920 – январь 1921 г.) и нашла воплощение в декрете СНК РСФСР от 11 февраля 1921 г. На его основании в Москве и Петрограде были созданы Институты Красной профессуры, в которых сложился новый тип учебного заведения при сочетании теоретико-методологической подготовки и проработки отдельных тем в рамках научно-исследовательских семинаров по истории. Ядро педагогических коллективов составляли старые большевики и первые ученые-марксисты (В. В. Адоратский, В. П. Волгин, Ш. М. Дволайцкий, В. И. Невский, М. Н. Покровский, Ф. А. Ротштейн, Е. М. Ярославский), часто приглашались видные партийные руководители (Н. И. Бухарин, Г. И. Зиновьев, Л. Б. Каменев). Основным принципом подбора слушателей ИКП была политика пролетаризации, ставшая причиной глубокого кризиса организаций на рубеже 20 – 30-х гг. У большинства выпускников отсутствовали прочные систематические знания по истории, многие усвоили лишь общесоциологические формулировки. Таким образом, разгромив старую, «буржуазную и мелкобуржуазную» историческую школу, большевики создали новую, пролетарскую, основанную на классовом подходе, исключающем всякую «объективность». Создание нового происходило на поле, которое было полностью вычищено от остатков старого, что лишило историческую науку и корней, и методологии, и значительной части научного инструментария. В результате историю «трех российских революций» писали сами революционеры и их ученики. Поскольку «объективный» метод был ими с порога отметён, господствовал в описании этих событий исключительно «классовый», то есть сугубо субъективный и политически ангажированный подход. Поэтому когда воспитанные на этой «новизне» поклонники марксизма и большевизма начинают обвинять своих оппонентов в незнании исторической правды, надо напоминать им, как, из чего, кем и для чего создавалась эта «правда истории». И предложить получше почитать тех, кто все это создавал, даже близко не предполагая, что всё это, заново создаваемое детище, будет правдой.

 

Далее http://www.pokaianie.ru/guestbook/


Е.А. ШАБЕЛЬСКАЯ, «САТАНИСТЫ ХХ ВЕКА»

orig-56xorgzndq-1464333852

Книга, за хранение которой в 1920-е годы расстреливали без суда и следствия, была написана в 1904-1911 гг. супругой одного из руководителей разведки Российской Империи – княгиней Е.А. Шабельской-Борк. В продажу книга поступила в 1912 году и тут же исчезла из обращения. Несмотря на такое блестящее распространение, произведение осталось почти неизвестным русскому читателю – весь тираж практически тут же был скуплен неизвестными.

5IdoU68vjxQ

И не случайно, – среди персонажей легко угадываются действующие политики и банкиры того времени. Между тем. распространение этого романа в христианской среде многим бы открыло глаза на страшную перспективу, подготовляемую, прежде всего России…

Pelee_1902_5

Елизавета Александровна Шабельская читать «САТАНИСТЫ ХХ ВЕКА» (pdf)

 


ТВОРЦЫ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА В РОССИИ

hqdefault

В истории России период 1905-1907 гг. представляет собой особый интерес. В стране впервые появились выборные законодательные учреждения, легальные политические партии, свободная пресса. Самодержавие сделало шаг в направлении конституционной монархии. 9 (22) января 1905 года, 105 лет назад в Российской Империи была совершена провокация «кровавое воскресенье» – начало «первой русской революции»
В катехизисе большевиков — «Кратком курсе истории ВКП(б) [Всесоюзная Коммунистическая Партия (большевиков)]» воскресенье 9 января 1905 называлось «кровавое воскресенье». События в Петербурге описывались так: «Страшная весть о кровавом злодеянии царя разнеслась повсюду. Возмущение и негодование охватили весь рабочий класс, всю страну… В России началась революция».

Безспорно, что рабочий вопрос в конце 1904 года и весь следующий год был основой всех происходивших событий. Но вооружённые бунты возникли не сами собой — у них были свои тайные творцы или, как сегодня говорят, политтехнологи. Кто помнит сегодня их имена: Азеф, Витте, Парвус, Троцкий, Рутенберг и др.? Но именно они делали революцию 1905 года и отнюдь не в русских интересах.

В 1913 году французский экономический обозреватель Эдмон Тэри получил от французского правительства задание изучить результаты реформ и состояние железных дорог в России. Выводы из его исследования свидетельсгвуют о том, что в начале XX века наше страна была сильной здоровой державой, стремительно идущей вперёд.

Интересны его данные по приросту населения России: «С 1892 по 1902 годы он составлял 15,4% (примерно 18,6 млн), а с 1902 года по 1917 год население России увеличилось на 22,7% (на 31,7 млн человек)». По прогнозу Тери численность населения страны в старых границах Российской империи к 1948 году должна была составить 343,9 млн человек.

А вот и главный вывод отчёта Тэри: «Если у больших европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом, и финансовом отношениях…».

К чему же мы пришли в начале XXI века? Во-первых, исчезла прежняя Россия — от неё оторвали куски и назвали их суверенными государствами, в которых брошены на произвол судьбы более 25 млн этнических русских. В своей книге «Россия в обвале» А. И. Солженицын пишет: «Могли ли самые обезнадёженные из наших предков предвидеть

такое катастрофическое крушение России? За несколько коротких дней 1991года обезсмыслены несколько веков русской истории. За два — три августовских дня смазаны и смыты два столетия русских жертв и усилий (8 русско-турецких войн) выйти к Чёрному морю… Земная история, может быть, не знает другого такого самоубийственного поведения этноса». Теперь старательно избегают слова «русский», заменяя его всегда на — «российский».

Во-вторых, происходит катастрофическое вымирание русской нации. По прогнозу Совета безопасности России, к середине XXI века население России может сократиться на треть. При сохранении нынешних демографических тенденций в 2050 году в России будет насчитываться не более 100 млн. жителей.

Да, русские вымирают. Это самое веское доказательство того, что обрушившиеся на Россию т. н. «революции» стоили нам, русским, всем сообща и каждому в отдельности, невосполнимых потерь. И были они ни чем иным, как величайшим обманом и подлогом, а все сопутствующие им события — позорными, антипатриотическими, антигосударственными и антирусскими. И даже боевики, которые сегодня терроризируют мирное население Чечни, Ингушетии, Дагестана в истории России были отнюдь не первыми. 100 лет тому назад то же самое творили их предшественники из партии эсеров (социалисты-революционеры). Так, с февраля 1905 года по май 1906 года было совершено 15 покушений на губернаторов и градоначальников, 267 — на строевых офицеров, 12 — на священников. Среди жертв террора были и дети. По подсчётам В.М.Пуришкевича, известного политика, члена Думы 1905 года, оказалось, что число погибших и пострадавших от рук террористов в период первой русской революции составляет более 20 тыс. человек.

Боевая организация (БО) эсеров возникла в апреле 1902 года. Она занималась подготовкой и совершением террористических актов. Первым главарём боевиков был Григорий Гершуни, следующим — 34-летний Евно Фишелевич Азеф. Интересно, что ещё в 1893 году Азеф добровольно предложил свои услуги Департаменту полиции и сотрудничал в течение 16 лет, являясь платным осведомителем. Кстати, он присоединился к боевикам по личному указанию тогдашнего министра внутренних дел России В. К Плеве.

Без Азефа, как считал учёный, эмигрант «первой волны» Б. И. Николаевский, нельзя «понять многого в истории первой русской революции — революции 1905 года и последующих годов». Это мнение он высказал о своей книге «История одного предателя». Оно тем более веско, что автор сам активно участвовал в тех событиях, провёл 10 лет в царской тюрьме и ссылках. Он подчёркивал, что провокация сложилась в царской России «в стройную законченную систему», давшую мiру «дело Азефа», которому суждено было войти в историю «в качестве классического примера провокации вообще».

Евно Азеф, с одной стороны, выдал полиции многих революционеров, с другой, организовал или участвовал в подготовке более чем 30 террористических актов, наложивших свой отпечаток на революционное движение начала XX века.

Одним из первых громких дел Азефа была организация покушения на самого министра внутренних дел Плеве, который был убит в июле 1904 года в Петербурге. Убийство произвело огромное впечатление на все слои русского общества.

В 1907 партия эсеров замахнулась на большее — цареубийство. Азеф боялся браться за такое крайне опасное дело и выдал своему полицейскому начальнику А В. Герасимову все планы покушения на Царя. Царское охранное отделение, в свою очередь, поставила Азефу жёсткое условие — не допустить осуществления ни одного из них. И вести дело так, чтобы террористы были уверены, что все неудачи объясняются случайными совпадениями обстоятельств и что полиция ничего не знает об их планах. Азеф справился с этой задачей.

Позже Герасимов вспоминал, что ему бросилась в глаза совершенно исключительная осведомлённость провокатора относительно предполагаемых передвижений Царя и обо всех изменениях, которые вносились в маршрут царских поездок. Он произвёл секретное расследование — кто именно мог быть информатором Азефа. И результаты ошеломили Герасимова. Это было лицо весьма и весьма высокопоставленное. Настолько, что председатель Совета министров П. А. Столыпин долго отказывался верить в предоставленные факты. По его настоянию была произведена дополнительная проверка, но и она только подтвердила первоначальный вывод. Всё указывало на то, что этим лицом был Сергей Юльевич Витте, автор Манифеста 17 октября 1905 г., бывший председатель Совета министров, уволенный Царём от должности 19 апреля 1906 года.

Казалось бы, удача, принимай меры! Но и после долгих размышлений Столыпин распоряжается не давать делу хода. Разве можно было публично признать, что Витте помогал боевикам-эсерам, руководителем которых был агент полиции Азеф?

Но вернёмся к событиям 1905 года. Они, как известно, имели свою предысторию, в том числе и печально известное «кровавое воскресенье». За несколько лет до него начальник Московского охранного отделения С.В.Зубатов пытался создать легальные рабочие организации под покровительством полиции. Они вошли в историю под названием «зубатовщина» или «полицейский социализм». Одной из них было «Общество русских фабричных и заводских рабочих» в Петербурге, во главе которого стоял священник Георгий Аполлонович Гапон. Эта была противоречивая личность. С одной стороны, он посвятил себя заботе о бедных людях и пользовался среди них огромным уважением. Гапон говорил, что монархия нисколько не противоречит требованиям рабочих и что они должны организованным образом требовать улучшения своего положения.

Гапон писал в своих воспоминаниях: «С исчезновением Зубатова петербургская организация рабочих осталась в неопределённом положении, так что когда в августе 1903 г. ко мне пришла депутация из пяти представителей тайного комитета с просьбой взять дело в свои руки, я согласился».

Это хорошо известно, но не известно другое Гапон находился под сильным влиянием «серого кардинала» — террориста боевой организации эсеров Пинхаса Моисеевича Рутенберга. Он, как и другие провокаторы, сыграл зловещую роль как в организации, так и проведении «кровавого воскресенья».

В самом начале января 1905 года вспыхнули волнения на Путиловском заводе, где Рутенберг работал инженером. Там были уволены несколько членов гапоновского «Общества». Затем началась всеобщая стачка, охватившая до 150000 рабочих Петербурга. Они требовали восьмичасового рабочего дня, свободы слова, стачек и т. д.

Гапон развернул бурную агитацию среди рабочих. И склонил их на непосредственное обращение со своими нуждами прямо к Государю. Мол, надежды на правительство у них нет, потому что оно будто бы держит сторону хозяев. Петицию со всеми этими требованиями, которую несли участники Крестного хода, чтобы вручить Царю, написал лично Рутенберг.

Вечером 8 января, накануне «кровавого воскресенья», у нового министра внутренних дел Святополк-Мирского состоялось короткое совещание по поводу предпринимаемых мер, чтобы не допустить подхода манифестантов к Зимнему Дворцу. Он сообщил, что Государя в воскресенье в Петербурге не будет.

Министр сказал также, что он даст указание полиции заблаговременно предупредить рабочих об этом. И раз Царя не будет в городе — никакого скопления не должно произойти.

Бывший тогда Председателем Комитета министров С.Ю.Витте не мог не знать о всех этих приготовлениях, т.к. Святополк-Мирский советовался с ним буквально о каждом своём шаге. Кроме того, к нему ночью 8 января приезжала депутация представителей общественности, уговаривая отменить распоряжение министра о воспрепятствовании силою движению рабочих на Зимний Дворец. Витте категорически от этого отказался и сказал, что это дело Царя.

Теперь-то мы знаем почему. Плеве ещё при жизни указывал Царю, что«Витте красный»,что все недовольные элементы в своей противоправительственной работе находят в нём поддержку и опору. Ясно, что Витте сознательно стремился вбить клин между народом и Царём. Он как опытный провокатор, с одной стороны, дал совет Святополк-Мирскому жёстко встретить Крестный ход рабочих, а с другой, потребовал от своих агентов из эсеров непременно вести рабочих, прекрасно зная, что они не смогут вручить петицию лично Царю.

Толпы рабочих с жёнами и детьми, неся впереди Царские портреты, хоругви и иконы, с пением молитвы двинулись к Зимнему Дворцу. Во главе Крестного хода шёл Гапон, рядом с ним Рутенберг. Гапон был уверен в том, что защищает права рабочих, и даже не догадывался, что Азеф с Гутенбергом уготовили ему роль козла-провокатора.

Мало кто знает, что первыми открыли огонь по цепи солдат боевики Азефа, внедрённые в толпу рабочих, после чего солдаты открыли ответный огонь. В результате были убитые и раненые.

Уже в полночь 9 января Гапон обратился к рабочим с воззванием. Отметим, что самые знаменитые, вошедшие во все учебники слова о том, что пули «убили нашу веру в Царя» были написаны не им, а террористом Рутенбергом. От имени священника боевик Рутенберг призывал: «Бомбы, динамит — всё разрешаю… Стройте баррикады, громите царские дворцы и палаты. Уничтожайте ненавистную народу полицию».

Затем оба скрылись за границу и вскоре благополучно прибыли в Женеву.

В октябре 1905 года Гапон был амнистирован и сразу же приехал в Россию. По возвращении он стал опасен для террористов, т. к. слишком много знал. Рутенберг заманил Гапона в конце марта 1906 года на пустующую дачу недалеко от границы с Финляндией.

В своих мемуарах Гутенберг так описывает момент казни своего бывшего «друга»: «..Я ушёл из комнаты и почти истерически рыдал… Тем временем мои люди накинули ему на шею петлю и прицепили её к железному крюку, вбитому над вешалкой в шкафу. Через несколько секунд всё было кончено».

После убийства Гутенберг перешёл через границу в Финляндию. В дальнейшем он примкнул к сионистам и в 1922 году эмигрировал в Палестину.

В конце 1905 года финансовое положение России резко изменилось к худшему. Доходы стали поступать чрезвычайно скудно под влиянием всё разраставшегося революционного и забастовочного движения. И весомый вклад в потрясение устоев страны внесли революционеры-теоретики, по-нынешнему, политтехнологи.

В декабре сразу восемь влиятельных петербургских газет напечатали принятый Петербургским Советом рабочих депутатов и подписанный левыми партиями и организациями т. н. «финансовый манифест». В нём содержался призыв изымать вклады из сберегательных касс, требовать заработной платы в звонкой монете, не платить податей. Казалось бы, откуда такое антигосударственное единодушие?

Но вот что писал позже известный политик, член Государственной думы В.В.Шульгин, полемизируя с еврейским публицистом С.Литовцевым: «Меня всегда поражало, когда люди удивлялись, каким образом после февральской революции 1917 года всюду очутились евреи в качестве руководителей (эта же традиция перешла и к большевикам, когда совершилась революция октябрьская). Эти удивляющиеся люди как будто бы проспали четверть века! Они не заметили, как еврейство за это время прибрало к своим рукам политическую жизнь страны. Когда собралась Государственная дума и в Таврическом Дворце появилась так называемая “ложа печати”, то иные остряки немедленно окрестили её “чертой оседлости”…».И тут следует напомнить ещё об одном, может быть, истинном «отце» первой русской революции — Александре Израилевиче (Львовиче) Гельфанде, более известном под псевдонимом Парвус.

Значение этого человека, имя которого теперь уже почти забыто, в судьбе России столь велико, а знают о нём настолько мало, что это даже «обидно». А ведь он среди прочего был учителем и наставником Ленина и автором того самого финансового манифеста, особенно разрушительного в условиях Царской Госсии, ведущей войну с Японией.
Получив от японцев первые два миллиона фунтов стерлингов, Парвус, не теряя времени, стал духовным вождём и руководителем революции 1905 года. (Из японских денег и Ленину кое-что досталось на организацию 3-го съезда ГСДГП и газеты «Вперёд»). Парвус выдвинул лозунг: «долой Царя, а правительство — рабочее» и сформулировал идею «перманентной революции».

Изучая историю России, состояние её хозяйства и финансов, он обратил внимание на глубокий антагонизм, разделяющий все слои русского общества, увидел его уязвимость и при этом искал любые пути разрушения Госсии. Методика Парвуса была чёткой: революция в стране — это революция в Петербурге. Окраины взорвутся следом.

В 1905 году ему было 36 лет, а Лейба Давидовича Бронштейн (более известен под псевдонимом Троцкий) был на десять лет моложе. Парвуса по праву можно назвать мэтром начинающего революционера Троцкого, у которого тот позаимствовал, а позднее развил в стройную систему идею о непрерывной революции во всем!рном масштабе.

В своих мемуарах «Моя жизнь» Троцкий с восторгом писал о встрече с Парвусом в Мюнхене в январе 1905 года: «Парвус был, несомненно, выдающейся марксистской фигурой конца прошлого и начала нынешнего столетия. Он свободно владел методом Карла Маркса, глядел широко, следил за всем существенным на м!ровой арене, что при выдающейся смелости мысли и мужественном, мускулистом стиле делало его поистине замечательным писателем…».

Однако Парвус больше всего любил деньги. Троцкий так и пишет: «Тем не менее, в Парвусе всегда было что-то сумасбродное и ненадёжное. Помимо всего прочего, этот революционер был одержим совершенно неожиданной мечтой: разбогатеть…». Дальнейшие повороты в его жизни, показали, что это далеко не неожиданность.

Вот что рассказывает Троцкий: «Прибыл я в Петербург в самый разгар октябрьской стачки… Вместе с Парвусом мы стали во главе маленькой “Русской Газеты”, превратив её в боевой орган для масс. В течение нескольких дней тираж поднялся с 30 до 100.000. Через месяц заказы на газету доходили до полумиллиона».

Троцкий в своих мемуарах не поясняет, откуда брались огромные деньги на издание газеты с таким тиражом. И далее Троцкий не без самолюбования пишет: «Кроме “Русской Газеты” и “Начала”, я писал ещё передовицы в “Известиях”, официальном органе Совета рабочих депутатов, а также многочисленные воззвания, манифесты и резолюции. Мы не только вертелись в водовороте, но и создавали его…».

В 1906 году Парвуса арестовали и приговорили к каторге. Он, как и многие последующие революционеры, сбежал по дороге. Объявился уже в Турции, став экономическим и финансовым советником правительства. Вскоре приобрёл дома в Берлине, Берне, Стокгольме, виллу в Швейцарских Альпах, четыре собственных банка, открыл импортно-экспортную контору в Копенгагене. И стал, по словам Троцкого, защитником прогрессивной миссии германского милитаризма.

Впрочем, Парвус и впоследствии играл самую разрушительную для будущего России роль. В начале наших очередных «революционных» 1990-х годов в газете «Аргументы и факты» (январь 1992-го) был опубликован новый документ о событиях 1917 года — некий меморандум, написанный тем же Парвусом. Вот одна лишь цитата из него: «…К весне в России должна быть подготовлена массовая политическая забастовка под лозунгом “Свободы и мира”. Центром движения будет Петербург, а здесь, в свою очередь, Обуховский, Путиловский и Балтийский заводы. Стачка должна охватить железнодорожные связи Петербург — Варшава и Юго-Западную железную дорогу… Эта работа может быть претворена в жизнь только под руководством русской социал-демократии».

Заканчивает Парвус свою бумагу сугубой конкретикой: нужна «финансовая поддержка социал-демократической русской большевистской фракции (уточним, ленинской — ред), которая продолжает борьбу против правительства всеми средствами. Вождей нужно разыскать в Швейцарии». Вот так уж повелось в России: призывы к разрушению и смуте и тут же бегство в тёплую Европу или Америку.

Этот меморандум Парвуса был написан в марте 1915 года и приведён в книге Элизабет Херш «Царская империя. Блеск и падение», сборнике засекреченных до недавних пор германских архивных материалов.

А Парвус, быстро перейдя от слов к делу, прибыл в Берлин и выложил немцам чёткий план уничтожения Госсии «путём прихода к власти крайне левых экстремистов». Прежде всего, необходимо свергнуть Царя…

И технология здесь простая. Царь — виновник войны, миллионных жертв, военных неудач. Императрица — немка, а значит шпионка. Примитивно? Конечно, но в России сработает. Революционные партии постараются, и газеты тоже. Да и Государственная дума состоит почти поголовно из буржуазных либералов. А как только будет свергнут Царь, Россия рухнет.

Дмитрий Николаевич БИРУЛЯ

Далее http://www.pokaianie.ru/guestbook/


ХОЛОКОСТ РУССКОГО НАРОДА

44

Американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» писала в 1919 году: «..Происходящая в России большевистская революция является на самом деле гигантской финансовой операцией, цель которой – переместить огромные денежные средства из-под русского контроля под контроль европейских и американских банков».

 

Самый масштабный геноцид – геноцид народа русского в ХХ веке, не признан. Более того: его цинично прикрывают гражданской войной (дескать, сами себя истребляли), другими «холокостами» (еврейский претендует вообще на роль заменителя христианства – что там жертва Христа в сравнении…) Огромную роль в сокрытии главного преступления века, а, быть может, и всех времён, играют СМИ и заказные произведения искусства.

О геноциде много писалось в эмигрантской прессе. Но она по известным причинам никакого влияния на общественное мнение внутри России не имела. Когда же настала эпоха «гласность» – быстро выяснилось, что она не для русских. Например, работа С.Мельгунова «Красный террор в России» и «Воспоминания» князя Н.Жевахова, которые должны стать настольными в русских школах, были замолчаны и признаны едва ли не экстремистскими.

Но что значит непризнание массового истребления предков? Это отречение от них. Это молчаливая реабилитация преступников. Это, наконец, обреченность, схожая с предсмертным унынием ведомого на заклание животного, суицидное согласие НЕ БЫТЬ. Русскому человеку, русской семье, русскому народу. Окончательно вычеркнуть его из списка дееспособных народов. Превратиться в материал для исторического строительства иных, нерусских, государств и империй.

Требование признать геноцид русского народа звучало в среде русских «шестидесятников» (Владимир Осипов, Илья Глазунов, Фатей Шипунов). С высокой трибуны II съезда народных депутатов оно впервые прозвучало из уст Василия Белова в 1989 году. Писателю 23 октября 2012 исполнилось 80 лет. Юбилей был замолчан СМИ и властью. Когда же Василия Ивановича не стало всего через десять дней, об этом сообщили все телеканалы. Упомянули даже о давешнем требовании признать геноцид русского народа. С характерной оговоркой: «…но оно так и не было услышано».

                                                      ***                                                                          

Итак,  сто лет назад, в октябре 1912 года, начался антирусский террор в Галичине, Буковине, – на тех землях, что издревле назывались Червонной Русью (топоним Западная Украина был придуман позднее). Тогда она была под австрийцами.

На Балканах шла кровопролитная война – греки, сербы, черногорцы и болгары (страны Балканского союза) воевали против Османской империи. Опасаясь солидарного движения среди русинов, власти Австро-Венгрии санкционировали повальные аресты. Хватали только за то, что люди не отказывались от русского имени, не «записывались» в «украинцы» – нацию, искусственно созданную при помощи окатоличивания и искусственного языка. Точно так же из сербов Боснии были «изготовлены» и вычленены хорваты.

Смаль Стоцкий, депутат австрийского рейхстага, 15 октября 1912 года заявил: «Это движение (русинов – Ред.) является армией России на границах Австро-Венгрии, армией, уже отмобилизованной».

Это выступление и стало сигналом к погрому русских организаций и учреждений вплоть до кооперативов, предприятий, церквей и даже детских приютов.

Так продолжалось вплоть до начала Первой Мировой. С её же началом на Червонной Руси был устроен настоящий ад.

«Хватали всех сплошь, без разбора, – писал Ю.Яворский в работе «Террор в Галичине в первый период войны 1914-1915 гг.», – кто лишь признавал себя русским и русское имя носил. У кого была найдена русская газета или книга, икона или открытка из России. Хватали кого попало. Интеллигентов и крестьян, мужчин и женщин, стариков и детей, здоровых и больных. И в первую голову, конечно, ненавистных им русских «попов», доблестных пастырей народа, соль галицко-русской земли. Хватали, надругались, гнали. Таскали по этапам и тюрьмам, морили голодом и жаждой, томили в кандалах и веревках, избивали, мучили, терзали – до потери чувств, до крови. И наконец – казни и расстрелы – без счета, без краю и конца. Тысячи безвинных жертв, море мученической крови и сиротских слёз».

Ни в СССР, ни на Западе не упоминался тот геноцид. Не упоминались и первые в Европе концлагеря для истребления мирного населения: Талергоф и Терезин.

Этнической чистке были подвергнуты десятки тысяч русских Австро-Венгрии при содействии местных польских администраций и при полном одобрении со стороны Германии.

Почему мы никогда не слышали об этом?

Прикарпатские земли – неотъемлемая часть Русского мира – были местом притязаний со стороны западных соседей издревле. В конце XVI века они были захвачены Речью Посполитой, и в результате Брестской унии ополячены и окатоличены. Начались страшные гонение на православие. Запрещали даже причащать тяжелобольных, хоронить по православному обряду.

Но русские всегда старались сохранить свою этническую самоидентификацию, свою природную русскость. Поэтому любые властители «Руси подъяремной» боялись, что она так или иначе воссоединится с Большой Россией. Это беспокойство обострилось в XIX веке, с возникновением движения русского Возрождения. Главной его задачей было отстоять право русского народа говорить и писать на русском языке.

Вокруг русского литературного языка велась нешуточная борьба. Вскормленный австрийцами украинский сепаратизм имел целью создание враждебной «Московии» Украины.

Арестованы были редакторы всех русских газет во Львове и тысячи крестьян и чиновников по всей Галиции. Митрополит Иосиф и многие другие русские деятели были изгнаны; другие – лишены должности. Митрополия, школы и монастыри оказались в руках иезуитов и украинофилов.

Концлагеря были переполнены русскими.

Если бы Россия победила в Первой мировой (а победа была близка), страны Восточной Европы стали бы её провинциями, к ней перешли бы Константинополь с проливами. Конечно же, не прошел бы никакой малороссийский сепаратизм, называемый ныне украинством. А исконные русские земли таковыми бы и стали во веки веков.

Вот этого-то и боялись «просвещенные европейцы».

И вели свирепую войну «против всяких русофильских выступлений» с помощью «самого широкого применения средств экзекуции» (из постановления Львовского наместничества от 8 августа 1914 года).

Польские, венгерские, украинские националисты вкупе с полицейскими и военными Австро-Венгерской империи явили миру безумную жестокость, которая сполна проявлялась в концлагерях.

Так, в Талергофе за малейшую оплошность кололи насмерть – каждое утро под бараками находили несколько окровавленных трупов. В качестве пищи подавалась мутная вода, причем без посуды – «получали её кто в шапки, кто в шляпы», вспоминали выжившие узники Талергофа. Убивали за неисполнение команд на немецком. Убитых тут же зарывали в общую яму.

«Талергоф. О чем говорит это название современным украинским школьникам и студентам? – задается вопросом современный украинский публицист Владислав Гулевич. – Практически ни о чем. Эта страница нашей истории старательно затушевывается, выскабливается, вытравливается из народной памяти. О них молчит наше чиновничество, о них стараются не упоминать наши клинически украинствующие субъекты, о них даже не заикаются школьные и вузовские историки. И тому есть причины. Сугубо идеологические…»

Как известно из истории, ранее украинцев на Украине не было. Не было и самой Украины. Была просто Русь. Эпитет «киевская» ей позже, в XIX веке, присвоят историки, чтобы отличать ее от Руси новгородской, московской и т. д. Но соседство с Западом оказалось для Червонной Руси роковым. Огнем и мечом европейские народы выжигали из ее населения русское самосознание, заменяя его искусственными этническими конструкциями, выведенными в политических лабораториях Австрии, Венгрии и Польши. Так русским Червонной Руси было приказано превратиться в украинцев. Выведенная, словно огурцы в теплице, новая нация предназначалась для борьбы с общерусским мировоззрением изнутри. Ведомая чуждым гласом, подстрекаемая иноземными проходимцами, украинствующая национал-публика помогала австрийским оккупантам расправляться с теми, кто не желал отказываться от русского имени. Прочтите дореволюционные издания «Способы и средства «украинской» борьбы въ Австрiи», «Що то есть — украинофильство?», или более современные исследования русофильского движения в Галиции (например, «Очерки истории Русского Движения в Галичине XIX-XX вв.» Н. Пашаевой, 2001), и вы со слов современников увидите истинное лицо украинской идеи в Червонной Руси. Прочтите «Талергофский альманах» (1924 г.) и вкусите всю «прелесть» украинствующей политики Варшавы и Вены…

«Первоначальное украинство объединяло злокозненных завистников, коварных доносчиков и беспринципных перебежчиков, и только самую малую часть тех, кто искренне пекся о малороссийской культуре и желал жить в гармонии со своим северным соседом», – констатирует В.Гулевич…

К середине Первой мировой войны быть русским в Червонной Руси становится вообще подобным самоубийству. Украинофилы бегают в жандармерию, подают списки лиц русофильских убеждений. Тех арестовывают, ведут по улицам, где «их избивают натравленные толпы подонков и солдатчины… Австрийские солдаты носят в ранцах готовые петли и где попало: на деревьях, в хатах, в сараях, — вешают всех крестьян, на кого доносят украинофилы, за то, что они считают себя русскими… Галицкая Русь превратилась в исполинскую страшную Голгофу, поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название.

За 20 лет существования независимой Украины на официальном уровне о Талергофе и геноциде карпато-русского населения Галиции в Австро-Венгрии не было сказано ни слова. В «незалэжной» тщательно скрывают правду о том, что украинство состояло на услужении Австро-Венгерской империи, что изначально жители Червонной Руси считали себя русскими, и только репрессивными мерами из них «вылепили» украинцев.

Но геноцид русских 1912-1917 годов стыдливо замалчивается и европейцами, как и геноцид русских в 1920-е годы. Молчат и «наши» СМИ, и все политические партии, кроме ЛДПР, для которой память об уничтоженных русских людях – свята, сколько бы времени не прошло.

                                                                    ***

Автор недавно вышедшей книги «Русский холокост» Михаил Матосов констатирует вслед за Д.Менделеевым, что, не будь катастрофы 1917 года – сегодня нас было бы 600 миллионов. К 2045 году количество русских перевалило бы за миллиард! Но это если бы не прервалась «царская прямая» – обозримый демографами с 1720 по 1917-й год графический показатель непрерывного, не прерываемого даже войнами, голодом и эпидемиями роста числа русских людей.

Почему же вместо радостного ожидания праздника – рождения миллиардного русского – мы озабочены простым выживанием нации в исторической перспективе? Об этом можно писать тома. Здесь отметим лишь, что Россия издавна рассматривалась её врагами как предмет бизнеса. Для её разгрома, снижения численности населения и колонизации внешние силы на протяжении длительного времени не жалели финансовых средств и усилий своих спецслужб, в числе прочего – и для создания «пятой колонны».

Ненавистники России видели, что, дай ей 25 лет мирного строительства в наступавшем XX веке, она станет тем нравственно-духовным и материальным центром, которому надо будет не только поклониться, но и шагать по его пути.

Как было помешать семимильному шествию Великой России и не дать ей развиться в такой мировой центр?

Тут все средства были хороши: и массовая переброска в нее антирусской и антихристианской печатной продукции, и изготовление ее на месте, и подкуп интеллигенции, и клевета на российскую историю, и травля патриотов и армии, и убийство носителей Верховной власти, видных государственных деятелей, руководителей сословий и блюстителей правопорядка. В ход пошли закулисные интриги, заговоры по развязыванию внешних и внутренних войн, в которые запутывали и втягивали Россию.

Кто за полгода, с октября 1905 по апрель 1906 года, совершил 827 покушений на жизнь одних только чиновников Министерства внутренних дел, из которых 288 были убиты и 383 ранены? Краснофлажники, как называл революционных убийц народ.

Государственная власть казнила за это время всего 90 террористов.

К концу октября 1906 года в целом по стране было убито и ранено 3611 различных государственных чинов, а к концу этого года – 4500. Террористы не щадили и частных лиц, которые не сочувствовали делу революции. В 1905-1907 годах они убили 2180 и ранили 2580 простых людей! Большая часть убийц скрывалась без наказаний, зная, что убивать им дозволено, но наказывать их не положено! Действовал лозунг: «Убийство всякого православного да к тому же русского есть дело чести и долга»! (Поневоле вспомнишь Ахмата Кадырова, призывавшего убивать русских «столько, сколько сможете». Не за это ли его именем названа улица в Москве и сейчас собираются снимать художественный фильм о нём?)

При подавлении беспорядков и насилий, вызванных «революционными толпами» с 1902 по 1912 год, было убито около 1000 человек и ранено более 2500 (сюда входят жертвы «кровавого воскресенья», польского и донского расстрелов).

В тяжкие годы смуты 1903-1907 годов за государственные преступления было казнено 743 человека, в том числе по приговору военно-полевых судов с августа 1906 по апрель 1907 года – 683 человека. За это спаситель страны П.А.Столыпин был прозван либералами вешателем.

Сразу после первой антирусской революции было издано 14 выпусков «Книги русской скорби», иллюстрированной Виктором Васнецовым. Это – мортиролог жертв «красной сотни» в 1905-1907 годах. В советское время она была запрещена. За её хранение расстреливали. Помалкивают о ней и во время «постсоветское»…

О том, какими огромными сырьевыми богатствами обладает Россия, международная олигархия прекрасно знала, поэтому и не могла упустить такой, феноменально лакомый, кусок добычи. К этому добавьте шок, который они ис¬пытали от темпов экономического развития России. За пери¬од с 1890 по 1900 год Россия УДВОИЛА свой промышленно – экономический потенциал. Следующее УДВОЕНИЕ по¬тенциала России произошло с 1900 по 1913 год. То есть, за 23 года вместо одной России стал – Ч Е Т Ы РЕ ! Больше ничего добавлять не нужно. Россия в свете таких ус¬пехов была обречена. После ее захвата в 1917 году, сырьевые ресурсы страны были взяты под контроль мирового олигархата.

Об этом подробно писал еще в конце 80-х мужественный русский публицист Анатолий Цикунов (псевдоним Кузьмич). Его статьи выходили в журнале «Молодая гвардия», вызывая бешенство «перестройщиков». Сборник его работ носил знаковое название: «Распятая страна». Судьба Анатолия Кузьмича трагична, как у любого талантливого и честного человека на нашей многострадальной Родине.

Университет, аспирантура, кандидатская диссертация. При всем этом он до самой смерти в 1991 году прозябал за той самой чертой бедности, за которой находились и находятся почти все честные русские люди. Он прекрасно понимал, кто очертил этот ареал для нас, но не подозревал, что столкнется с настоящей брежневской мафией (сегодня нацепившей шкуры «демократов») А она зорко следила и следит за каждым талантом, который мог появиться на столбовой дороге экономической науки и политики. Она и выжила его из Всесоюзного юридического заочного института, где он проработал много лет, как «не прошедшего по конкурсу». Обычная формулировка в таких случаях. Устроиться в другое научное или учебное заведение мешала все та же мафия. Последние три года жизни он занимался журналистикой и лекторской работой.

Во время командировки в Нижневартовск утром 20 мая 1991 года был найден в гостиничном номере мертвым. Смерть подозрительная. Сидит в кресле, на столе сердечный препарат. Очень похоже на демонстрацию с готовым диагнозом.

Анатолий Кузьмич исследовал процессы установления международного контроля над русскими ресурсами. На фактическом материале показал, что русское сырье и ресурсы рассматриваются Западом как общее достояние. Международная легализация такого подхода была закреплена в 1884 в Берлине принятием ведущими странами мира «Акта Берлинской конференции», в котором, по справедливому выводу Цикунова, закреплялся принцип эффективной оккупации, суть которого сводится к тому, что каждая страна обязана эффективно добывать сырье на своих территориях и пускать его в оборот, а если не позволяют технические средства, то допускать к эксплуатации другие страны и картели. Так Россия была сделана объектом совместной эксплуатации транснациональных экономических объединений.

Американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» писала в 1919 году: «..Происходящая в России большевистская революция является на самом деле гигантской финансовой операцией, цель которой – переместить огромные денежные средства из-под русского контроля под контроль европейских и американских банков».

Вспомним историю предпоследнего ограбления России. К 1917 году золотой запас нашей страны равнялся 1500 тонн золота. Так, только за 8 месяцев 1921 г. в США было вывезено 767 тонн русского золота, оцененных тогда в 460 миллионов долларов. Заметим, что реальная цена золота была в 2,5 раза больше. (А в ценах 2002 г. – 25 миллиардов долларов). Если в 1913 г. золотой запас США составлял 1,9 миллиарда долларов, то в 1927 г. – 4 миллиарда. В 1925 г. золотой запас всего мира составлял 9 миллиардов долларов. Кстати, золотой запас России в 1911 г. составлял 2 миллиарда 90 миллионов золотых рублей.

В 1923 г. золота в Советской России было на 12 млн. золотых рублей. Таким образом, весь золотой запас Российской империи – 2 млрд., – ушёл в США, а 5 млрд., награбленных у церкви, и несколько миллиардов рублей, изъятых у населения, вывезли в частные банки США, Франции, Англии, Швейцарии, Японии…

Краху материальному предшествовал крах духовный.

«Тот из русских, – писал Фатей Шипунов, – кто не изведал благоуханья Свято-отеческого Писания и даже кто не читал выдающихся трудов И.В. Киреевского, А.С. Хомякова, В.С. Соловьева, Ф.М. Достоевского, Н.П. Гилярова-Платонова, Л.А. Тихомирова, С.Н. Булгакова, А. Новгородцева, Н.О. Лосского, В.В. Розанова, К.Н. Леонтьева, Б. Вышеславцева, И.А. Ильина, Г.П.Федотова, С.Л. Франка и многих других, навсегда разоблачивших сверхложь марксизма, тот не поймет, в какую беду попала Россия, в какую бездну бездуховности скатился всякий русский, принимая на веру это дьявольское учение и становясь оттого нерусским. Потому в том и трагедия, что часть русских, подпадая под влияние этого учения, теряла национальное самосознание и историческое мировосприятие, смысл жизни и веру, становилась игралищем самовластного произвола его носителей и манипуляторов. Последние ловко соединяли идеи социализма с крайней демократией и полным отрицанием религии».

Россия восходила на эшафот. XX век стал для русского народа веком кровавым. Конечно, безумство этого века сказалось и на остальных народах Российской Империи, но основной удар пришёлся на три славянских братских народа – русских, украинцев и белорусов!

«Проба пера» началась с развязывания русско-японской войны, Эта война началась 8 февраля 1904 года с нападения японцев на Порт-Артур. Это знают многие, но вот то, что на ведение этой войны Японии было выделено американским миллиардером Яковом Шиффом 200 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ США, знают немногие.

Немногие знают и то, что Япония была в принципе разбита, на русско-японский фронт были подтянуты свежие войска, так как до этого в Порт-Артуре сражался только его гарнизон! И когда ситуация для японцев приблизилась к критической, всё тот же Яков Шифф организовал в Москве и некоторых других городах европейской России Первую «русскую» революцию 1905-1907 гг.

Фактический разгром Японии не дал возможности втянуть Российскую Империю в неудобную во всех отношениях затяжную войну на Востоке. Но Яков Шифф и Ко. не успокоились, а наоборот, ещё больше обеспокоились, особенно после того, как в Российской Империи начался небывалый экономический рост. В 1914 году Российскую Империю втягивают в новую войну, которая превратилась в Первую Мировую Войну 20-го века. За убийством крон-принца Австро-Венгерской Империи в Сербии стояли всё те же Яков Шифф и Ко. Эта Мировая война, в которую втянули Российскую Империю, плавно «перетекла» сначала в февральскую революцию, а потом во Вторую «русскую» революцию. Революцию, на которую Яков Шифф щедро «отвалил» еще200 миллионов долларов, поставив смотрящим этих денег своего дальнего родственника – Троцкого Льва Давидовича (Лейбу Бронштейна).

К началу Первой Мировой Войны в Российской Империи проживало 130 миллионов человек. Для сравнения, в Китае в это же время проживало всего 100 миллионов человек. После Первой Мировой Войны, революции и гражданской войны в Советской России осталось уже 100 миллионов человек. Вместо прироста населения – довольно-таки значительная убыль оного! В очередное смутное время Россия потеряла ТРИДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК! И это только прямые потери.

При этом носители «справедливого» будущего и не скрывали, какое «справедливое» будущее они несут русскому и другим коренным народам Российской Империи:

«Мы должны превратить Россию в пустыню, населённую белыми неграми, которым мы дадим такую ТИРАНИЮ, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная, ибо мы прольём такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами…

Путём террора, кровавых бань мы доведём Русскую интеллигенцию до полного идиотизма, до животного состояния… А пока наши юноши в кожаных куртках – сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть все Русское! С каким наслаждением они уничтожают Русскую интеллигенцию: офицеров, инженеров, учителей, академиков, писателей…»

Это сказал не маньяк из дурдома, а нелюдь, имевшая всю полноту власти: вождь и создатель Красной Гвардии, затем Красной Армии – Народный комиссар по военным и морским делам, председатель Революционного Военного Совета, Лейба Давидович БРОНШТЕЙН (Троцкий). (Цит. По А. Смирнов «Казачьи атаманы». СПб, Издательский Дом «Нева», 2002 г.)

Когда иудей Леонид Иоакимович Канегисер 20 июня 1918 года убил в Петербурге иудея Моисея Соломоновича Урицкого, ИУДЕЕМ Владимиром Ильичём Лениным (Бланком) был ОБЪЯВЛЕН КРАСНЫЙ ТЕРРОР! И… за убийство ИУДЕЯ Урицкого М.С. было РАССТРЕЛЯНО СТО ТЫСЯЧ РУССКИХ ОФИЦЕРОВ! И это было только началом!

В результате уничтожены МИЛЛИОНЫ ЛЮДЕЙ, совершенно НЕ причастных НИ к революции, НИ к контрреволюции! Уничтожался ЦВЕТ НАЦИИ, лучшие люди русского и других коренных народов. Именно во время гражданской войны, с лёгкой подачи «дедушки» Ленина и Кагановича Лазаря Моисеевича, в Советской России были созданы лагеря смерти, в которых уничтожались под корень все классы общества, кроме рабочих и крестьян! Бухарин в статье «Экономика переходного периода» (1919) писал: «Подлежат ликвидации бывшие помещики, аристократия, крупные бюрократы, генералы, архиереи, предприниматели, организаторы и директора, крупнейшие инженеры, квалифицированная бюрократия – штатская, венная, духовная. Техническая интеллигенция вообще, в том числе учительство в своем подавляющем большинстве. Офицерство, крупное зажиточное крестьянство средняя, а отчасти и мелкая, городская буржуазия».

В газете «Красный террор» от 1 ноября за подписью заместителя Дзержинского Лациса (настоящая фамилия Судрабс),  была опубликована своего рода программа большевиков. В ней говорилось: «Мы не ведём борьбы против отдельных лиц. Не ищите доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против Советской власти. Первый вопрос – какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность красного террора. Требуется не наказание, а уничтожение».

А некий чекист Мизикин предельно упростил смысл и задачу социальных преобразований: «К чему даже эти вопросы о происхождлении, образовании?.. Я пройду на кухню и загляну в горшок, если есть мясо – враг народа, к стенке!» (Р.Гуль. Дзержинский, М. 1992, с 56).

В советских «Известиях» было напечатано разъяснение по поводу одного расстрела: «Обыск показал квартирную обстановку типичного спекулянта: были обнаружены крахмальные воротнички и галстуков 6 шт.» (Р.Донской. От Москвы до Берлина в 1920 г. Архив Русской революции. Т.1, Берлин,1921, с.214).

                                                                 ***

«Кто «заказал» Россию» в 1917-м – вы можете узнать из одноименной книги Николая Старикова.

Мы же отметим, что это была самая масштабная и успешная операция британских спецслужб и их подручных – маститых грабителей.

В сейфе Свердлова, первого председателя ВЦИК, были обнаружены следующие атрибуты «главного пролетария»:

золотые монеты царской чеканки – 108 525 рублей; 705 изделий из золота и платины с бриллиантами;

7 заграничных паспортов на всю свою родню (один почему-то на имя княгини Барятинской).

Этот палач, автор директивы об уничтожении казачества, за 15 месяцев своего владычества залил несчастную Россию реками крови. Он считается убийцей Николая II. Так оно и есть. Только первичный указ исходил от банкира Якоба Шиффа, который строго указал, что любой гуманизм в данном случае недопустим, и что требуется кровь не одного царя, а всей семьи. Отец Шиффа, кстати, работал у старого Ротшильда во Франкфурте. Целью своей жизни Шифф поставил уничтожение России. Благодаря семейным узам он становил родственные связи с американскими финансовыми воротилами (среди них Оппенгеймер, Кан, Магнус и Гольдберг). Так что вся антирусская нечисть была хорошо знакома друг с другом.

Кстати, именно Свердлов установил систему пайков.

Зиновьев на процессе 1937 года назвал секретные счета в зарубежных банках. Туда еще при жизни Ленина на имя каждого «заслуженного борца с самодержавием» было перечислено по пять миллионов франков. Это было «подстилание соломки на всякий случай», если вдруг придется срочно убегать из России в неласковую и голодную эмиграцию.

А теперь – документ. Справка НКВД РСФСР 25 декабря 1922 г. ГПУ № 14270. Секретарю ЦК ВКП (б) тов. И.В.Сталину: «…Известно, что «Кузьмич» был действительно завербован представителем германского Генерального штаба (в 1915 году) Гельфандом Александром Лазаревичем (он же Парвус, он же Александр Москвин, урожденный в семье еврейского ремесленника в местечке Березина, Минской губернии)». Все письменные формальности были завершены в мае 1915 года. Был даже присвоен псевдоним «Зершторенманн». Парвус, надо сказать, состоял на должности в Генеральном штабе и был вхож в семью германского канцлера Бетман-Гольвега, являлся помощником Эриха Людендорфа (военный мозг Германии). Позднее Людендорф заявлял, что большевистское правительство «существует по нашей милости».

С чего началось наше разрушение?..

Чтобы понять это, надо из многословия идеологии «учителей коммунизма» выделить «детали дьявола» в виде кратких идеологических концепций.

Ленин, за роль которого в театре и кино сделали карьеры многие советские артисты (Ульянов, Калягин, Каюров и проч.) характеризовал русский мир как «море шовинистической великорусской швали». Он же настаивал, что в национальном вопросе не надо соблюдать формального равенства наций и требовал установить «такое неравенство, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей». 

23 февраля 1918 СНК издал декрет, который предписывал расстреливать лиц, заподозренных в контрреволюции, саботаже, спекуляции, шпионаже или враждебности по отношению к советской власти. Расстреливать предписывалось на месте, без суда и следствия. Ильич конкретизировал задачу: «Необходимо назначить своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты».

Не отставали и соратнички.

Троцкий – Бронштейн неистово заклинал: “Будь проклят патриотизм!”

Зиновьев – Апфельбаум требовал: “Каленым железом прижечь всюду, где есть хотя бы намек на великодержавный русский шовинизм”.

Бухарин наставлял: ”Мы должны поставить себя в неравное положение… более низкое с другими национальными течениями”.

Луначарский, ставя задачи коммунистической школе: «преподавание истории в направлении создания национального чувства должно быть отброшено».

Как видите, «главные учителя коммунизма» сразу нацелили идеологию в определенном направлении: «Наплевать на Россию, русские плохие работники. Надо выжигать русский патриотизм, а русских поставить в положение более низкое».

Сжато суть идеологии «учителей» выражает простая формула: «русские интересы – ниже всего»!..

В 1918 году финансист Томпсон в послании к премьер-министру Великобритании Ллойд Джорджу о необходимости поддержки большевиков назвал Россию «величайшим военным трофеем, который когда-либо знал мир».

Французский премьер Клемансо заявил просто: «России больше нет».

Февральская революция нанесла удар в спину сражающейся России, а октябрьский переворот добил её, отдав на растерзание внешним и внутренним врагам. Нельзя не упомянуть в этой связи слова советника венгерского диктатора М.Хорти, графа Иштвана Бетлена, произнесённые им в 1934 г.: «Если бы Россия в 1918 году осталась организованным государством, все дунайские страны были бы ныне лишь Русскими губерниями. Не только Прага, но и Будапешт, Бухарест, Белград и София выполняли бы волю Русских властителей. В Константинополе и на Босфоре и в Катарро на Адриатике развевались бы Русские военные флаги». (Керсновский, «История русской армии», том 4, с. 325, М., 1994).

В советские времена, статистики очень уж вольно обращались с цифрами. В книге В.И.Козлова «Национальности СССР» указано, что в 1897 г. в Российской Империи проживало 125 млн. человек, а восточнославянские народы объединенные в группу «русские» насчитывала 83,9 млн. человек, из них собственно русских было 51,5 млн. человек. Календарь «Подруга» общее народонаселение определяет в 1897 году – в 163,7 млн. человек, а «русских» – всего в 105 млн. человек, т. е. русских, украинцев и белорусов. Таким образом, «по населению», – разница в 38,1 млн. человек. А по «русским» – в 21,1 млн. человек! Почему? Да потому, что демографические последствия славянского Холокоста были столь чудовищны, что их уже много лет пытаются скрыть.

Леденящие кровь факты истребления русских содержатся в упомянутых работах С.Мельгунова и кн. Н.Жевахова. «Человеческие» свидетельства – в недавно вышедшей под редакцией д.и.н. С.Волкова книге «Красный террор глазами очевидцев» (М., «Айрис-пресс», 2010)., а также в работе В.И.Козлова «История трагедии русского народа» («Русская Правда», М., 2011).

Здесь же мы остановимся на подавлении Тамбовского восстания. Этот исторический эпизод показывает всю свирепость антирусской геноцидной власти, проявленную не в подвале ЧК против беззащитных людей, а на просторах «Республики Тамбовского партизанского края» – против русских, полностью осознавших, кто захватил власть в России.

В январе 1921 года была создана специальная комиссия по борьбе с бандитизмом под руководством Дзержинского, которого впоследствии не раз прекрасно и с любовью играл советско-израильский актёр Михаил Козаков. В Тамбовскую губернию выезжает Полномочная комиссия под руководством В.А.Антонова-Овсеенко. Она настолько «полномочная», что сразу же применяет против крестьян авиацию. Никаких результатов! Тогда чекисты стали проникать на территорию Республики под видом повстанцев. Они пытали и убивали людей, отнимали скот и продовольствие. Но липовых «повстанцев» вычисляли и истребляли. Тогда Тамбовщину засыпали листовками. Но листовки крестьяне использовали на самокрутки и как туалетную бумагу.

К лету 1921 года ввели свежие войска. Интернациональные части Красной Армии насчитывали, по разным оценкам, от 182 до 250 тысяч человек, включая самый зверский контингент – китайские и венгерские части. Были даже автоматчики, два батальона. Прибыло 9 кавалерийских дивизий и бригад, 6 бронеотрядов, 5 автоотрядов с крупнокалиберными пулеметами, несколько бронепоездов. Два авиаотряда насчитывали больше 40 самолетов. Во главе войск поставили «любимца» нынешних либералов, будущую «невинную» жертву «сталинских репрессий» М.Н.Тухачевского.

12 июня этот тип подписывает приказ об использовании ядовитых газов. После этого на Тамбовщину направили химический полк и пять химкоманд: артиллерию, стрелявшую химическими снарядами. «Борьбу приходится вести со всем местным населением», – откровенно писал позднее Тухачевский.

За подавление «антоновщины» коммунисты выдали больше орденов Красного Знамени, чем за всю Гражданскую войну до 1920 года. Один только бронедивизион мадьяр (в нем были еще австрийцы и немцы) получил 58 орденов на 250 военнослужащих. Свой первый орден Красного Знамени получил тогда и Георгий Константинович Жуков…

Тухачевский издал по меньшей мере 5 приказов о взятии заложников, в числе которых были подростки от 13 до 16 лет. Большая часть из них была расстреляна: партизаны и не думали сдаваться. Деревни сжигались. Население – уничтожалось поголовно, тысячами.

Партизаны ушли в леса. Тогда большевики создали концлагеря для членов семей несгибаемых русских крестьян.

Газеты выходили с «бравыми» заголовками: «Мы уничтожаем семьи бандитов – они должны отвечать за них!», «Травить их удушливым и отравляющим газом!» У одного только села Пахотный Угол газами было убито 7000 крестьян, в том числе женщин и детей, прятавшихся в лесу.

Вскоре после очередной газовой атаки ребятишки пошли в лес за ягодой. «Кругом лежали трупы людей, лошадей, коров в страшных позах, – вспоминал один из них впоследствии, – некоторые висели на кустах, другие лежали на траве, с набитым землею ртом, и все в очень неестественных позах. Ни пулевых, ни колотых ран на их телах не было. Один мужчина стоял, обхватив руками дерево. Кроме взрослых, среди трупов были дети» (Сенников Б.В., Тамбовское восстание 1918-1921 гг. и раскрестьянивание России 1929-1933 гг. Посев, 2004, с. С.107).

«Общие потери восставших трудно оценить – тем более трудно провести грань между партизанами и мирным населением, – указывает Андрей Буровский в своей прекрасной книге «Россия, умытая кровью». – Всю 50-70-тысячную Единую армию можно смело считать покойниками. Число истреблённых крестьян – порядка 100-150 тысяч человек. Потери Красной Армии – не менее 10 тысяч.

Саму Тамбовскую губернию упразднили как административную единицу и снова создали как Тамбовскую область в 1937 году – в три раза меньше прежней».

Холокост 1918-1923 годов стоил русскому народу от 30 (оценка лорда Скидэнхэма) до 40 миллионов жизней (оценка Ф.Нансена).

И всё же без фактов не обойтись. Иначе эти чудовищные цифры будут выглядеть слишком абстрактными.

Бывший следователь Киевского ЧК Михаил Богеросов на страницах своих воспоминаний, опубликованных в 1925 году в Праге, рассказал следующее: «Чекисты производили обыски и аресты, непрекрыто грабя население. Служба превратилась в непрерывный кутёж, сопровождаемый изнасилованием женщин и истязанием арестованных» (Сб. «На чужой стороне». Т.9. Прага, 1925, с.118).

В Киеве порядок новой власти обеспечивал упомянутый «товарищ Лацис». Прежде всего, Советская власть провозгласила своей целью «искоренение русского национализма». С памятника Богдану Хмельницкому коммунары сбили историческую надпись: «Волим под царя Московского, православного. Богдану Хмельницкому – Великая и Единая Россия».

ЧК открыло список своих жертв убийством шестидесяти восьми видных деятелей российской культуры и науки, причём все они были расстреляны даже без обвинительного приговора, – «в порядке красного террора» – именно как «русские националисты».

Один из палачей харьковской ЧК сетовал на трудность «работы»: «Мучился, да товарищ научил выпить стакан крови человеческой. Выпил – сердце как каменное стало» (Доктор Юрий Ладыженский. Доклад Центрального Комитета Российского Красного Креста о деятельности Чрезвычайной Комиссии в Киеве. Архив Русской революции. Т.6. Берлин, 1922, с.334).

Одесса. Картина, открывшаяся белым в чекистском вертепе: цементный пол большого гаража покрыт кровью и массой, состоящей из человеческих мозгов, черепных костей, клочьев волос и других человеческих останков. Стены в тысячах пуль. В саду 127 трупов. Некоторые без голов. Головы отрывались, а не отрубались. Распоротые животы, без членов, некоторые совершенно изрублены. Выколоты глаза. Колотые раны.

Севастополь: отрубали конечности, раненых бросали в море или жгли в топках.

Кременчуг: на кол посажены 18 монахов. Всего до 1922 года убито свыше 10 тысяч православного духовенства. До 1000 католического.

Астрахань: расстреляно 4000 «антисоветски настроенных» рабочих – участников забастовки. Потом спохватились, – власть-то именует себя рабоче-крестьянской, – и начали расстреливать «буржуев»: домовладельцев, рыбопромышленников…

Май 1918 – расстрел капитана Щастного, спасшего остатки русского флота на Балтике. Он привел флот в Кронштадт, уведя его от немцев. Расстрелян «за спасение Балтийского флота» с формулировкой: «Хотел популярность использовать против советской власти».

В Киеве под предлогом «проверки документов» уничтожены 2000 офицеров. Расстреливали и рубили прямо в театре. В Киеве же гонялись даже за младенцами, прокалывали штыками. (О расстрелах детей евреями-большевиками см., например И.А Бунин «Окаянные дни», В.Г.Короленко «Письма Луначарскому», «Почему я не подписал это письмо?» В.И.Солоухина, «Декрет о расказачивании» Я.М. Свердлова с супругой.

Туркестан 1919: восстание русской части населения. 2500 человек расстреляны за одну ночь.

Даже ночь формальной отмены смертной казни стала ночью крови. Каждая амнистия означала массовые расстрелы. В Бутырке всех перебили, как скотину. В Питере расстреляли 400 человек в ночь принятия декрета.

Генерал Баранов в Одессе в 1919 расстрелян за то, что сфотографировал памятник Екатерине на площади против ЧК.

Расстреливали за найденные офицерские пуговицы, «за преступное получение трупа сына».

Был расстрелян мясник, обругавший памятники Марксу и Энгельсу в Москве.

Врачей в Кронштадте расстреляли «за популярность среди рабочих».

В Иваново-Вознесенске расстреливали даже за несдачу (или за отсутствие регистрации) швейных машинок

Расстреливали однофамильцев, по ошибке, или чтобы не было ошибки. Так, крестьянина Якова Хромого перепутали с другим Яковом, кривым на ногу, и расстреляли.

В Ярославле заложников расстреливали «вперед», так как готовилось кулацкое восстание…

Изощрялись в пытках. Отдавливали конечности пальцев плоскогубцами, вырывали ногти, делали клизмы из битого стекла. Помещали в ящик с гниющим трупом. Запускали крысу по пищеводу. Наганами выдергивали зубы с деснами. Практиковали погребения заживо. Скатывали голыми в бочках, утыканных гвоздями. Пилили кости. Сажали на кол священников. (Только в Полтаве – 18 монахов). Прикованных, медленно задвигали в корабельную топку. В Орловской губернии практиковали превращение людей в ледяные столбы. Во Владимирской ЧК иголками кололи пятки, заливали тело сургучом, чтобы затем срывать его вместе с кожей.

Шампанское смешивали с кровью и пили, танцевали, заражали детей венерическими болезнями на глазах у родителей, – подобные оргии обезумевших сатанистов покрыли истерзанное тело некогда Святой Руси…

Когда Первая мировая война закончилась, англичане в целях дальнейшей инсценировки гражданской войны передали власть в Сибири приехавшему из Сингапура Колчаку. (Дм.Галковский, 8 мая 2010).

Колчак – внимание! – работал на англо-американскую коалицию. Им пожертвовали в пользу Троцкого, потому что Колчак предлагал США только Сибирь, а Бронштейн-Троцкий предлагал всю Россию от Германии до Тихого океана

И получается, что США с союзниками учинили основной геноцид в России в 1918-1922 годах. Кто-то всё это время усиленно скрывал этот факт.

Сотни русских, осмелившихся не подчиниться новому диктатору – Колчаку, – висели на деревьях и телеграфных столбах вдоль Сибирской железной дороги. Многие покоились в общих могилах, которые им приказывали копать перед тем, как колчаковские палачи уничтожали их пулеметным огнем. Убийства и грабежи стали повседневным явлением. Один из помощников Колчака, бывший царский офицер по фамилии Розанов, издал такой приказ:

1. Занимая деревни, ранее занятые бандитами (советскими партизанами), расстреливать каждого десятого жителя.

2.. Деревни, население которых оказывает нашим войскам вооруженное сопротивление, сжигать, а всех взрослых мужчин расстреливать; имущество, дома, телеги и проч. конфисковать для нужд армии.

Полковник Морроу, командовавший американскими войсками в Забайкальском секторе, сообщил, что в одной деревне, занятой семеновцами, были злодейски убиты все мужчины, женщины и дети. Одних перестреляли, «как зайцев», когда они пытались бежать из своих домов. Других сожгли заживо.

В Восточной Сибири колчаковцы истребляли все мужское население в деревнях, где, по их подозрениям, укрывали «большевиков». Женщин насиловали и избивали шомполами. Убивали без разбора — стариков, женщин, детей.

Забавно: наша буржуазия нередко именовала адмирала Колчака «русским Вашингтоном». Однако Вашингтон-то, как известно, боролся за федерацию свободных государств, а не за единую неделимую Америку…

Фильм «Адмирал» – ещё одна обманка, «канонизация» ещё одного палача русского народа, заметание следов…

Таким образом, явление, называемое «гражданской войной», не было самопроизвольным избиением русским народом друг друга без чьего-либо вмешательства, дескать, «внутренняя разборка», как преподают официальные историки. Оно было не только инспирировано, но и профинансировано и материально всем снабжено и подкреплено интервенцией всё той же, что и сейчас орудующей в мире американской коалицией, для максимального геноцида населения на территории России.

Если бы Россия после 1917 года сохранила темпы прироста населения, то к 1937-му в СССР проживало бы 228 млн. жителей, а на самом деле в 1937 г. жило всего 140 млн. человек, – что и показала проводившаяся в том же году перепись. Переписчиков частью расстреляли, частью разогнали, и в 1937 г. перепись повторили; оказалось, что в СССР в 1939 г. проживает 180 млн. человек! Откуда взялись 40 млн. человек, – покрыто «мраком времён»…

Коллективизация, раскулачивание и голодомор, – это стадии одного процесса, – уничтожение Русского Крестьянства.

Последствием этих преступлений было массовое вымирание русского, украинского и белорусского народов…

В годы сплошной коллективизации во Владимирской области так называемые «заготовители», отнимавшие у крестьян зерно и шерсть говорили: «Вырвем у кулака шерсть с мясом»…

Руководил коллективизацией нарком земледелия Яковлев (Эпштейн); активное участие принимали члены постоянного совещания при ЦК РКП (б) по работе в деревне: Анцелович Н.М., Бауман К.Я., Каминский Г.Н., Хатаевич М.М., а также Беленький, Владимирский и другие.

В Казахстане свирепствовал Шая Исаакович Голощекин, – убийца царской семьи. На Украине и на Северном Кавказе бушевал Каганович…

По статистическим данным, к 1928 году в СССР проживало 5,8 миллионов кулаков. У них отнимали всё имущество, хлеб, скот; запрещали внутридеревенскую продажу; заградительные отряды блокировали села…

Много было задето середняков, до 15%. Да и середняков тоже потом не щадили…

Кулаков поделили на три, а затем на четыре категории. По первой категории лучших русских крестьян или расстреливали или отправляли в концентрационные лагеря. По второй категории отправляли в Сибирь, по третьей категории – переселяли в соседние районы, по четвёртой – оставляли на месте жительства, но тщательно за ними следили…

Но не подлежали переселению татаро-бухарцы, немцы, латыши и эстонцы. Заметим, что кулаков «1 категории» по важнейшим зерновым районам и центрально-промышленным областям насчитывалось 52 тысячи. По «второй категории» и «третьей категории» данных нет…

Сколько кулаков расстреляли и посадили по другим «областям» – Сибирь, Средняя Азия, – также неизвестно. На окраинах СССР грабили также славян…

Были придуманы и другие градации.

1).Кулаки – использующие наёмный труд.

2).Подкулачники – те, кто не использует наёмный труд, но использовали машины.

3).Крепкостоящие – гои, которые не имели машин, но жили хорошо.

4).Шептуны – верующие в бога, которые тайно читают Библию, крестят детей, и хоронят по христианскому обычаю.

5).Подпевалы – бедняки и рабочие, высказывающие критические мысли.

Все эти классы были ликвидированы в течение следующего периода как враги народа, так как они лучше соображали, чем остальные гои.

Кроме этого были:

6). Медведи – бедняки, которые не соглашались быть членами колхозов. У них отобрали всё и отправили умирать на север.

7). Середняки – они согласились вступить в колхозы, но у них при этом отобрали всё. Они вынуждены были работать рабами в колхозах на благо правящей иудейской клики. Если кто- то среди них замешкался, их тоже отправили умирать на север.

8). Бедняки – которые вообще не понимали, что происходит. Их иудейские правители принимали в Коммунистическую партию и использовали, чтобы уничтожить других гоев. Их даже назначали председателями колхозов.

9). Батраки – тоже были не в состоянии ничего понять, и их тоже использовали как подручных для уничтожения гоев.

Вот только некоторые категории, которые использовало Иудейское Правительство, чтобы уничтожать гоев. Кроме этого были и другие категории, уже среди рабочих и интеллигенции:

1). Реакционеры – интеллектуалы, рабочие и крестьяне, которые открыто не соглашались. Их убирали в первую очередь.

2). Уклонисты – люди немного понимавшие, что происходит. Они где-то обмолвливались об этом и тоже подвергались уничтожению.

4). Вредители – если люди не выполняли план, поставленный иудейскими руководителями, или получался брак в работе, или лошадь сломала ногу, то гоев клеймили “«вредителями”» и отправляли на уничтожение. Много дьявольских преступлений было изобретено, чтобы превратить людей в преступников, например собирание колосков. Все эти преступления относились и к детям.

Миллионы отправлялись на Север, в лагеря, где все умирали в течение нескольких месяцев.

5). Рвачи – рабочие, требовавшие более высокой зарплаты.

6). Нытики – люди, которые говорили о трудностях жизни. Секретные органы поступали с ними в соответствии с их «нытьём».

7). Летуны – люди, которые не могли прокормить семью и искавшие другой работы. Если правители считали, что гой не подозревает ничего, то он продолжал работать ещё 6 месяцев, после чего ему давали сменить работу.

8). Прогульщики – люди, опоздавшие на работу на 30 минут, получали всего полгода принудительного труда, но если они пропустили целый день, то они уже шли по полной катушке.

Широко применялось понятие «коллективки». «Коллективка» – это, когда двое – трое друзей, пару – тройку раз было замечено проводящим время вместе, но никто при этом не знал, о чём они говорили. Тогда органы арестовывают их и начинают дело, заканчивающееся плачевно.

С начала 1930 по осень 1932 г. было выселено 240.757 кулацких семей. А каждая семья тогда – 5 человек. Минимум!

Статистика по самым страшным годам голодомора:

в 1931 г. в СССР родилось 6.5 млн. человек, а умерло 4,5 млн.,

в 1932 г. родилось 4,7 млн., умерло 5,8 млн.

1933 г. родилось 5,5 млн. умерло 11,4 млн.

В 1934 г. родилось 4,7 млн. умерло 3,4 млн.

И это только официально…

Голодомор 1932-33 годов унёс 7 миллионов жизней (и это по самым скромным подсчётам).

Каганович тогда сыграл самую страшную роль…

При личном участии Лазаря Моисеевича в 1932 г. за недостаточно сданное зерно 15 кубанских станиц были занесены на «черную доску». В них был прекращен завоз товаров, запрещена колхозная торговля. Население кубанских станиц (Полтавская, Медведевская и другие), – было выселено в Северные районы СССР. Подобные методы широко применялись и в других областях страны.

Когда Гиммлер угонял славянское население на работу в Германию в 1941-1944 г.г., то он только повторял преступные «подвиги» Кагановича в 1932-1933 г.г. Но ещё до этих жутких годов, в годах сравнительно «не страшных», – 1925-1926 г.г., была создана комиссия под руководством Смидовича, которая занималась учётом бывших помещиков, которых не успели убить ни крестьяне, ни большевики.

Было учтено 10756 семей помещиков. В 1925-1927 г. у них было изъято имущества на 5 млн. тогдашних рублей, после чего они были в 2 этапа выселены в холодные края. Судьба их была печальна. 50-60 тысяч отборных русских людей были уничтожены… В конце 30-х Смидовича расстреляли, – как врага народа! И правильно сделали, ибо он – враг Русского Народа! (Теперь он, – жертва культа личности!)

В 1919 г. у государства хлеба не было. Крупные производители – помещики – были уничтожены. Рынок ликвидирован. Введение продразверстки 1 апреля 1919 г. не расслоило села… У кулака отбирали хлеб и сажали его на паёк. У бедняка паёк был такой же. На продовольствие оставалось 13 пудов хлеба в год, т. е. 208 кг. зерна в год (зерна, а не муки). И 1 пуд (16 кг) – крупы! И это всё!

Таким образом, в день крестьянин мог использовать на питание 569 граммов зерна! Сколько можно испечь хлеба из этого количества? Менее 500 граммов… А крупу надо считать в граммах. 16.000 граммов на 365 дней. Итого 43 грамма крупы в день… В каратах это будет 215. Это уже нормы начала блокады Ленинграда в 1941 году…

                                                             ***

Но и в Третьем Рейхе господствующими оказались те же идеи. Основоположник общей теории систем Людвиг фон Берталанфи торжественно декларировал наступление новой эры: «Этот дух господствует в нашем обществе и, более того, необходим для его функционирования: это редукция человека к низшему уровню его животной сущности, манипулирование им как автоматом… Это – величайшее открытие нашего времени» Империализм оказался столь же безбожен, как и Коммунизм. Вернее сказать: империализм и коммунизм были двумя руками целенаправленно сконструированного и с жестоким хладнокровием запущенного в действие голема Мировой Революции.

И в наступившей Громадной Войне русский народ оказался между молотом и наковальней. Чудовищные ножницы геноцида продолжали резать русские головы.

Война стала эффективнейшим, идеальным средством геноцида. Под её «сурдинку» можно было истреблять миллионы, десятки миллионов неугодных «новому мировому порядку», о котором мечтал еще  Карл Маркс. 

Летом 1943 года Вермахт в Белоруссии (Глубокое) сформировал русскую бригаду Гиля-Родионова. В бригаде, получившей символическое русское название «Дружина», насчитывалось восемь тысяч человек. Результат оказался ошеломляющим: большая часть бригады во главе с Гилем перешла фронт и присоединилась к Советской Армии Немцы обещали 50 тысяч марок за живого или мертвого. Калинин подписал указа о награждении его орденом «Красной Звезды». Но Гиль был уничтожен советскими властями уже после войны.

                                                          ***

Смертность в Первую мировую среди русских военнопленных составляла 5,4%, у французов и англичане – 4,5%. Во Второй Мировой смертность русских (советских) пленных составляла 60%. Германия ратифицировала Женевскую конвенцию в 1934 году. Советские власти отказались подписать конвенцию, так как она предусматривала международный контроль за её выполнением.

Владимир Мединский в своей книге «Война» справедливо отмечает, что немцы обязаны были соблюдать Женевскую конвенцию даже в одностороннем порядке.

Но ещё 30 марта 1941 года Гитлер произнёс речь, в которой была сформулирована доктрина войны на востоке. Эта война будет против русских – «недочеловеков», а значит, никакие международные правовые нормы в этой войне неприменимы. Со своей стороны Советская власть продемонстрировала полное понимание заявления фюрера и была солидарна с этим принципом фашистов, ибо и она, эта власть, изначально считала, что в лице своих подданных имеет дело с унтерменшами, недочеловеками – то есть русскими.

О немецких зверствах мы знаем хорошо. Случалось и такое: «Нас гнали вдоль дороги на запад, – пишет бывший военнопленный, – навстречу нам двигались немецкие танки. Внезапно водитель одного танка бросил машину на строй пленных, раздавив и покалечив десять – пятнадцать человек. Танкисты смеялись».

И такое: «Ослабевших от голода пленных палками и криками заставляли становиться в очередь и затем к котлу надо было ползти на локтях и коленках. Это было придумано, чтобы «контролировать подход к котлам» («Бабий яр», А.Кузнецова, цит. По стр. 170).

                                                             ***

Немецкий генерал Меллентин, окончивший русскую кампанию в должности начальника 4-й танковой армии, писал в своих мемуарах: «У русских принцип: уж если «Иван» решил что-то захватить, он бросает в бой крупные массы войск до тех пор, пока не достигнет поставленной цели или не исчерпает всех своих резервов… Русские наступали на любую высоту и дрались за неё с огромным упорством, не придавая значения её тактической ценности. Неоднократно случалось, что овладение такой высотой не диктовалось тактической необходимостью, но русские никогда не понимали этого и напрасно несли огромные потери.

Атака русской пехоты представляет собой страшное зрелище: на вас надвигаются длинные серые цепи дико кричащих солдат, и, чтобы выдержать это испытание, обороняющимся нужны стальные нервы.

Ведение боевых действий русскими, особенно в наступлении, характеризуется использованием большого количества живой силы и техники, которые командование частог вводит в бой безрассудно и упрямо, однако добивается успеха. Дважды предпринятая атака будет повторена в третий и четвёртый раз, невзирая на понесённые потери, причём и третьтя и четвёртая атаки будут проведены с прежним упорством и хладнокровием.

До самого конца войны русские, не обращая внимания на огромные потери, бросали пехоту в атаку почти в сомкнутом строе. Благодаря превосходству в численности этот метод позволил добиться многих крупных успехов. Однако опыт показывает, что такие массовые атаки можно выдержать, если обороняющиеся достаточно подготовлены, имеют достаточное количество вооружения и действуют под руководством решительных командиров…. Огромные бреши от нашего огня немедленно заполнялись; одна за другой катились волны пехоты, и лишь когда людские резервы иссякали, они могли откатиться назад… Отражение такого рода атаки зависит не столько от наличия техники, сколько от того, выдержат ли нервы» (Ф.Меллентен. Бронированный кулак Вермахта. Смоленск, 1999, с. 243-244).

                                                                ***

Русская армия дошла до Берлина, русские люди работали не покладая рук, русский народ воссоздал страну, – при этом за поставки военной техники из США во время войны, – «Лэнд-Ли», – мы заплатили золотом – 1500 тонн!

После окончания Второй Мировой Войны масштабы уничтожения жителей страны резко пошли на спад, вроде бы, можно было успокоиться и вздохнуть спокойно, но… это только на первый взгляд! В «свободные» шестидесятые уже мало кого уничтожали физически, уж очень было сложно придумать приемлемую причину для массового уничтожения собственного населения. Да и без этого хватало проблем! Вся европейская часть страны лежала в руинах, не было жилья, не хватало продуктов питания и т.д. и т.п. Уже только этого хватило бы с лихвой для любого другого народа, чтобы никогда не подняться, но… страна во второй раз за одно столетие была воскрешена из пепла этим самым народом, который все, кому не лень, обливают грязью, называют ленивым, тупым и т.д.

К 1953 году в СССР был скоплен золотой запас, оцениваемый от 6 до 12 тысяч тонн золота.

После Сталина золотой запас транжирили и Хрущев и Брежнев, но все же к 1985 г. он составлял 1300 тонн. Горбачёв сократил его к 1991 г. до 140 тонн, хотя только в 1990 добыча составила 640 тонн!

В 1991 г., золотой запас США составлял 8 тысяч 200 тонн. Какова здесь доля русского золота, – ясно, как день!

После войны казалось, что теперь можно будет народам России вздохнуть спокойно, но не тут-то было! Во времена Никиты Сергеевича Хрущёва большевики-бундовцы, которые уже давно стали называть себя коммунистами, окончательно добили сельское хозяйство. Колхозники были, по сути, рабами советской власти. Единственное, что отличало их от узников концлагерей, так это то, что не было вокруг колхозов колючей проволоки. Советские власти запрещали Сельским Советам выдавать колхозникам паспорта. Теоретически паспорт мог получить любой колхозник, а вот практически… Сельские Советы, согласно установкам, выдавали паспорта единицам. Крестьяне-колхозники были самыми настоящими рабами советской власти, как, впрочем, и все остальные, только жители городов питали иллюзию о своей «свободе», зато у крестьян-колхозников не было и этой иллюзии. Крестьянин-колхозник получал в колхозе за свои отработанные трудодни самые настоящие гроши, которых хватало в основном только на гвозди, керосин, на самое необходимое, без чего невозможно было прожить! А остальную плату за свой труд крестьяне-колхозники получали натурой – зерном, подсолнечными семечками и т.д. Выживали крестьяне-колхозники за счёт того, что держали на своих дворах скотину – коров, свиней, овец, кур, уток, гусей, а на своих участках выращивали яблоки, груши и т.д.

И вот, в один прекрасный день, который обернулся для многих далеко не прекрасным, Никита Сергеевич Хрущёв объявляет, что крестьяне-колхозники, как мелкие собственники, должны платить ДЕНЕЖНЫЙ НАЛОГ НА ВСЁ! За каждую курицу, утку, гуся, не говоря уже об овцах, свиньях и коровах! Должны были платить за каждый кустик смородины, малины, крыжовника… за каждое плодовое деревцо! А денег на это почти ни у кого не было. Счастливые обладатели паспортов могли отвезти плоды своего труда в города, продать на рынке, и таким образом, оплатить этот абсурдный налог, но… подавляющее большинство крестьян-колхозников этого сделать не могли, так как без паспортов их задерживала милиция и возвращала обратно в «родной» колхоз! В результате этого вырубались плодовые деревья, кусты смородины, малины и т.д., резались овцы, свиньи, куры, утки, гуси, так как не было чем платить денежный налог за каждую домашнюю животину. Далеко не все могли позволить себе оставить кормилицу-корову! Вот к чему привело очередное нововведение советской власти. Всё это привело к тому, что уже в брежневские времена крестьяне-колхозники стали покупать в сельском магазине даже хлеб! А ведь ещё совсем недавно каждая хозяйка пекла СВОЙ ХЛЕБ!

                                                                  ***

«Я знаю: мы, русские, в своей же стране оказались на самой нижней точке. Ниже – некуда: там – распад, смерть, небытие!»

Это слова из сочинения Андрея Полякова, победителя конкурса, проводившегося при участии Государственной Думы на тему «Что значит быть русским сегодня?» в 2006 году.

– Мы с папой узнали, что их папу и маму, бабушку и самого младшего братика Алёшу убили в Узбекистане, где они родились и жили. Убили за то, что не хотели «злым» узбекам отдавать свою большую квартиру. Дети хорошо запомнили иззверённые гневом, лоснящиеся жирные лица, кричащие и на них: «За-арэ-эж-жэм на шишлик, рускай свиньня…», «Вон с нашэй зимля..», «В своя Расия едз-жай…». Спасла этих сироток одинокая соседская русская тетя, не родная им, которая привезла их на свою историческую родину – в село Супонево, под Брянском. И они теперь жили с ней в деревенской, пустовавшей до них хате – с протекающей крышей. Ничего у них не было. Спали они на охапке нажатой серпом травы.

– 12 февраля 1990 года, понедельник. Несколько минут назад закончился рабочий день. Я бегу с женой по улице Айни. Час пик, но улица абсолютно пустынна – ни одной машины на мостовой, ни одного прохожего на тротуарах. За нашей спиной в километре от нас остался проспект Ленина, по которому в сторону железнодорожного вокзала, круша и сметая все на своем пути, несется огромная, потерявшая разум толпа. С минуты на минуту она вывалится на перекресток и неизвестно, в какую сторону повернет дальше.

А назавтра отрезок дороги у текстильного комбината превратился в ад. Банды исламских фундаменталистов блокировали шоссе. Из прибывающих с двух сторон автобусов и троллейбусов они вытаскивали русских женщин и насиловали здесь же на остановках и на футбольном поле у дороги, мужчин жестоко избивали. Антирусские погромы прокатились по всему городу. «Таджикистан для таджиков!» и «русские, убирайтесь в свою Россию!» – главные лозунги погромщиков. Русских грабили, насиловали и убивали даже в их собственных квартирах. Не щадили и детей. Именно в эти дни родился знаменитый лозунг: «Русские, не уезжайте – нам нужны рабы!». Он украшал заборы города до дня отъезда нашей семьи из Таджикистана.

– Таджикистан, Узбекистан, начало 1990 г. Русских резали вовсю, из 500 тысяч русских, проживавших в Таджикистане, осталось не более 60 тысяч и то, больше старики. Средняя Азия – зона геноцида русского народа. Об этом не принято говорить, молчат и не вспоминают, вот о «таджикской девочке» или каком «трудолюбивом» насильнике – вопят. Забыли?

– В феврале 1990-го, аккурат в день очередной годовщины исламской революции в Иране, – погром русских кварталов Душанбе. Убийство средь бела дня корреспондента ОРТ Никулина, расстрел из гранатомета школьного автобуса с детьми российских офицеров.

                                                              ***

Даже Гитлер не смог бы натворить столько бед с русским народом, сколько уже натворили такие «плохиши», как ГАЙДАРЫ, АБРАМОВИЧИ, ЧУБАЙСЫ, ФРИДМАНЫ, ФЕЛЬДМАНЫ И ПРОЧИЕ обезумевшие от наворованных денег наши сограждане.

                                                               ***

Итак, что мы имеем.

Территория России составляет 12,5% земной суши.

Население России составляет 3% общего населения Земли.

На территории России залегает от 40% до 50% мировых запасов невосполнимых природных ресурсов.

Протяженность сухопутной границы РФ – более 22 тыс. км.

На каждого жителя нашей страны приходится 11.7 условных единиц ресурсов (приходящихся на каждого жителя планеты), в то время как на жителя США – 2 единицы, на жителя Западной Европы – 0,67 единицы, а на жителя так называемых “третьих стран” – 0,58 единицы. Исходя из этого, каждый житель России в 6 раз богаче американца и в 17,5 раз богаче любого европейца.

Ежегодно в России производится более 4,5 млн. абортов. Численность детей с 1990 по 1999 годы уменьшилась на 4 млн. 229 тыс. человек. Численность молодежи (14-25 лет) за 10 лет сократилась на 3 млн. человек. Средняя продолжительность жизни мужчин в России составляет 58 лет (135-е место в мире), женщин – 72 года (100-е место в мире). Дефицит мужчин в России на сегодня – 5,8 млн. человек.

В настоящее время в России около 4 млн. беспризорных детей. По разным причинам не посещают школу 5 млн. подростков. 300 тыс. детей в возрасте до 16 лет числятся пропавшими без вести.

Количество вводимых в эксплуатацию детских дошкольных учреждений сократилось в разы.

За последние годы в разы возросла заболеваемость сифилисом среди подростков в возрасте 15-17 лет. Существенно возросло число самоубийств среди подростков – более 2 тысяч в год.

В среднем по России, лишь 10% выпускников школ могут считаться практически здоровыми. Под наблюдением специалистов-психиатров находится 490 тыс. подростков (15-17 лет), умственно отсталых детей – более 300 тыс., а имеющих инвалидность на почве психических заболеваний – 109 тыс. В России 43 тыс. молодых людей в возрасте до 25 лет больны СПИДом.

По сравнению с 1991 годом, детская и подростковая преступность выросла в 7-8 раз. На сегодня 21 тыс. детей и подростков находятся в колониях, еще 14 тыс. – в СИЗО.

У нас 4 млн. бомжей, 3 млн. нищих, 3 млн. уличных и привокзальных проституток. Примерно 1,5 млн. российских женщин “работают” на панелях стран Европы и Азии.

6 млн. российских граждан страдают душевными расстройствами. Каждый день в РФ совершается 10 тыс. абортов. Более 80 тыс. убийств за год. Около 30 тыс. человек гибнет в ДТП. Около 100 тыс. гибнут ежегодно от наркотической передозировки.

Заключенных в России – больше 1 млн. Столько не было даже в период сталинских репрессий. 800-810 заключенных на 100 тыс. населения – 1 место в мире.

Каждый год в стране пропадает без вести 50 000 человек.

Добавьте сюда погибающих в автомобильных авариях, на производстве, гибнущих от рук уголовников.

Вся эта невесёлая мозаика фактов складывается во вполне определённую картину: картину геноцида русского народа.

А мы дадим слово наследникам палачей. Они и ныне в фаворе и гламуре, и руки у них, судя по их признаниям, чешутся. Предки – «комиссары в пыльных шлемах» – незабываемы! Кровь даёт о себе знать.

Итак, пусть говорят, как говорится…

ЧУБАЙС: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут».

“Представьте, организовали в стране по-настоящему полностью демократические выборы, основанные на волеизъявлении трудящихся с равным доступом к СМИ, к деньгам… Результат таких выборов оказался бы на порядок хуже, а возможно, просто катастрофичен для страны”.

«Я перечитал всего Достоевского, и теперь к этому человеку не чувствую ничего, кроме физической ненависти. Когда я вижу в его книгах мысли, что русский народ – народ особый, богоизбранный, мне хочется порвать его на куски».

ГАЙДАР: «Ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее».

«… в Зеленограде наша медицина зафиксировала 36 смертей из-за голода. На это Гайдар ответил просто: идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, а уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям, — дело естественное».

ВОРФОЛОМЕЕВ (“Эхо”): “…лучше уж сохранение у власти (даже путём приписок) коррумпированных и не самых кровожадных бюрократов, чем приход к этой власти сталинистов и дремучих националистов».

НОВОДВОРСКАЯ: “Русских нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию их положили у параши, и правильно сделали”. “Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества”.

ОНО ЖЕ: “Например, меня совершенно не волнует, сколько ракет выпустит демократическая Америка по недемократическому Ираку. По мне, чем больше, тем лучше. Так же, как меня совершенно не ужасает неприятность, приключившаяся с Хиросимой и Нагасаки”.

“Почему это в Америке индейцы не заявляют о своем суверенитете? Видно, в свое время белые поселенцы над ними хорошо поработали. А мы, наверное, в XVII-XVIII вв. что-то со своими “ныне дикими тунгусами” не доделали”. “Вот свобода Чечни меня волнует. Чечня – это красиво, это смело, это благородно”.

“Апартеид – нормальная вещь”. “Гражданские права существуют для людей просвещенных, сытых, благовоспитанных и уравновешенных”. “Так что апартеид – это правда, а какие-то всеобщие права человека – ложь”.

“Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы (!), и ЦРУ (!), и США (!) использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое и хватит врать про права человека и про правозащитников″. “Если Россия погибнет, вообще, в принципе я лично роптать не буду”.

КОХ: “Я думаю, для того чтобы отобрать у нас атомное оружие, достаточно парашютно-десантной дивизии. Однажды высадить и забрать все эти ракеты к чертовой матери”. “Россия никому не нужна (смеется), не нужна Россия никому (смеется), как вы не поймете! Я не понимаю, чего такого особого в России?”

БОРОВОЙ: “При обсуждении вопроса об ущемлении прав русских в Прибалтике, Константин Натанович занял откровенно человеконенавистническую позицию нацистов, одобрил марши эссесовцев в Риге, прикрываясь свободой выбора и либеральными ценностями. По ходу дискуссии Боровой обвинил высшее руководство страны в государственном антисемитизме и назвал Нобелевского лауреата писателя А. И. Солженицына “русским фашистом”.во время записи телепрограммы “Двое против одного”.

ХОДОРКОВСКИЙ: “…у такого государства стыдно не украсть”

“Коррупция началась с нас, на нас она и должна закончиться”

“Наше отношение к властям? Еще несколько месяцев назад мы считали за благо власть, которая не мешала бы нам, предпринимателям. В этом отношении идеальным правителем был Михаил Горбачев. На том этапе нашего развития этого было достаточно. Теперь, когда предпринимательский класс набрал силу и процесс этот остановить уже невозможно, меняется и наше отношение к власти. Нейтралитета по отношению к нам уже недостаточно. Необходима реализация принципа: кто платит, тот и заказывает музыку”.

БУКОВСКИЙ: “Пора выбросить понятие “сферы российского влияния” из политического словаря.Российские войска должны (?!) уйти с Северного Кавказа”.

“Ну вот зачем, например, Дальнему Востоку Москва? Ну, молодец (Путин). Мы (!!!) ломали головы, на какие куски распадется страна, он создал семь регионов, и теперь мы знаем, на какие куски она распадется”.

ПАНЮШКИН: “Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев…

Я русский, но я всерьез думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна, ей осталось жить три — максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения ее окончатся, когда ее пристрелят”.

Л.ПОНОМАРЕВ: “…я считаю, что сама по себе тема легализации легких наркотиков вполне приемлема для российского общества… Поэтому мое мнение таково: молодые люди имеют право на такие демонстрации, митинги и «конопляные марши», чтобы привлечь внимание к этой проблеме. Русский фашизм – это не надуманное явление, он укоренен в сознании населения.

К.СОБЧАК: “Я вообще не понимаю, откуда в вас столько ненависти ко мне? Это называется “быдло”. Такие вот люди называются быдлом – которые завидуют, ненавидят меня… И эта черта, кстати, свойственна именно русским, поэтому я люблю евреев″.

“Сначала 1917 год, потом сразу 1937-й. Два подряд уничтожения элиты привели к тому, что Россия стала страной генетического отребья. Я бы вообще запретила эту страну. Единственная здесь для меня отдушина – это картинные галереи. И цирк.”

Т.ТОЛСТАЯ: «Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же ****ским, как народ, тупым, как народ, таким же отсталым, как народ».

Ю.ГУСАКОВ: (Видный идеолог «Единой России», основатель официозного телеканала russia.ru): “Страну населяет звероподобный сброд, которому просто нельзя давать возможность свободно выбирать. Этот сброд должен мычать в стойле, а не ломиться грязными копытами в мой уютный кондиционированный офис. Для этого и придуманы «Наши», «Молодогварейцы» и прочий быдлоюгенд. Разве не понятно, что при свободных выборах и равном доступе к СМИ победят как минимум ДПНИ и прочие коричневые? Валить из страны надо не сейчас, когда «Наши» и прочие суверенные долбо.бы строем ходят. Валить отсюда надо именно когда всей звероподобной массе, когда этим животным позволят избрать себе достойную их власть.

Вот тогда я первый в американское посольство ломанусь. А сейчас всё прекрасно – бабки зарабатывать можно, в ЖЖ лаять на Кремль можно, летать куда угодно можно. И не надо ребенку еврейскую фамилию на русскую менять, чтоб он в МГУ поступил. Сейчас полная свобода”.

И.ЮРГЕНС (Институт современного развития): «Какие там инновации, какая индустрия! Судьба России – вывозить нефть и другое сырьё! Забудьте об остальном!»

“России мешают русские – основная масса наших соотечественников живёт в прошлом веке и развиваться не хочет… Русские еще очень архаичны…»

В.ПОЗНЕР: “От марихуаны, как справедливо отмечают многие специалисты, никакой беды вообще нет. И ее, конечно, нужно легализовать. Но я иду дальше, чем голландское правительство, я считаю, что легализовать нужно все наркотики. Если мы сделаем так, что любой наркотик можно будет купить в аптеке “за три копейки”, то тем самым выбьем из-под ног наркомафии экономический фундамент”.

“Я не русский человек, это не моя Родина, я здесь не вырос, я не чувствую себя здесь полностью дома”.

Л.ХЕЙДИЗ «меня от дебилов тошнит, от РУССКИХ ДЕБИЛОВ, у которых нет ничего за душой кроме болтовни и претензии на «великость», вы – ничтожные дешевые глупые уроды, о которых стыдно даже марать руки».

С.КОВАЛЕВ «Террористов нужно понять, они вынуждены действовать предельно жестоко».

Г.ПАВЛОВСКИЙ “…Мы обсуждали вероятность и риск ликвидации СССР силами небольшого числа людей. Я считал себя чем-то вроде дзэн-марксиста”.

“Россия есть конечный сток исторических миссий… Мы имеем дело с уникальной страной, которая не обсуждает ни одну свою проблему… Теоретически Россия может прекратиться, чтобы восстановиться через 10, 20, 100 лет. Когда сброд пройдет переобучение…”

О.КАШИН “…я очень надеюсь, что когда Сибирь станет другим, отдельным от Москвы государством (а я всерьез уверен, что России в нынешних границах существовать очень недолго), режим пересечения границы будет безвизовым”.

Ю.ПИВОВАРОВ (косит под академика). Я убежден, что Россия в ближайшие полстолетия уйдет из Сибири: депопуляционные процессы будут столь сильны, что Россия географически сузится до Урала.

… нужно, чтобы Россия потеряла… (не пугайтесь) Сибирь и Дальний Восток».

Б.СТОМАХИН: Убивать, убивать, убивать! Россию можно только уничтожить. И ее НАДО уничтожить, — это мера превентивной самообороны рода человеческого от той изуверской дьявольщины, которую несет в себе Россия. Русских надо убивать, и только убивать — среди них нет тех нормальных, умных, интеллигентных, с которыми можно было бы говорить и на понимание которых можно было бы надеяться.

http://www.pravda.ru/news/politics/05-01-2011/1062839-0/

Б.ХАЗАНОВ (Геннадий Моисеевич Файбусович): В этой стране пасутся козы с выщипанными боками, вдоль заборов робко пробираются шелудивые жители. Я привык стыдиться этой родины, где каждый день – унижение, каждая встреча – как пощечина, где все – пейзаж и люди – оскорбляет взор. Зато как приятно приезжать в Америку и видеть разливанное море улыбок!

Г.ЯВЛИНСКИЙ “В случае своего прихода к власти лидер «Яблока» обещает в первую очередь «вывести нечисть» русского фашизма по всей стране.”

“…для нас принципиально неприемлемы национал-большевизм, русский фашизм, крен в националистическую такую сторону всего этого движения, попытка разыскать русскую нацию политическую и так далее. Мы к этому относимся с огромным беспокойством и настороженностью, потому что игры такого рода очень опасны…”

А.ТРОИЦКИЙ: «Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их – начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко».

Р.ДОБРОХОТОВ: Две трети населения России являются ксенофобами и латентными преступниками. Если мы сейчас им дадим свободу, исправлять потом, уже через несколько лет, будет поздно…

 Лидер оппозиционного движения «Солидарность» Гарри Каспаров, выступая в Вашингтоне на конференции «Риски “перезагрузки”», чётко следуя полученным извне инструкциям, «в очередной раз призвал Запад выступить против России. При этом, по его мнению, не стоит обходиться полумерами, а действовать с позиции силы. Как, например, в Ливии». (Н. Петров, «Каспаров призвал к войне с Россией» http://news2.ru/story/327485/)…

                                                                  ***

Мы конкретизируем итоги всего перечисленного.

Суммарные потери Русской нации за последние полвека этнодемографической войны составили 350 миллионов человек.

Если вы решили уничтожить нацию тотально, до последнего русского ребёнка, то Вам не следует торопиться строить крематории. Ну, нельзя уничтожить 150 миллионный народ с наскоку. Многие пробовали уничтожить с наскоку и меньшие по численности народы. И где они теперь? А вот построить великолепно отлаженную, действующие десятилетия подряд машину уничтожения, а во многом и самоуничтожения, вполне возможно. Геноцид должен быть мягонький, с улыбочкой, с обезболиванием, с притворным участием в судьбе пациента. «Ну-с, как вы себя чувствуете, больной?»

Если мы вернёмся более чем на полвека назад, то убедимся, что первая полномасштабная диверсия данного механизма уничтожения русского народа произошла в годы расцвета могущества Советского Союза.

Первым элементом стало уничтожение ещё не рождённых.

Указ от 5 августа 1954 г. об отмене уголовной ответственности за аборты и Указ от 23 ноября 1955 г. об отмене запрещения абортов – это явная демографическая диверсия, совершенная непосредственно в Кремле».

С тех пор минуло 58 лет. Мы получили по два-четыре миллиона зарегистрированных абортов в год. Из 5 миллионов беременностей в 1964 году закончились рождением ребёнка только 1,5 миллиона. Да и сейчас на одно рождение приходится три аборта. За это время врачами уничтожено около 140 миллионов нерождённых Русских детей.

Но не только врачами, а ещё русскими матерями и отцами. Конечно, аборты существовали всегда. Но такими массовыми, как во времена Хрущёва и далее, они стали в один момент – 5 августа 1954 г. При Сталине аборты сурово наказывались в уголовном порядке. А ранее, в крестьянском обществе их почти не существовало. Дети – это желанные помощники. Что и доказывается динамикой рождаемости тридцатых-пятидесятых годов. Да, что там динамика каких-то графиков, каждый из нас может посмотреть, сколько детей было у его прабабушки. И у его мамы. И спросить у мамы. Сколько нерождённых его братьев и сестёр она убила? Более чем две трети читающих эти строки – единственные дети у своих родителей.

Народ, перед тем как исчезнуть в течение всего одного столетия, не просто подыхает, а всё, что у него есть, добровольно отдаёт тем, кто организовал его гибель посредством всего лишь трёх нехитрых методов: наркотизации, алкоголизации и табакокурения.

Эти три составляющих добирают то, что не охвачено «вдруг» возникшим нежеланием рожать. Именно эти три составляющих виновны в том, что народ вымирает с потерями уровня военных действий.

1) Применение психоактивных веществ.

Один героиновый наркоман за время своей недолгой и мучительной жизни в течение 5-7 лет отдаёт около ста тысяч долларов наркомафии. А таких наркоманов у нас не менее 5 миллионов. Да неужели всего 500 миллиардов долларов за семь лет удовлетворят наркомафию? А есть ещё 5-10 миллионов не героиновых наркоманов. Они тоже подпитывают своих хозяев. Так что речь в деле планомерного уничтожения примерно десяти процентов русского народа наркосодержащими препаратами, и речь идёт о четырёх-пяти триллионах долларов доходов наркомафии.

Потери Русского народа за годы наркогеноцида психоактивными веществами составляют на сегодняшний момент по разным оценкам около 40 миллионов. Итого, 180 миллионов истреблённых русских за последние десятилетия.

Это превышает численность даже общей ныне разделённой русской нации.

2) Алкогольный урон

Только прямая смертность от употребления алкоголя с того же 54-го года составила более 30 миллионов человек. Но эта численность – ничто в сравнении с перечнем мучений, который лег как на самих алкоголиков, так и на членов их семей. Какой изощренный способ выбрал Кремль! Не просто уничтожить русских, а превратить их в свиней, валяющихся в грязи. Да, власть прячет и эту убийственную статистику за непонятными цифрами процентов, но при ближайшем рассмотрении всё становится настолько же очевидно и грандиозно, как и в случае с абортами и наркогеноцидом.

Может ли сознание русского народа противостоять этой опасности? Да никогда. Зомбоящик работает на полную мощь. Овцы идут на заклание… Вспомните любимые советские фильмы. «Бриллиантовая рука», «Операция Ы и другие приключения Шурика», «С легким паром», «Афоня», «Служебный роман», «Иван Васильевич меняет профессию», «Осенний марафон», перестроечные вроде «Интердевочки», «Покровские ворота», ну и все последние «Особенности национальной охоты», рыбалки и т.п. Да ни один фильм не обходится без поднятия рюмки положительным героем.

На спаивание народа работают более 1300 ликероводочных заводов, что в 12 раз больше, чем было во всём Советском Союзе. Плюс самопальная продукцию нескольких десятков тысяч самогонных точек да реки зарубежного пойла.

По перечисленным направлениям уничтожения русского народа сложилась сумма в 210 миллионов истреблённых русских. Только за последние десятилетия.

3) Курение

Вроде бы невинная забава? А вот и нет. Все знают о вреде курения. Но насколько он велик? Пояснение для тех, кто курит или вдыхает этот смертоносный дым, а их в России 75 процентов мужчин и 21 процент женщин.

Курильщик снижает свою продолжительность жизни на 10-15 лет. Это медицинский факт. Суть в том, что помолодел возраст, в котором начинают курить. Мрут не 60-летние, а тридцати-сорокалетние. От которых могли бы ещё народиться дети. Мрут миллионами. Болезни кровообращения составляют основную причину смертности. Рак лёгких на 85 процентов вызывается поступлением смол от никотина. Соответственно вся смертность от болезней связанных с курением ложится на этот увлекательный способ самоубийства. Но опять-таки, кто сподобил их на это? А вспомните, как в случае с алкоголем. Сколько раз вы видели в руках положительного героя сигарету? Да миллион. Образ героя немыслим без небрежно зажатой в пальцах сигареты или трубки. Ну, и конечно, вездесущая реклама. Власть создала условия, при которых народ просто дохнет.

За последние 10 лет количество курильщиков в России увеличилось в два раза. Россия – мировой лидер по потреблению табака. Количество курильщиков неуклонно растет и сейчас, но, в общем и целом, от болезней, прямо вызванных курением, погибло за эти десятилетия 16 миллионов человек. А смерти, вызванные заболеваниями, не привязанными к курению прямо, специалисты оценивают в количестве втрое большими, чем вошедшими в медицинскую статистику. Таким образом, имеем ещё почти 50 миллионов потерь. 260 миллионов истреблённых Русских за исследуемые полвека.

Третий элемент геноцида нации, важнейший, это психоэмоциональная депрессия. Только в состоянии депрессии и безысходности возможно заставить народ миллионами убивать своих детей в утробе, принимать наркотики и алкоголь.

Народ сознательно вогнали в шок ДЕПРЕССИИ и БЕЗЫСХОДНОСТИ. Капкан захлопнулся. Народ стал вымирать волнообразно, усиленно, одномоментно.

«Анализируя смертность по Международной классификации болезней, травм и причин смерти (МКБ), увидим, что смертность, относительно 1990 года увеличилась по причинам и болезням:

– системы кровообращения – в 1,4 раза;

– органов дыхания – в 1,35 раза;

– органов пищеварения – в 1,6 раза;

– отравления алкоголем – в 3,5 раза;

– самоубийства – в 1,6 раза;

– убийства – в 2,3 раза.

Причем смертность по всем несчастным случаям, отравлениям и травмам увеличилась почти в 2 раза.

 

Фрагменты книги “Сто лет русского холокоста” Игоря Дьякова

 

 

 


ТРОПАРЬ КРЕСТУ – ЭТО ТРОПАРЬ ЗА ЦАРЯ

 
 1317140703_2
Иерей Сергий Карамышев о Кресте, как о венце монархической власти и неправильном употреблении Тропаря Кресту Господню.
Крест с самого начала евангельской проповеди почитался христианами.
Однако до правления равноапостольного Константина почитание Креста содержалось христианами, как правило, втайне.
К тому времени протекли почти три столетия после крестного подвига Спасителя.
Многое в памяти людей стерлось, лицо Святой Земли изменилось до неузнаваемости.
Самого Иерусалима не было тогда на картах Римской империи.
Как и в XIX веке, нашлись в то время люди, которые стали утверждать, будто крестные страдания и Воскресение Спасителя – просто легенда.
Все это было давно, и доказательств истинности евангельских повествований маловато.
Хотя и сказано Господом после уверения Им апостола Фомы:
«Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие.» (Иоан. 20,29).
Однако если имеется возможность представить доказательства сомневающимся, нет оснований этим пренебрегать.
Указанную задачу и взяла на себя равноапостольная царица Елена.
Прибыв в Элию, царица Елена разрушила капище Венеры.
После тщательных раскопок был обретен животворящий Крест Господень, в свое время брошенный палачами вместе с двумя другими крестами в старую цистерну, т.е. каменное углубление для сбора дождевой воды.
Обретение животворящего Креста Господня было воспринято христианским миром как великая милость Божия.
А чтобы никто не сомневался в истинности Креста, Богу угодно было явить через него чудеса и знамения, так что многие из язычников и иудеев, бывших свидетелями обретения святыни, уверовали во Христа и присоединились к Церкви.
Христиане вселенной благодарили Бога за явленную милость, прославляли благоверного императора за его подвиги и молились о его здравии и благополучии.
С торжества Всемирного Воздвижения Животворящего Креста Господня началась монархическая христианская государственность.
И не надо говорить, будто она стала бедствием для Церкви, как это сейчас модно в определенных кругах.
Не Бог ли в ветхозаветные времена помазывал через Своих пророков на царство?
Не был ли Давид пастырем народа Божия, не будучи священником?
Пусть хулители христианского царства замолкнут.
Хоть один из Вселенских Соборов состоялся без благоволения благоверных царей?
Если для хулителей и Вселенский Собор – мелочь, то возникает вопрос: есть ли для них вообще что-либо святое?
Величие подвига равноапостольного Константина именно в том, что он, уверовав, не отрекся от власти, но потянул за собою всю мощнейшую машину римской государственности; не побоялся малочисленности христиан в империи, а их было, по мнению историков около 10%, потому что имел в сердце всепобеждающую веру.
В одном из своих указов император Константин провозглашал, исповедуясь перед Богом и христоименитым народом: «Не будет, конечно, никакой гордости хвалиться тому, кто сознает, что благодеяния получил он от Существа Всевышнего.
Мое служение Бог нашел и судил годным для исполнения Его воли.
 1317140723_1
Начав от Британского моря, при помощи какой-то высочайшей силы, я гнал перед собою все встречавшиеся ужасы, чтобы воспитываемый под моим влиянием род человеческий призвать на служение священнейшему закону и, под руководством Высочайшего Существа, возрастить блаженнейшую веру…
Я твердо верил, что всю душу свою, все, чем дышу, все, что только обращается во глубине моего ума, я обязан принести великому Богу».
Как разительно отличается это пламенное исповедание, от того, что говорят нынешние политики, идущие в передовом отряде отступников!
Идеалы демократии, общечеловеческие ценности, глобальный рынок – вот их кредо.
Нынешняя бодро шагающая армия богоборцев имеет долгую историю.
Было сразу ясно, что мир, враждебный Христу, ополчится против христианской монархической государственности, и что борьба за свободу христианского вероисповедания не будет легкой.
Отвергнувшие Христа иудеи пронесли сквозь века ненависть ко Христу, к Церкви Христовой и к Римской державе, ставшей в лице христоименитого императора оплотом Церкви во враждебном к ней мире.
По сие время евреи-талмудисты читают молитву об уничтожении Римской державы.
Казалось бы, в ХХ веке они добились разрушения России – Третьего Рима, однако их по сие время страшит память, в первую очередь русского народа, о христианском монархическом государстве во главе с Помазанником Божиим.
Ведь до революции 1017 года в случае победы Царя Николая II в Первой Мировой войне Палестина, так же, как и Константинополь, должна была войти в состав Российской империи.
Поэтому силы мирового зла сделали все для того, чтобы свергнуть Царя Николая II с престола.
В то время ненавистники христианской государственности по всему миру действовали последовательно и упорно, не гнушаясь никакими способами борьбы.
Когда представлялась возможность, разрушали христианские храмы и уничтожали христиан, в остальное время отравляли души христиан ересью, а в последние века – либеральными учениями, тем самым расшатывая основы христианской государственности.
К началу ХХ века положение стало таким:
с одной стороны Российская империя во главе с Божиим Помазанником и еще некоторые небольшие, сочувствовавшие ей, государства, – с другой – весь остальной мир, ведомый богоборцами.
Даже при таких неравных условиях Россия бы выстояла, если бы не семена разложения, посеянные богоборцами у нее внутри.
Так силы оказались совершенно неравными.
Хулители святого Царя мученика Николая, обвиняющие его в слабости и бездеятельности, пусть сначала сами сразятся в одиночку с сотнями окруживших со всех сторон врагов, а потом и делают выводы о силе или слабости Царя-Мученика.
Ну да Бог им Судья.
Церковные песнопения в честь Животворящего Креста Господня были неотделимы от молитвы за Помазанника Божия, без которого не было бы Всемирного Воздвижения Креста, без которого не было бы христианской государственности как оплота Церкви Христовой во враждебном к ней внешнем мире:
«Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы благоверным царем на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство».
Этот тропарь звучал на протяжении 17-ти веков вплоть до печального 1917-го года, когда в угоду политической конъюнктуре модернисты от Церкви выдали новую редакцию тропаря со словами:
«победы благоверному Временному Правительству на сопротивныя даруя».
Когда масонское Временное Правительство, что называется, приказало долго жить, его просто вычеркнули из тропаря.
В таком обрубленном виде он и печатается в нынешних официальных изданиях Русской Православной Церкви.
Употребляется также редакция тропаря со словами:
«победы православным христианом на сопротивныя даруя…».
Здесь «православные христиане» поставили себя на место благоверных царей, тем самым громко заявляя о своем участии в грехе узурпации Богом данной царской власти.
То же мы видим в употребляемом ныне кондаке Кресту, где вместо слов: «возвесели силою Твоею благовернаго императора нашего» теперь говорится: «возвесели нас силою Твоею».
На место благоверного императора мы поставили себя: вот только на каком основании?
Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский в 30-х годах ХХ века, настаивал на том, что церковные песнопения должны употребляться с молитвами за царей, ибо, произнося их, мы молимся за будущих венценосцев.
Если ясно, что царская власть есть дар Божий, то так же должно быть ясно, что его нельзя получить без усердной молитвы, а также и соответствующих дел, без которых вера, по слову апостола Иакова, мертва.
Кто-нибудь станет говорить:
монархический строй совершенно устарел, кругом господство демократических институтов, в существующих условиях проект православной монархии – опасная авантюра.
Мы ответим:
никакой демократии в мире не было и нет, а если и есть, то лишь при нетрадиционном толковании термина – не как власти народа, а как власти над народом (народами).
В реальности миром управляет кучка олигархов-богоборцев.
Ей ничто не может противостоять, кроме одухотворенной власти одного, т.е. Божия Помазанника.
Только ему под силу сокрушить мрачное полчище сатаны, стоящее за спинами нынешних мироправителей.
Так что идея православной монархии является сверхсовременной и сверхвостребованной.
Весь вопрос упирается в нас самих: достойны ли мы этого дара Божия?
Не окажемся ли новыми иудами и хамами, как в феврале 1917 г.?
Всемирное Воздвижение Животворящего Креста Господня столько веков не давало богоборцам покоя.
Низпровергнув Крест Христов, зажиревшая ленивая кучка олигархов предлагает теперь свои глобальные проекты с непременно прилагаемым к ним словом «всемирный»:
Всемирный банк,
Всемирный Совет церквей,
Всемирная Торговая организация,
Всемирная организация здравоохранения и так далее.
Ведь у этих противников Бога все должно быть как у Бога, только наоборот, о чем свидетельствует другой их символ: треугольник, вершиной вниз, наложенный на треугольник, вершиной вверх.
На памяти у нас призывы к мировой, или иными словами всемирной, революции.
Адольф Гитлер бредил, а его демократические последователи и по сие время бредят, новым мировым, или опять же, всемирным, порядком.
Не смотря на всю кажущуюся значительность указанных глобальных проектов, все это – мыльные пузыри, которые лопнут от одного вида нового Всемирного Воздвижения Животворящего Креста Господня, которое невозможно без православного Царя.
И не нужно никого пугать, будто у православного Царя в современном мире будут миллиарды врагов.
Простой американец и простой итальянец не менее нас, русских, страдают от зажиревшей кучки олигархов и купленных теми же олигархами многих религиозных деятелей.
Они ничуть не больше нашего любят этих всемирных кровососов и не меньше нашего хотят сбросить их со своей шеи.
В самом логове зверя могут оказаться наши союзники.
Будем же молить Господа о том, чтобы стать хорошими верноподданными Помазанника,
и если будем достойны, Господь найдет способ воздвигнуть нового Константина, который бы ниспроверг иго новых Максентиев и утвердил бы в мире благочестие христианское, ибо в этом главная задача верховной власти на земле.
Пусть над миром сияет Крест, а не пентаграммы, распростершие свои хищные щупальца и над Штатами, и над Евросоюзом, и оскверняющие святыни Кремля.
 Их законное место – в адской бездне, а не над нашими головами.
Христиане призваны воспевать торжественную песнь:
«Крест – хранитель всея вселенныя, Крест – красота Церкви, КРЕСТ – ЦАРЕЙ ДЕРЖАВА, Крест – верных утверждение, Крест – ангелов слава и демонов язва».
 Источник: «Русский монархист»
Далее http://www.pokaianie.ru/guestbook/

Нина Берберова. Люди и ложи

200px-hodasevich_berberova

Нина Берберова с симпатией пишет в своей последней книге об организации, повлиявшей на исторический облик современного мира. Но тем не менее, это достаточно полный источник информации, так как ее симпатия открыла ей доступ ко многим скрытым документам.

“Постепенно читателю станет ясно, что масонство нашего столетия объединяло великих князей Романовых и социал-демократов, генералов царской Ставки и членов Государственной Думы «прогрессивного блока», людей, известных в свое время всей России, и людей, имена и отчества которых (но не фамилии) остались никому неведомы, и ни в «бархатных книгах» русского дворянства, ни в старых телефонных справочниках Москвы и Петербурга найти их мне не удалось.” (Н.Б.)

В подзаголовке этой книги – «Русские масоны XX столетия» – полностью отражено ее содержание: оно говорит о том, что речь пойдет не о мировом масонстве, ведущем свою родословную от св. Тибальда (1017-1066) к розенкрейцерам, тамплиерам и иллюминатам, и не о масонстве Пьера Безухова: в 1822 году Александр I приказал закрыть тайные общества, а через три года, после Декабрьского восстания, масонство было запрещено. 80 лет, которые прошли с тех пор, прежде чем в России возродились масоны, требуют отдельного комментария, и это – дело историка. Эта книга написана не историком, но современником русского масонства XX века, когда оно возникло среди цензового городского населения России, в начальный период индустриально-технической эпохи европейского континента. Мощный рост буржуазии, появление новых производственных отношений, явления, обусловленные механизированным прогрессом, новые изобретения, изменившие мир – электричество, фотография, телеграф, телефон, автомобиль, пулемет и аэроплан – между 1880 и 1914 гг. с гигантской силой и неслыханными темпами меняли мир, в котором до того жили наши предки. (Н.Б.)

Читать книгу Нины Берберовой “Люди и ложи” (1986)


Е.А. Шабельская. Сатанисты Х Х века.

aa2cdf5f233d6a37c0fd540cd6695016

Книга, за хранение которой в 1920-е годы расстреливали без суда и следствия, была написана в 1904-1911 гг. супругой одного из руководителей разведки Российской Империи – княгиней Е.А. Шабельской-Борк. В продажу книга поступила в 1912 году и тут же исчезла из обращения. Несмотря на такое блестящее распространение, произведение осталось почти неизвестным русскому читателю – весь тираж практически тут же был скуплен неизвестными. И не случайно, – среди персонажей легко угадываются действующие политики и банкиры того времени. Между тем. распространение этого романа в христианской среде многим бы открыло глаза на страшную перспективу, подготовляемую, прежде всего России…

ВОСКРЕСШИЙ ИЗ ЗАЖИВО ПОГРЕБЁННЫХ 

(Предисловие к рижскому изданию 1934 года)

Пресса создавала и создаёт или гул славы вокруг избранного имени, или засасывающую тину бесславия, или, наконец, окружает писателя непроницаемой стеной молчания.
Последнее подобно погребению заживо.

Такому погребению обрекла в своё время пресса талантливую писательницуЕлизавету Александровну Шабельскую, автора романа “Сатанисты XX века”.
Почему?
Ответ на этот вопрос читатель найдёт, прочитав роман Е.А. Шабельской, а заодно получит ясное представление и о том, в чьих руках и какого направления была подавляющая масса периодических изданий, руководившая общественной мыслью России в предзакатный период жизни великого государства[1].
Роман Шабельской начал печататься в газете Скворцова “Колокол” в 1911 г. Оттиски из газеты составили затем объёмистую книгу, поступившую в продажу в 1912 году.
Странна судьба этого издания “Сатанистов”: оно исчезло из обращения, едва появившись в продаже, но, несмотря на такое блестящее распространение, осталось почти неизвестным русскому читателю.
И газеты, за исключением изданий патриотического направления, составлявших каплю в море российской прессы, обошли книгу гробовым молчанием.
В этом, конечно, наличие особой системы. Чья-то тёмная воля обрекла книгу на уничтожение, а автора её — на забвение.
Между тем роман Шабельской заслуживает самого широкого внимания. Это не только увлекательное, легкое по форме беллетристическое произведение, а книга, раскрывающая перед читателем глубочайшие тайны и сущность самой зловещей в мире организации, всюду проникающей, на всё влияющей и стремящейся к захвату мирового владычества — организации масонов.
У автора “Сатанистов” — глубокие знания тайн этой организации, настолько глубокие, что стали явно опасными для руководителей масонства. Хотя и изложенные в форме романа, они задевают сокровеннейшие стороны жизни зловещего ордена.
Распространение этого романа в христианской среде многим бы открыло глаза на страшную перспективу, подготовляемую темной силой миру, И, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, России…
И по мановению масонской руки книга скупается своими и предается уничтожению, а пресса, находившаяся в той же масонской руке, хранит о ней гробовое молчание…
Такова в прошлом участь не одной Шабельской, а почти всех противников иудо-масонства, выступавших против него с пером в руках.
Достаточно вспомнить сравнительно недавнюю смерть от голодного истощения талантливейшей писательницы Крыжановской (Рочестер). Книги её расходились в громадном количестве, но пресса молчала о ней с безграничным упорством. Издатели, печатавшие без разрешения автора труды покойной, наживались на ней, ничего не платя за это… В конце концов, писательница, всю жизнь боровшаяся с тёмной силой, физически, наконец, была уничтожена ею.
А в более давнем прошлом (в 1878 г.) — В.Р. Трофилов, написавший блестящий как в художественном исполнении, так и по литературной концепции роман “Грозная нечисть”?
Ни о романе, ни об авторе давно и помина нет. И книга, и писатель точно смыты с лица земли.
Книге Шабельской угрожала такая же участь. Экземпляр романа (оттиск из газеты “Колокол”), которым пользуется наше издательство сейчас, оказался чуть ли не единственным в Европе и был привезен в Ригу из Испании.
В этом сказался Промысел.
В открытой борьбе, ведущейся сейчас между христианским миром и заклятым врагом его — масонством, выход в свет и широкое распространение книги Е.А. Шабельской — явление немаловажное.
Книга эта — орудие пропаганды, в лёгкой увлекательной и захватывающей по интересу форме разоблачающее сущность темной силы, открывающее читателю путь к освобождению от её зловещего влияния и приобщающее его к Свету…
Для этой цели и воскрес он из заживо погребённых тёмной силой — роман “Сатанисты XX века”.
Л. Кормчий, г. Рига, апрель 1934 г.

ЦАРЬ ИОАНН И ЕГО ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

1315285977_4
Господи, силою Твоею возвеселится царь и
 
о спасении Твоем возрадуется зело (Пс. 20, 2)
 
В военно-исторической литературе допетровский период Русской Военной Истории долгое время вообще не рассматривался, и русское военное искусство XVI века не изучалось.
 
Такое игнорирование военными историками этого периода Отечественной истории и увлечение изучением военной истории западных государств привело к тому, что в общеисторических работах отображение вопросов, связанных с военной деятельностью Царя Иоанна Васильевича Грозного было поверхностным, а сложившаяся ложная оценка личности Благоверного Государя Иоанна Грозного придавала всей его деятельности негативный характер «Исторически неправильная и даже враждебная оценка деятельности Иоанна Грозного имеет многолетнюю давность – писал военный историк полковник И.А. Коротков.
 
– Так, князь А. Курбский, идеолог реакционного поместного боярства, изменник России, в своих клеветнических посланиях Иоанну Грозному преднамеренно изображал его жестоким, безвольным и бесхарактерным человеком.
 
Оценку Грозного, данную Курбским, впоследствии подхватили почти все дореволюционные историки.
 
Искажению роли Иоанна Грозного в истории России во многом способствовали “сочинения” иностранцев – современников, бывших послами от западных государств или находившихся на службе в Московском государстве.
 
Им была ненавистна самостоятельная внешняя политика укрепившегося Русского централизованного государства.
 
 
 
Такие “свидетельства” иностранных авантюристов, профессиональных предателей, вроде Штадена и Шлихтинга, явились грязным источником дальнейшей фальсификации истории Руси XVI века.
 
Неслучайно, например, “Записки” Штадена были актуальнейшей книгой в фашисткой Германии, а его “План обращения Московии в имперскую провинцию” – историческим “обоснованием” войны против нашей Родины.
 
Также и англичанин Флетчер, прибывший в Москву через пять лет после смерти Грозного, изобразил Московское государство варварским, а правителей Московии – жестокими.
 
Цель этой клеветы раскрывается в его же заявлениях, что варварство делает русских презренными в глазах всех их соседей, оправдывая, таким образом, грабительские войны против России».Такие вот лживые измышления, взятые из доморощенных и иностранных «источников», всячески принижали роль Царя Иоанна Грозного как военного деятеля, покрывая при этом клеветой все русское военное искусство.
 
Все тот же Флетчер утверждал, что Царь Иоанн Грозный «надеялся более на число, нежели на храбрость своих воинов или на хорошее устройство своих войск».Так укоренилось ошибочное мнение у некоторых исследователей об истинном положении дел в военной и внешней государственной политике России XVI века.
 
 
 
Поэтому-то и появляются до сих пор «труды» – наподобие так называемой «обширной исторической справки» из Приложения № 4 к докладу митрополита Ювеналия на Архиерейском Соборе, проходившем осенью 2004 г., пытающиеся внушить русскому народу, что не было у него Державного Воителя, который «бысть на супротивные искусен, велик бе в мужестве и умел на рати копием потрясати, воинечен бо бе и ратник непобедим.
 
Храбросерд же и хитр конник, тои убо варварския страны и вся окрестныя устраши и прегордыя враги покори.
 
Бысть же и смышлением быстроумен.
 
Доброзрачен же, ревностью по Бозе препоясуяся и благонадежныя победы мужеством окрестныя многонародныя царства прият.
 
И народ ея веселием ликоваху.
 
И победиша, хвалы к Богу воссылаху. Царская бо храбрость и мужество его земли светлость, и народам, живущим на ней, великия радость» (Минея Служебная. Палея. XVII век).
 
 
Понимая всю важность исторической памяти народа в деле его духовного возрождения, Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II отмечал:
 
«Мне не раз приходилось говорить о том, что народ, не помнящий своего прошлого, не имеет и будущего.
 
Поэтому, пристально вглядываясь в исторический образ событий, отстоящих от нашего времени на десятки или даже сотни лет, мы должны стремиться увидеть в них то духовное зерно, из которого Промыслом Божиим возрастало могущество и слава нашего Отечества».
 
 
И вот, господа составители Приложения №4 «пристально взглянули» и «выдали нагора» справку, состоящую из «инкриминировавшихся Ивану (?!) Грозному злодеяний», увидев при этом какое-то особое «духовное зерно» в «разрушавшей страну внутренней и внешней политике» Царя Иоанна Грозного.
 
При этом, cведя всю военную деятельность Грозного Царя к одной строчке:
 
«В 1558 году он (Государь Иоанн Васильевич Грозный – авт.) начал Ливонскую войну за овладение побережьем Балтийского моря, которая закончилась в 1583 году потерей русских земель».
 
 
Что ж, давайте и мы тоже посмотрим на те проблемы и задачи, которые стояли перед Россией XVI века в области внешней и военной политики, и на те великие государевы дела, которые и стали тем зерном, из коего Промыслом Божиим возросло могущество и слава Отечества нашего.
 
 
Неумолимая историческая реальность свидетельствует: главнейшей, жизненно необходимейшей задачей, стоящей перед Московскими государями конца XV начала XVI веков, являлось сохранение самого Русского Государства.
 
 
 
В архисложных условиях постоянной военной опасности с востока, юга, запада и северо-запада, сберечь и защитить хотя бы те земли, которые еще оставались за Великим Княжеством Московским, равно как и само Православие – главную духовную опору страны.
 
«Ведь, – как справедливо отмечает современный историк-исследователь Наталия Пронина, – от колоссального древнерусского государства, занимавшего все пространство Великой Восточно-европейской равнины, к этому времени осталось меньше десятой части – т.е., всего около 50 тысяч кв. км. “тощего суглинка”, по выражению И.Л.Солоневича.
 
Все остальные территории, некогда входившие в единую Киевскую Русь, а именно земли Белоруссии и Украины, собственно русского Смоленского княжества к тому времени были захвачены западными соседями Руси – Польшей и Литвой.
 
 
 
Русское государство все еще испытывало на себе тяжелейшие последствия удельной разобщенности и татаро-монгольского ига, свержение которого произошло всего лишь за 50 лет до рождения Иоанна Грозного, только в 1480 году».
 
 
Чтобы понимать всю сложность обстановки в Русском государстве и вокруг него, надо только вдуматься в тот факт, что даже наиболее близкие к Москве города и княжества были окончательно присоединены к ней только на исходе XV столетия.
 
«Отец будущего Грозного Царя, Великий Князь Московский Василий Иоаннович, принимая в 1505 году бразды правления, – пишет историк Зимин, – получил в наследство от отца, вместе с Вязьмой и Дорогобужем, дорогу на Смоленск.
 
 
 
Тем самым Иван III как бы завещал сыну завершить воссоединение русских земель».
 
 
 
 
Совсем иные цели преследовали враждебные России Швеция, Польша, Литва и Ливония, которые не просто препятствовали укреплению Московского государства, стараясь изолировать его от Западной Европы, но и вынашивали планы расширения своих владений за счет Русских Земель.
 
 
 
Так, католический историк иезуит П. Пирлинг, комментируя взаимоотношения Запада и Востока в этот исторический период, беззастенчиво пишет: «Никто не оспаривал Великой Руси у потомков Рюрика и Владимира.
 
Им предоставили (?!) спокойно владеть столицей, затерянной в глуши лесов. Но прекрасные и плодородные области Малой, Белой и Червонной Руси, бассейн Днепра с древним городом Киевом, по праву (?!) должны были принадлежать полякам».
 
 
 
Последствия такой «принадлежности по праву» для «прекрасных и плодородных» традиционно православных земель Украины и Белоруссии предугадать нетрудно.
 
 
 
Нам хорошо известно, какими зверскими методами насаждался на захваченных землях западный католицизм.
 
И как показало дальнейшее развитие исторических событий, Польско-Литовский «аппетит» разыгрался так, что достиг таки и «затерянной в глуши лесов» русской столицы.
 
 
На Востоке обстановка вокруг Московского государства была не менее сложной.
 
Турция, укрепившись на Балканах, на побережье Черного моря и в Приазовье, стремилась объединить против России татарские ханства Казани, Астрахани, в Крыму и в Сибири.
 
 
 
Попытки московских правителей решить дипломатическим путем все эти проблемы не привели к желаемым результатам.
 
Неимоверно сложное положение усугублялось последствиями четырнадцатилетнего «боярского правления».
 
 
 
Когда княжеско-боярская «элита», вознамерившись восстановить прежний порядок удельной вольницы, с неуемной жаждой власти набросилась «аки лев» и «аки злодей» грабить и разорять державу.
 
 
 
«Многие промеж бояр бяше вражды о корыстех и о племенех, всяк своим печется, а не государьским», – так описывает летописец годы боярского властвования, в которые «кийждо себе различных и высочайших санов желаху… и нача в них бытии самолюбие, и неправда, и желание хищения чюжого имения.
 
 
 
И воздвигоша велию крамолу между себе, и властолюбия ради друг друга коварствоваху…на своих другов востающе, и домы их и села себе притежаша и сокровища свои наполниша неправедного богатства».
 
 
 
Заложником же этого боярского «шабаша» стало все Русское Государство, границы которого сделались совершенно открытыми для грабительских набегов крымцев и казанцев, подстрекаемых Турцией, на чьи ненасытные невольничьи рынки ежегодно поставлялось ими до 50000 «русского полона»!
 
 
Взойдя на Престол Московского государства, находившегося в таком колеблющемся состоянии, зажатого в тиски территориальных притязаний Западно-Европейских держав и постоянной военной опасности с Востока и Юго-Востока, Царю Иоанну Васильевичу Грозному необходимо было решить три главные внешнеполитические проблемы:
 
 
 
 
1. окончательно ликвидировать опасность набегов татар;
 
2. вернуть исконно русские земли «отчины» и «дедины»;
 
3. открыть дорогу через Балтийское море на запад.
 
 
 
 
Без этого государство просто не могло существовать, не говоря уже о том, чтобы расти и укрепляться.
 
Для решения же этих жизненно необходимейших задач, Московскому государству пришлось напрячь и применить все свои военно-административные и дипломатические таланты.
 
И Грозный Царь «с достоинством справился с этой трудной задачей» – утверждал историк академик Р.Ю. Виппер.
 
«Иоанну Грозному, современнику Елизаветы Английской, Филиппа II Испанского и Вильгельма Оранского, приходиться решать военные, административные и международные задачи, похожие на цели создателей новых европейских держав, но в гораздо более трудной обстановке.
 
Талантами же дипломата и организатора он всех их превосходит».
 
А выдающийся русский историк Иван Забелин считал, что «столь блестяще справиться с такой сложной задачей не смог бы никто, кроме Царя Иоанна Грозного».
 
 
Решить же эти задачи можно было только с помощью сильного войска.
 
Но пагубное влияние старых, удельных традиций проявлялось и здесь.
 
Войско не готовилось к боевым действиям в интересах государства в целом, а собиралось только тогда, когда этого требовала необходимость.
 
Удельные князья хоть и подчинились Московскому Великому Князю, но, сохранив свои наследственные владения-вотчины, по-прежнему пользовались многими правами периода раздробленности.
 
Каждый из них имел собственное войско и на военную службу Великому Князю смотрел не как на обязанность подданного, а как на добровольное или договорное соглашение.
 
При этом считалось, по удельному праву «отъезда», обычным явлением переход удельного князя или боярина на службу к другому Великому Князю, зачастую противнику Московской Руси.
 
Единообразного порядка в организации и в несении военной службы не было.
 
Каждый князь и боярин выводил столько ратников, сколько он хотел или мог содержать.
 
 
 
Всякий раз, когда враг угрожал Отечеству, Великий Князь должен был договариваться с удельными князьями о помощи.
 
Безусловно, что устроенные таким образом вооруженные силы не могли служить надежной защитой Московскому государству.
 
 
Даже во время нападения неприятеля, воеводы продолжали бесконечно ссориться за старшинство по праву «местничества», не принимая начальства над войсками, в результате чего проигрывали битвы.
 
Подобные споры воевод надолго задержали выступление русского войска в 1549 году, что явилось одной из причин неудачной осады Казани.
 
В таком войске, учитывая новые условия боевых действий, не было достаточной сплоченности и дисциплины.
 
 
 
 
Неудачи 1549-1550 гг. заставили Государя быстрее приступить к реорганизации войска и к проведению военных реформ.
 
Началом упорядочения несения военной службы и реорганизации московских войск Царем Иоанном Грозным можно считать указ («Приговор») 1550 года о распределении воевод по полкам.
 
Чтобы ослабить влияние «местничества» среди воевод, были установлены их места и права в войске.
 
 
 
Так, воеводе большого полка, т.е. командующему войском, теперь подчинялись все воеводы других полков.
 
Соответствующее подчинение было установлено и внутри каждого полка.
 
 
 
Впервые(!) в основу взаимоотношений между воеводами было положено служебное подчинение, а не родовитость.
 
 
 
«Приговор о местничестве» был первым решительным шагом в уничтожении служебных привилегий знати и в централизации управления войском.
 
Он способствовал значительному укреплению дисциплины в войске, повышению авторитета воевод, особенно не знатного происхождения, и улучшению боеспособности русского войска, хотя и встретил большое сопротивление родовой знати».
 
 
 
 
Следующим шагом реформ было развитие поместной системы комплектования войск.
 
 
 
Государь Иоанн Васильевич раздал «избранной тысяче», 1078 лучшим государевым слугам – «детям боярским», 100 тыс. десятин земли в Московском уезде.
 
Теперь Царь мог опираться на эту тысячу московских дворян при проведении своей политики.
 
Они всегда были готовы к несению службы и выполняли различные военные, административные и дипломатические поручения.
 
«Тысячники» явились прообразом «Петровского» служилого дворянства, того сословия служилых людей, которых Государь награждал исключительно за их верную и полезную службу.
 
 
Общее руководство над войском осуществлял Разрядный Приказ, куда сходились все нити управления.
 
Этот приказ ведал всем кругом вопросов, относящихся к организации обороны страны, и руководил планированием и подготовкой военных походов.
 
С 1550 года весь командный состав стал комплектоваться исключительно из членов Государева двора: главнокомандующие и воеводы полков – из высших; а полковые и сотенные головы (офицерский состав) – из низших чинов. Эта реформа в два раза увеличила кадры командного состава.
 
 
 
 
В 1555 году, было издано «Уложение о службе», которым Государь окончательно определил несение военной службы с поместий и вотчин.
 
Оно устанавливало нормы военной службы с земли и общий обязательный порядок несения ее не только для помещиков, но и для вотчинников, чего до этого не было.
 
Размер службы стал определяться законом: « …со ста четвертей доброй угожей земли – человек на коне, в доспехе полном, а в дальний поход – о двух конях.
 
А кто земли держит, а службу с нее не несет, тот должен платить деньги Государю за не выставленных людей».
 
 
 
Если же выставлялось людей больше, чем было определено законом, то помещик или вотчинник получал «Государевой денежной выдачи» в два с половиной раза больше.
 
Такая организация поместного ополчения позволила создать Русскую Дворянскую Конницу, насчитывавшую в то время около 100 тысяч человек.
 
«Русская конница XVI века, отличавшаяся быстрыми действиями и стремительными атаками, полностью отвечала всем требованиям того времени», – подчеркивает историк полковник Коротков.
 
 
Поместное войско было ядром Московской Армии.
 
Все остальные «служилые люди по прибору» – стрельцы, полковые и городовые казаки, пушкари и мобилизуемые им в помощь посошные и даточные люди – в походах и сражениях распределялись по полкам дворянской рати, усиливая ее боевые возможности.
 
 
altНаиболее важным деянием в реформе армии Царя Иоанна Грозного было создание стрелецкого войска (1550 год) – первого постоянного Войска на Руси, содержавшего элементы регулярной армии.
 
Стрелецкое войско, первоначально набранное из 3000 человек, было разделено на шесть «приказов» (полков) по пятьсот человек в каждом.
 
Во главе приказа стоял стрелецкий голова, а под его началом находились сотники, пятидесятники и десятники.
 
Каждый стрелецкий приказ стоял отдельной слободой.
 
В мирное время стрельцы несли постоянную службу в городах-крепостях, имея установленный порядок, регламентированный в наказах (памятях), получаемых в стрелецком приказе.
 
Набор производили «не из крепостных людей, а тех, которые б были собой добры, и молоды, и резвы, и из самопалов стрелять были горазды».
 
Сотники, пятидесятники и десятники должны были ежедневно проверять стрельцов утром и вечером. и отвечали перед головой за самовольную отлучку стрельцов.
 
Провинившихся стрельцов наказывали.
 
Каждый стрелецкий приказ имел свою особую «съезжую избу», в которой кроме советов проводился суд и наказание виновных.
 
Голова обязывался часто делать смотры стрельцам и обучать их «огненному бою».
 
 
Англичанин Ченслер сообщает, что Государь лично проверял боевую готовность московских стрельцов.
 
Такие учебно-проверочные стрельбы устраивались обычно зимой и велись по ледяному ряду, специально выстроенному для этой цели.
 
Учения производили впечатление настоящего боя, так как стрельба не прекращалась до тех пор, пока не разбивались все льдины.
 
Вооружение пеших стрельцов состояло из пищали (гладкоствольного ружья) и бердыша (секиры с длинным искривленным лезвием на древке).
 
Подобное соединение в руках воина огнестрельного и холодного оружия способствовало активным наступательным действиям русской пехоты.
 
Стрельцы были обмундированы в единую установленную форму: длинное суконное цветное платье и высокие шапки, опушенные мехом, но каждый приказ имел свой особый цвет одежды.
 
 
 
«Поголовное вооружение стрельцов огнестрельным оружием ставило их выше пехоты западных государств, где часть пехотинцев (пикинеры) имела только холодное оружие. Следовательно, в образовании пехоты Россия, в лице Царя Иоанна Грозного, намного опередила Западную Европу», – заключает современный историк А.В. Чернов.
 
В стрелецком войске было и незначительное количество конных стрельцов («стременных»), которые обычно сопровождали Царя.
 
 
Так же как и в стрелецком войске, характер регулярности присутствовал и при комплектовании и содержании личного состава наряда, т.е. артиллерии.
 
 
Русская артиллерия XVI века, выделенная Государем Иоанном Васильевичем в самостоятельный род войск, по праву считалась лучшей в Европе.
 
Так, Марко Фоскарини сообщал, что «русская артиллерия в достаточном количестве снабжена бомбардирами, превосходно устроена, обучена и постоянно упражняется».
 
Артиллеристы-пушкари, затинщики и воротники – действительно регулярно обучались своему делу.
 
Ежегодно в декабре Царь Иоанн Грозный лично проверял подготовку пушкарей.
 
Для этого за городом выстраивались дома, набитые землей, и пушкари открывали по ним огонь: сначала из небольших и средних, а затем из самых больших орудий.
 
При Государе на Руси появляются выдающиеся мастера-литейщики.
 
С середины 1540 годов в Европе ведущее место занимали немецкие литейщики.
 
Русские мастера, обучившись у немцев, приглашённых Царем Иоанном на Пушечный Двор, уже с середины 1550 годов самостоятельно могли отливать орудия новых конструкций.
 
Так, в 1555 году, мастер Степан Петров отлил «гафуницу» (гаубицу) больших размеров.
 
В описях Пушкарского приказа она числилась как «пушка Павлин, ядро каменное, весом 15 пуд, длина 6 аршин 3 вершка, от запалу длина пол 6 аршина 3 вершка, весом 1020 пуд».
 
А знаменитый мастер Андрей Чохов, создавший целую школу русских литейщиков, в 1586 году отлил знаменитую «Царь- пушку» весом две тысячи четыреста пудов (около сорока тонн).
 
 
 
Это было самое большое орудие своего времени.
 
Долгое время в исторической литературе ошибочно рассматривали Царь-пушку как ложное маскировочное орудие, изготовленное якобы с целью «припугнуть» иноземцев своим исполинским видом (непонятно только – зачем было тратить столько сил и ценного сырья, из которого можно было бы отлить с десяток боевых орудий).
 
По обмерам и обследованиям, проведенным специалистами в области артиллерийских систем в 1946 году, было установлено, что пушка по своему типу является мортирой, и, будучи крепостным орудием, отливалась с целью поражать живую силу противника, ведя стрельбу каменным «дробом» (картечью), а не ядром, и называлась она в то время «дробовиком российским».
 
В XVI веке ни в одной стране мира не было пушки калибром 890 мм!
 
 
Артиллерия Грозного Царя была разнообразна и многочисленна.
 
«К бою у русских артиллеристов всегда готовы не менее двух тысяч орудий…», – доносил императору Максимилиану II его посол Иоанн Кобенцль.
 
Более же всего, впечатляла тяжелая артиллерия.
 
Московская летопись без преувеличения пишет:
 
«…ядра у больших пушек по двадцати пуд, а у иных пушек немного полегче».
 
 
 
Самая крупная в Европе гаубица – «Кашпирова пушка», весом 1200 пудов и калибром в 20 пудов – наводя ужас, принимала участие в осаде Полоцка 1563 года.
 
Также «следует отметить еще одну особенность русской артиллерии XVI столетия, а именно – ее долговечность, – пишет современный исследователь Алексей Лобин. – Пушки, отлитые по повелению Иоанна Грозного, стояли на вооружении по нескольку десятилетий и участвовали почти во всех сражениях XVII века».
 
 
Военное производство было особым попечением Царя Иоанна IV, и состояло в то время из центров по изготовлению пушек и ядер в Устюжне-Железнопольском (четыреста километров от Новгорода), Пушечного Двора в Москве, зелейных (пороховых) предприятий в Москве, Пскове, Новгороде, домниц – в районе Тулы, Кашире и Серпухове.
 
 
Страх и ненависть неприятеля к Русской Артиллерии были так велики, что в 1578 году, при осаде Вендена, произошло событие, о котором свидетельствовал Пауль Одеборн:
 
«У московитов есть пушка огромной величины и силы, которую они называют Волком.
 
Она установлена впереди их лагеря и выстреливает шестифунтовыми дротиками.
 
Объединенные польско-литовско-шведские войска, атаковав на рассвете лагерь московитов, застав их воевод врасплох, захватили артиллерию, и, так как стволы пушек торчали над глубоким рвом, то на них повесили всех пушкарей, а начальника артиллерии казнили на упомянутой пушке “Волк”».
 
 
Но Иоанн Васильевич Грозный не смог смириться с потерей лучших своих орудий.
 
«Потеряв названные пушки, Московский Царь тотчас приказал вылить другие, с теми же названиями и знаками. И при том, еще в большем против прежнего количестве…» – пишет Р. Гейденштейн.
 
 
При Иоанне Васильевиче Грозном Русская Артиллерия технически совершенствуется: впервые (!) пушки ставятся на лафет.
 
Это делает артиллерию более подвижной, позволяет применять ее в полевом бою, и особенно эффективно – против татарской конницы.
 
Лучшей же оценкой деятельности Царя Иоанна Васильевича по созданию Русской Артиллерии могут служить слова такого «доброжелателя» России как Дж.Флетчера, который писал в 1588 году:
 
«Полагаю, что ни один из христианских государей не имеет такой хорошей артиллерии и такого запаса снарядов, как Русский Царь, чему отчасти может служить подтверждением Оружейная палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивые».
 
 
Понимая, что интересы обороны государства требуют неослабной охраны границ, Государь Иоанн Васильевич приступает к созданию надежной пограничной и дозорно-разведывательной служб, а также к укреплению фортификационных сооружений и постройки новых оборонительных линий.
 
 
 
Для этого, в январе 1571 года, Государь приказал князю М.И. Воротынскому собрать в Москве служилых людей пограничной службы.
 
Это было первое военное совещание в истории России, на котором были разработаны правила пограничной службы.
 
 
 
16 февраля 1571 года Государь утвердил Устав сторожевой и станичной службы, назначение которого было определено словами:
 
«Чтобы Государевым украинам было бережнее, чтобы воинские люди на Государевы украины войною безвестно не приходили».
 
 
altОборонное строительство, при Государе Иоанне Васильевиче, приобретает особое значение и достигает невидимых размахов.
 
Было построено более 150 городов-крепостей, которые Царь снабдил артиллерией и ратными людьми.
 
Если на западных рубежах возводились большие крепости с мощными каменными стенами, способными выдержать длительную осаду и бомбардировку вражеской артиллерии, то на юге была устроена новая «укреплиния», так называемая, «засечная черта», значительно отодвинувшая границы от центральных районов на юге и юго-востоке и обезопасившая около ста тысяч кв.км. Русской Земли.
 
Теперь, «укреплиния» тянулась вдоль всей южной границы и проходила от Алатыря, через Темников, Шацк, Ряжск, Данков, Новосиль, Мценск и Орел – до Новгорода-Северского.
 
Вперед были выдвинуты хорошо укрепленные города Рыльск и Путивль.
 
Прежняя же линия проходила лишь по реке Оке.
 
«Засечная черта» соединила все эти города-крепости непрерывной линией земляных рвов и валов, лесных засек, забоями на бродах рек и другими укреплениями, составлявшими серьезное препятствие для татарской конницы.
 
Специально для обороны южной границы было сформировано войско, доходившее до 65 тыс. воинов и состоящее из двух ратей.
 
«Украинная» рать располагалась на новой (первой) засечной линии, а «береговая» – находилась в городах старой, (второй) линии по реке Оке.
 
Вся система обороны имела четкую организацию, что позволяло, пользуясь отлаженной службой наблюдения за противником, не располагать войска кордоном с узкой линией, как прежде, а группировать их в местах его вероятного движения.
 
При такой организации обороны границ на юге, враг уже не мог проникать вглубь страны без пограничных боев.
 
 
Но, по мере становления и укрепления государственной централизованной власти, возрастало и сопротивление княжеско-боярской оппозиции, стремившейся, во что бы то ни стало, сохранить свои старые «удельные» права.
 
С началом Ливонской войны это сопротивление перешло в открытое столкновение с Государем.
 
Боярство, нарушив присягу с крестоцелованием на верность Царю, встало на «иудин путь» прямой государственной измены, особенно опасной во время войны.
 
Бегство князя А. Курбского, с дальнейшим его участием в боевых операциях на стороне польско-литовских войск… Заговор княжеско-боярской «элиты», во главе которого стоял боярин Федоров, вступившей в тайные сношения с польским королем и намеревавшийся во время похода осенью 1567 года выдать Царя Иоанна Польше…
 
 
 
Наведение на наши земли крымских татар князем Мстиславским…
 
 
 
Измена князя Ф. Бельского, приведшего Шведов к Орешку – вот лишь немногие трагические события той жестокой борьбы, которую приходилось вести Благоверному Государю Иоанну Васильевичу внутри страны, ради защиты, становления и укрепления Государства Русского – оплота Церкви Православной, – того Государства, на которое с надеждой взирали все православные народы мира.
 
 
Сложнейшая внешняя и внутренняя обстановка, обострившаяся боярской изменой, требовала от Государя особых, чрезвычайных мер.
 
Этой мерой явилось образование опричнины.
 
 
 
«Стан святых и град возлюбленный» (Апок.20.8) – предизображенный Царем Иоанном Грозным в событиях и
 
географическом пространстве его царствования» и был явлен «Государевой Светлостью Опричниной», призванной не допустить повторения «боярско-княжеской» реакции 1538-1547 годов и новых попыток ограничить Царскую Власть.
 
В нашем же контексте, введение опричнины надо рассматривать как крупнейшую военно-административную реформу, являвшуюся продолжением реформы 1550 года.
 
 
По реформе 1550 года набиралась тысяча из лучших дворян и «детей боярских», которые наделялись землей в Подмосковье.
 
Теперь Грозный Царь набирал верных людей из того же сословия, не считаясь с родовитостью, и «испомещал» их не только в Московском уезде, но и в других уездах.
 
Именно они составляли основу Опричного Войска, явившегося прообразом служилого дворянства, на которое опирался Иоанн Васильевич, как на самую надежную часть своих вооруженных сил.
 
Глубоко ошибочным является укоренившаяся антиисторическая концепция рассматривать Опричное Войско только как личную охрану Царя или как «карательный отряд».
 
 
«Опричнина, являясь моментом созидания единого централизованного национального государства, должна была вырвать с корнем все пережитки удельной раздробленности, сделать невозможным даже частичный возврат к ней – и тем самым обеспечить военную оборону страны».
 
 
Началом образования опричного войска можно считать 1565 год, когда был сформирован отряд в 1000 человек, отобранных из «опричных» уездов.
 
В дальнейшем, число «опричников» достигло 6000 человек.
 
В Опричное Войско включались также и отряды стрельцов с опричных территорий.
 
С этого времени служилые люди стали делиться на две категории: дети боярские, из земщины, и дети боярские, «дворовые и городовые», т.е. получавшие государево жалование непосредственно с «царского двора».
 
Следовательно, Опричным Войском надо считать не только Государев полк, но и служилых людей, набранных с опричных территорий и служивших под начальством опричных («дворовых») воевод и голов.
 
Войска «земские» и «опричные» действовали всегда вместе и слажено, поэтому совсем не верно утверждение, что будто бы «разделения государства на “опричнину” и “земщину” ослабило силы государства в его борьбе с внешними врагами».
 
Наоборот: «именно для успешного окончания Ливонской войны и разгрома внутренней реакции было создано Опричное Войско, на содержание которого и выделялись особые (опричные) земли.
 
 
 
Прогрессивное значение Опричного Войска состоит в том, что образование его было необходимым этапом в борьбе за укрепление централизованного государства».
 
 
Несмотря на свою малочисленность, Опричные Войска сыграли выдающуюся роль в защите Русской Земли.
 
Они принимали участие во всех походах Ливонской войны, и часто от их доблести и их решительности зависел исход битвы.
 
Мужественно и стойко защищали они от численно превосходящего противника русские города и крепости, проявляя чудеса героизма, брали штурмом неприятельские.
 
Так, при штурме крепости Виттенштейн, пал смертью храбрых воевода Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский, по прозвищу Малюта.
 
 
«Мал золотник, да дорог» – гласит народная мудрость.
 
Опричнина стала той «кузницей кадров», ковавшей Государю верных единомышленников, разделивших с ним тяжкое бремя государевой ноши – «Божьего тягла», готовых, «не щадя живота своего», проводить Государеву политику, Государеву волю.
 
 
Итак, можно с уверенностью сказать, что, проведя военные реформы, Государь Иоанн Васильевич заложил основы Русской Регулярной Армии, создав постоянное, боеспособное войско.
 
В результате этих реформ, к 1552 году, Русское Войско выросло до 150 тыс. человек, а к концу правления Государя оно состояло уже из 300 тыс. хорошо обученных и вооруженных воинов.
 
Ни одна держава Западной Европы не имела таких вооруженных сил!
 
 
Иоанн Васильевич Грозный вводит в армии строгую дисциплину и иерархическую подчиненность.
 
Устав 1571 года предусматривал строгую ответственность рядовых и начальников за нарушение сторожевой службы.
 
 
Для стратегии Иоанна Васильевича Грозного характерно было бить многочисленных врагов России поодиночке, талантливо применяя при этом дипломатические меры, стараясь не допускать образования противником коалиций и ведение одновременно войны на два фронта.
 
Армией Государя широко применяется принцип активной обороны.
 
Не дожидаясь появления противника у своих городов-крепостей, Государь высылал войска навстречу противнику или прямо на его территорию.
 
 
Русская традиция встречать противника в поле, не допуская его разорять родные города и села, осталась и при Иоанне Грозном.
 
Об этом свидетельствуют многочисленные полевые бои против казанских и крымских татар.
 
 
Проявляя чудеса героизма, приводящие в изумление даже врагов, при защите своих городов, Русское Войско показывало высокое военное искусство при штурме и осаде вражеских крепостей.
 
В деле организации осадных работ русская инженерная практика постепенной атаки крепостей намного опередила военное искусство армий Западной Европы.
 
Все осадные работы велись специальными отрядами «розмыслов» – военных инженеров с обязательным прикрытием их основными войсками.
 
Уже осада Казани доказывала возникновение в XVI век русской минно-подрывной школы с высоким уровнем расчетов величины зарядов.
 
В Западной Европе первые расчеты величины пороховых зарядов были применены французским инженером де Виллем спустя только 75 лет.
 
 
Утверждение же иностранных писателей- «очевидцев», подхваченные горе-историками, о том, что русские войска при Иоанне Грозном действовали без всякого порядка и воевали числом, а не умением, есть не что иное, как фальсификация и злопыхательство ненавистников России.
 
Русские заставляли противника подчиняться своей воле, маневрируя, вынуждали его поставить под удар засадных войск свои фланги, а обходным маневром лишали врага возможности отступления.
 
Боевой порядок Русских Войск при Иоанне Грозном в полевом бою был следующим: пехоту ставили в центре, используя условия местности или прикрывая ее «гуляй-городом», (подвижной деревянной крепостицей, составленной из отдельных щитов).
 
Конница строилась на флангах и впереди пехоты, первой вступала в бой.
 
Наряд (артиллерия) размещался за укрытием или в боевых порядках пехоты.
 
 
Характерной особенностью русского построения было наличие особого отряда, который располагался «в засаде» и одновременно являлся резервом, часто решавшим исход боя.
 
 
altБольшое значение придавалось разведке.
 
При выступлении в поход, Иоанн Васильевич Грозный посылал на шесть переходов вперед особый легкоконный полк, от которого во все стороны рассылались далекие разъезды.
 
С его помощью Государь знал все о действиях и передвижениях противника.
 
Все походы и военные операции, начиная с Казанского похода, тщательно планируются с использованием карт, на которых были обозначены все укрепления противника и территории предстоящих боевых действий.
 
При этом Иоанн Грозный изучал и принимал во внимание интересы и настроения местного населения, что облегчало Русскому Войску решение боевых задач.
 
 
Также, Государь проводит ряд мер, обеспечивающих четкое снабжение продовольствием и фуражом своих войск.
 
При нем было положено начало организации обозной службы.
 
Теперь каждый полк имел свой обоз (кош).
 
Вступая же на территорию неприятеля, Царь Иоанн Васильевич стремился обходиться, для снабжения армии, только своими запасами продовольствия.
 
 
Для обеспечения быстрой связи Москвы с войсками была организована почтово-ямская служба.
 
Путь из Новгорода в Москву – более 600 км – покрывался за 72 часа!
 
 
Особая, выдающаяся заслуга Благоверного Государя Иоанна Васильевича Грозного как полководца и дальновидного государственного мужа, состоит в том, что он первым осознал необходимость и сделал попытку создания военно-морского флота.
 
Царь понимал, что без военного флота невозможно вернуть русские Балтийские земли, ведя войну со Швецией, Речью Посполитой и Ганзейскими городами, имевшими вооруженные силы на море и господствовавшими на Балтике.
 
В первые же месяцы Ливонской Войны, Государь пытается создать каперский флот, с привлечением на московскую службу датчан, превратив в военные корабли морские и речные суда.
 
В конце 70-х годов Иоанн Васильевич в Вологде начал строить свой военный флот и попытался перебросить его на Балтику.
 
Увы, великому замыслу не суждено было сбыться.
 
Но даже эта попытка вызвала настоящую истерику у морских держав.
 
 
На съезде имперских депутатов Германии, Альбрехт Мекленбургский сообщал:
 
«Московский Царь собирается строить флот на Балтийском море.
 
В Нарве он превращает торговые суда в военные корабли» и предлагал прибегнуть к помощи Испании, Дании и Англии, чтобы остановить «врагов всего христианского мира».
 
 
На конгрессе князей 1564 года в Ростоке Любек, отмечая необыкновенные способности и восприимчивость русских, говорил, что «Русский Царь скоро достигнет своей цели.
 
Сегодня, у него четыре корабля, через год их станет десять, потом 20,40,60 и т.д.».
 
 
 
А непримиримый враг Москвы Август Саксонский, тревожась, какая грозная морская сила растет на Востоке, доносил императору:
 
«Русские быстро заводят флот, набирают отовсюду шкиперов; когда московиты усовершенствуются в морском деле, с ними не будет возможности справиться».
 
 
Таким образом, мы с полной ответственностью можем сказать, что Царь Иоанн Васильевич Грозный является не только новатором в военном деле и создателем Регулярной Армии, но и первым строителем Русского Военно-Морского Флота, уяснившим непреложную истину, провозглашенную впоследствии великим Императором Александром III Миротворцем: «У России есть только два союзника, ее Армия и Военно-Морской Флот».
 
 
«Мудрость на престоле есть дар Небес для подданных безценный: она, изумляя великими событиями, и малыя озаряет будущим Светом.
 
К вящей же славе и чести Его Царского Величества, должны мы, отдав достойную память Его природным дарованиям, видеть в Нем и благочестие, и ревность по Отечественной Вере, на чем основывается благосостояние Богом хранимой Православной Христианской Державы».
 
Как выдающийся стратег, Царь Иоанн Васильевич остро сознавал опасность военной агрессии с Запада, угрожавшей жизненным интересам России.
 
 
 
А как Государь – Помазанник Божий, твердо усвоивший Византийский политический идеал, по которому Монарх является воинствующим стражем Правоверия, он не мог не видеть более страшную угрозу, угрозу духовной экспансии Запада.
 
 
Интересно в этой связи мнение исследователя народного творчества И. Сенигова, видевшего небывалую популярность Иоанна Грозного среди простого народа, отображенную в песнях и сказаниях не только в том, что «Царь знал и любил Русский Народ, понимая его мысли, чувства, нравы, и обычаи, сочувствовал его тяжелому положению, верил в него как в носителя основных начал русского исторического бытия – Православия, Самодержавия и Народности», но и в той «гениальной прозорливости первого Русского Царя, предугадавшего ту опасность, которая угрожала России со стороны польско-литовского влияния, уже пустившего корни среди Московских бояр.
 
Измена последних, тяготевших к католической Польше, возмущала Иоанна Грозного не только предательством лично ему, но особенно тем, что в его глазах они являлись изменниками своему народу.
 
Если бы Иоанн Грозный миловал бояр, тяготевших к католической Польше и Литве, то возможно предположить, что он тем самым мог бы погубить Православную Русь.
 
 
 
Из всех Московских Государей, Русский Народ больше всего обязан Иоанну Грозному тем, что он избавил его от опасности испытать участь остальных славянских народов, т.е. снизойти на степень второстепенного, не самостоятельного государства».
 
Эту же мысль находим мы и у русского историка Е. Белова:
 
«В последнем случае, Россия превратилась бы во вторую Польшу, со всеми последствиями господства сотни фамилий над остальным народом».
 
 
 
 
Начав в 1558 году Ливонскую войну не только и не столько «за овладение побережьем Балтийского моря» (как думают составители справки-Приложения № 4), Царь Иоанн Грозный намеревался, прежде всего, остановить многовековой натиск Ватикана.
 
Лишить его столь выгодного плацдарма, откуда «Святейший престол – по меткому выражению современного исследователя – протягивал свои жадные щупальца не только к Киеву и Минску, но и к самой Москве».
 
 
 
«Из века в век кощунственно прикрываясь знаком креста, рядясь в одежды проповедников “истины” для восточных “варваров″-схизматиков, Ватикан стремился, прежде всего, расколоть, сломить Православие, уничтожить духовный иммунитет России, и тем самым – лишить ее способности к сопротивлению военной агрессии.
 
К ХVI веку процесс этот зашел слишком далеко.
 
Помимо основных западных соседей Московского государства – Ливонии, Польши и Литвы, во власти католического влияния находилась уже почти вся Белоруссия и правобережная Украина.
 
Коварный враг подступил непосредственно к русским землям, и необходимо было действовать как никогда решительно» К тому же именно сюда, к западным границам России, уже докатились волны Реформации.
 
А это учение «прескверных лютор» воспринималось в Москве XVI столетия (в отличие от современности) не иначе как рассадник ереси. Сюда же бежал Феодосий Косой и его жидовствующие единомышленники.
 
Здесь «проповедничал» и еретик-феодосианин Фома Протестант.
 
Именно поэтому основным направлением главного удара зимнего похода 1562-1563 гг. явился Полоцк – центр распространения Реформации в Литовской Руси, где в конце 1550-х – начале 60-х гг. возник кальвинистский сбор, разогнанный после взятия Полоцка войсками Грозного Царя.
 
 
Также уместно было бы напомнить особо забывчивым и показать на примере судьбы западных славян, что несли Московской Руси такие «крестоносцы», псы-рыцари.
 
 
 
Откроем «Путь к совершенству» Ильина И.А.:
 
«У германцев, после военной победы было принято вызывать в свой стан всех знатных людей побежденного народа.
 
Эта аристократия вырезалась на месте.
 
Затем, “обезглавленный″ народ подвергался принудительному крещению в католицизм.
 
Не согласные, при этом, убивались тысячами.
 
Оставшиеся – принудительно и бесповоротно германизировались.
 
“Обезглавливание” побежденного народа есть старый общегерманский прием».
 
 
Царь прекрасно представлял, с каким мощным противником придется ему воевать, так же как отлично понимал он и неминуемость этого столкновения.
 
Он знал: иначе – нельзя, иначе – уничтожат Православную Русь.
 
Поэтому разгром Царем Иоанном IV Тевтонского ордена, властвовавшего в Прибалтике 350 лет, и ликвидация тем самым величайшего зла для России, которое осознал ещё 300 лет назад Святой Благоверный Князь Александр Невский, остановив занесенный над Русью рыцарский меч, – вот реальный и выдающийся результат Ливонской войны.
 
Той самой, которую г-да составители Приложения № 4 умудрились поставить Государю Иоанну в вину.
 
Войны, за безусловное продолжение которой, между прочим, ясно осознавая ее цели и значение для России, единодушно высказался на Соборе всея Земли Русской, от всех сословий, Народ Божий. Войны, ставшей делом всей жизни Благоверного Царя Иоанна Васильевича Грозного!
 
 
Согласно Ям-Запольскому перемирию, (особо подчеркиваем, не мирному договору, как пишут различные «историки», а перемирию, что является весьма существенной разницей в дипломатической лексике), подписанному 15 января 1582 года между Россией и Польско-Литовским государством, Речь Посполитая обязывалась оставить оккупированные ею русские города: Великие Луки, Холм, Невель и Велиж.
 
А Русское Государство, со своей стороны, обязывалось передать все территории, принадлежавшие прежде Ливонскому ордену, за исключением Новгородка Ливонского и еще нескольких крепостей.
 
Кроме того, Польский король отказывался и от требуемой им ранее громадной контрибуции.
 
Причем, строго подчеркивалось, что Москва передает только те территории в Ливонии, которые были захвачены поляками, но никак не шведами.
 
Это важное политическое решение, столь настойчиво и твердо продиктованное Царем Иоанном Грозным, свидетельствовало о том, что «Грозный намерен был заключить мир с Польшей исключительно с целью высвободить силы и сосредоточить их на борьбе со Швецией».
 
 
 
 
Итогом подписания этого документа стало то, что «Россия, в условиях крайне неблагополучной обстановки, проявив высочайшее мужество русских войск и лучшие качества русской дипломатии, вынудила Речь Посполитую отказаться от широких планов агрессии и от своих претензий на Псков, Новгород и Смоленск» (История Дипломатии. Т.1. с. 202).
 
 
 
Документ был подписан на 10 лет и рассматривался Благоверным Государем Иоанном как вынужденная и временная передышка.
 
И только смерть (без всякого сомнения, насильственная, – см. нашу статью в «Русском Вестнике.» № 6, 2005 г.) Царя Иоанна Грозного не дала ему возможность полностью осуществить задуманное и продолжить борьбу.
 
 
Только такой историк как Карамзин мог, несмотря на историческую очевидность событий, сделать заключение, что сие соглашение явилось «самым невыгодным и бесчестным для России из всех заключенных до того времени с Литвой»…
 
 
 
Да полноте!
 
До того времени и не было столь масштабного, жестокого и трагического столкновения России с Западом!
 
Молодое Русское Царство, ведя изнурительную 25-летнюю войну сразу на три фронта, выстояло.
 
 
 
Русский боевой дух и воля к победе – остались не поколебимы!
 
Россия отступила на исходные рубежи, но от дальнейшей борьбы не отказалась.
 
И это был главный итог Ливонской войны!
 
 
 
Обратимся же за свидетельствами к историкам, для вас, г-да составители, авторитетным, и, согласно вашим же утверждениям, на чьи труды вы, якобы, «опирались», при подготовке доклада для митрополита Ювеналия и Приложения №4 к нему.
 
 
altСкрынников И.Г. пишет, что, невзирая на поддержку всей католической Европы, Польша с каждым годом слабела (!) в своей агрессии против России, тогда как сопротивление русских усиливалось (!). «Так, в итоге первой компании на Восток, сорокатысячная королевская армия добилась успеха, завоевав Полоцк, (до этого занятый Государем Иоанном Васильевичем Грозным в 1563 году – авт.).
 
В ходе второй компании, почти пятидесятитысячная рать затратила все свои усилия на покорение небольшой крепости Великие Луки, (возвращенной поляками по Ям-Запольскому соглашению – авт.)
 
В последней компании польское войско так и не смогло овладеть Псковом».
 
Катастрофа поляков достигла апогея под неприступными стенами Пскова. Вот, что писал канцлер Ян Замойский, руководивший осадой города: «Положение войск тяжелейшее. Я не продержусь более 8 дней. Надо или скорее заключить мир, или с посрамлением отступать от Пскова».
 
 
 
Ему вторит Пиотровский – составитель дневника последнего похода Стефана Батория: «Не имеем ни пороху, ни ядер, ни людей, а русские все более и более укрепляются. Не знаю что далее будем делать».
 
 
 
А историк Б.Флоря отмечает, что «ещё до завершения переговоров в Яме-Запольском, русское правительство развернуло подготовку к военному походу против шведов.
 
 
 
Сбор войск продолжался на протяжении всей второй половины декабря и на рубеже 1581/82 годов, когда уже были урегулированы основные спорные вопросы между Россией и Речью Посполитой, и принято окончательное решение об организации похода “на свейские немцы”»
 
 
7 февраля 1582 года, по приказу Царя Иоанна Грозного, русские войска под командованием воеводы М.П. Катырева-Ростовского начали наступление.
 
Неприятель, попытавшийся остановить их, потерпел серьезное поражение близ деревни Лялицы. «Ситуация в Прибалтике стала заметно изменяться в пользу России».
 
 
 
Летом 1582 года, шведские войска, руководимые бароном Делагарди, развернули наступление для захвата русских северо-западных земель.
 
Но шведов постигла та же участь, что и ранее войска Батория.
 
Осадив в октябре знаменитую русскую крепость Орешек, уже в начале ноября они вынуждены были осаду прекратить.
 
 
 
Шведская армия оказалась полностью деморализованной.
 
Офицеры, обратившись с письмом к королю, требовали от него мира.
 
Все завершилось подписанием в местечке Мыза 2-летнего (!) перемирия на условиях status quo.
 
Только лишь три крепости временно оставались за шведами – Ям, Копорье и Ивангород, но не более.
 
 
 
За Россией оставалось устье Невы с выходом к Балтийскому морю.
 
 
 
Историк Б. Флоря по этому случаю пишет: «Подписывая перемирие на столь краткий, двухлетний срок, русские политики рассчитывали, что с началом Польско-Шведской войны, им удастся вернуть захваченные шведами новгородские пригороды, и не хотели связывать себе руки».
 
 
 
Думается, что каждому должно быть ясно, для чего.
 
 
 
 
Так о каком таком «разрушении страны» и «потери русских земель» причитают составители псевдоисторической справки, если Русское Государство за время царствования Иоанна IV приросло Казанским, Астраханским, Сибирским Царствами, увеличив свою территорию на 300 тысяч километров?!
 
 
 
Если отодвинутые границы обезопасили жизнь более чем одному миллиону православных, находящихся до этого под постоянной угрозой стать «товаром» на невольничьих рынках Востока или насильственного обращения в иную веру?!
 
Если непреложным историческим фактом остается то, что после тяжелейшей 25-летней Ливонской войны, потребовавшей огромного напряжения государства, человеческих жертв и материальных затрат, Россия все-таки смогла остановить развязанную против нее агрессию сильнейших западных стран.
 
И, как уже отмечалось выше, сопротивление этой агрессии с каждым годом только росло?!
 
Если, «не взирая на очевидное военное превосходство, враг так и не смог добиться от Москвы уступок собственно русских территорий (выделено нами – авт.), и был вынужден пойти на ничейный результат.
 
Ценой колоссального напряжения, но все-таки созданное Грозным Государем в великих муках и испытаниях Российское Царство, устояло; ему необходима была лишь передышка, чтобы продолжить свою исполинскую борьбу».
 
 
 
Но…
 
 
Только спустя 140 лет, глубоко прозорливые стремления Царя Иоанна прорваться к морю, утвердить и защитить русские рубежи на важнейшем Прибалтийском направлении, удастся понять и осуществить, в результате не менее тяжелой и продолжительной 20-летней Северной войны, его Великому преемнику.
 
 
 
Тому, «которому суждено было довершить начатое Грозным и благословить Россию на новый путь.
 
Он – Император Петр Великий, глубоко уважавший Иоанна Грозного, называл его своим образцом и ставил выше себя».
 
Вот свидетельство, изреченное самим Великим Петром:
 
«Сей Государь есть мой предшественник и образец; я всегда представлял его себе образцом моего правления в гражданских и воинских делах.
 
Но не успел еще в том столь далеко как он.
 
Глупцы только, коим не известны обстоятельства его времени, свойства народа и великие его заслуги, называют его тираном»
 
 
 
Ведь даже такой недоброжелатель Царя Иоанна Грозного как дьяк Иван Тимофеев в своем «Временнике», в котором он «судил Царей и их дела», называл Государя Иоанна Васильевича Грозного, после родителей его, не иначе как «вторособирателем всей Русской Земли»!
 
 
Да, видать стрела, выпущенная под стенами Пскова, к которой было прикреплено горделиво-заносчивое требование о сдаче города, нашла таки себе «цель» в сердцах и умах составителей «справки», по-видимому, находящихся под впечатлением самонадеянных слов Стефана Батория, пытавшегося подкупить своими обещаниями защитников Русской Твердыни.
 
 
«Дальнейшее сопротивление для вас бесполезно.
 
Знаете, сколько городов завоевано мною в два года?
 
Сдайтеся мирно: вам будет честь и милость, какой вы не заслужите от московского тирана, а народу льгота, неизвестная в России, со всеми выгодами свободной торговли».
 
Наш ответ может быть только один.
 
Ответ защитников Пскова: «Мы не жиды: не предадим ни Христа, ни Царя, ни Отечества.
 
Не слушаем лести, не боимся угроз. Иди на брань: победа зависит от Бога».
 
 
В завершение, хотелось бы прославить еще одно качество Царя Иоанна Грозного, который быв Монархом Благочестивым, «имел Сам в Себе искреннюю приверженность к Православной Вере и истинному Богопочитанию, и, при начале каждого Своего нового учреждения, непременно испрашивал благословения Божия и священного духовного чина, а по одержании Им знаменитейших побед над неприятелем, неизменно возносил торжественные благодарения Господу Богу».
 
Быв одаренным военноначальником «ко ополчению дерзостным и за державу стоятельным», отечески заботился о своем войске, «той же Царь Иван Грозный многая благая сотвори, воинство вельми любяше, и требующая ими от сокровища своего неоскудно подаваше» (воевода И.М. Катырев-Ростовский).
 
 
Предстает он пред нами и как самоотверженный воин, готовый всегда лично противоборствовать врагам Отечества.
 
 
 
Как герой, чей личный подвиг, во время штурма Казани, решил исход великой битвы.
 
 
 
Когда часть ворвавшегося в город Русского Войска, соблазнившись богатством Казани, стала грабить брошенные лавки и дома, рассеялась по всему городу и ослабила свой натиск, казанцы, воспользовавшись этим, ударили по ним, и, увлекшиеся добычей воины, от неожиданности, бросились бежать из города.
 
 
 
Увидев это, Государь, взяв в руки Святую Хоругвь (Боевое Знамя), устремился на коне к Царским Воротам, чтобы удержать бежавших.
 
 
 
Воодушевленная примером Царя 20-тысячная дружина бросилась за своим 22-летним (!) Царем в город, и Казань, на этот раз, была взята!
 
 
Красота этого подвига, этого святого порыва Венценосного воина, горевшего одним пламенным желанием спасти своих дружинников от позора бегства, спасти Отечество от позора поражения, даже ценою своей собственной жизни, – послужила бы неисчерпаемой исторической темой, вдохновляющей многих художников и писателей, случись это с кем угодно другим, но только не с Царем Иоанном Васильевичем Грозным!
 
 
 
Раз наброшенная злобной и мелочной рукой тень клеветы, затмила и умалила великий облик Царя, а прекраснейшие порывы души его остаются незаметными для большинства и по сию пору…
 
 
Да! Прав был историк, подписывавший свои труды только двумя буквами: М.Р.:
 
 
 
«Хотя мы очень далеки ещё от верной, безпристрастной истории своей, от правильной оценки событий и лиц, так или иначе влиявших на судьбы России, но нет-нет, да и блеснёт из мрака прошлого какое-нибудь ярко освещённое событие, являющееся пред нами совершенно иным, чем было оно до сих пор в описании историков, или рабски веривших первоначальным исследователям, не считаясь с их индивидуальностью, личным взглядом, и оказавшими на них влияние внешними причинами, или совершенно произвольно окрашивавших тот или иной факт». И трижды прав он, что «будущей истории принадлежит великая задача осветить светом истины многие события и лица; одних – низвергнуть с шаткого здания их славы, других – возвести на достойную их высоту и окружить ореолом прекрасного.
 
 
Одной из главных задач этой истории будущего станет новый взгляд на человека, сыгравшего крупнейшую роль в развитии России, любившего ее истинной, горячей любовью, отдавшего ей все силы своего недюжного ума, блестящего законодателя и полководца, и глубоко страдавшего, несчастнейшего человека в личной жизни, получившего от истории прозвище, (так и непонятое потомками – авт.), которое заслонило собой все величайшие заслуги его, весь гений его ума – Грозный».
 
 
А составителям так называемой «обширной исторической справки» и подобного рода «документов», хотелось бы посоветовать: когда беретесь за оценку столь сложного и ключевого периода Русской Истории, не мешало бы, если не знать, то, хотя бы, любить родную Историю.
 
Хотя при такой трактовке исторических событий и личности Благоверного Государя Иоанна Грозного, как в пресловутом Приложении №4, я, очень сомневаюсь, что она, наша История, для них – родная…
 
 
Конечно же, не нашим немощам и слабым силам помочь великому делу восстановления исторической справедливости.
 
Конечно, не нам исправить хотя бы одну букву Истории и защитить от «стрел разжённых» лжи и клеветы, исполина Отечественной Истории…
 
 
 
Но, может быть, само искание Истины даст тем Русским людям, кто еще жив, увидеть в мутном, бушующем мировом потоке апостасийной жидъкости, захлестнувшей и наше Отечество, сияние души и блеск славы великих дел человека, избранного Богом быть Первым Русским Царём.
 
 
 
 
Николай Парфеньев,
 
Источник  http://www.pokaianie.ru/guestbook/

СТОЛИЦА ПЕРЕНЕСЕНА ИЗ ПЕТРОГРАДА В МОСКВУ

 

h_1356800602_9397167_d7598b51ff (1)

09.03.1918 – Столица перенесена из Петрограда в Москву.

1.

Возвращение российской столицы в Москву после двухсотлетнего пребывания на брегах Невы – завершение цепи случайностей.

В феврале-марте 1918 года на советское руководство посыпались проблемы одна тяжелее другой.

С одной стороны, германские войска в считаные недели оккупировали Латвию, Эстонию, значительную часть Украины и даже взяли Псков.

С другой – было совершено неудачное покушение на Ленина и раскрыты еще два заговора.

Оставаться в Петрограде стало небезопасно.

Но куда переезжать? Управляющий делами Совнаркома (СНК) Владимир Бонч-Бруевич предложил – в Москву.

Ленин согласился, но выдвинул условие: в Москву предварительно не сообщать, переезд организовать внезапно.

Вопрос обсуждали на заседании СНК в ночь с 24 на 25 февраля.

Конспирация была строжайшей.

Только избранные были посвящены в реальные планы по переезду.

Остальным сообщили, что правительство и партруководство переедут… в Нижний Новгород.

Бонч-Бруевич, со своей стороны, дезинформировал представителей, как он сам говорил, “крайне реакционной организации” Викжель (профсоюза железнодорожников), пришедших к нему с вопросом “а правда ли, что правительство бежит в Москву?”

Управделами Совнаркома выдал тогда викжельцам “секрет”: не в Москву, а в Нижний Новгород, “там посытнее, да и от немцев подальше”.

Такие меры предосторожности, по мнению Бонч-Бруевича, были не лишними:

“Все подтвердилось на процессе эсеров, когда боевики эсеров заявили, что они пытались организовать взрыв правительственных поездов на путях следования из Петрограда, но они были сбиты с толку различными комбинациями”.

2

Опасались не только терактов, но и массовых беспорядков, когда станет известно, что в столь критический момент все руководство Советской республики сбежало из Петрограда.

А потому и приготовления к отъезду, а уж тем более сам отъезд, не афишировались.

Уже после того как члены ВЦИК и Совнаркома благополучно покинули Северную Пальмиру и перебрались в Москву, в “Правде” было опубликовано “Обращение Военно-Революционного комитета при Петроградском Совете к гражданам Петрограда”: “СНК и ЦИК выехали в Москву на Всероссийский съезд Советов.

Уже сейчас можно с полной уверенностью сказать, что на этом съезде будет решено ВРЕМЕННО перенести столицу из Петрограда в Москву…

Германские империалисты… остаются смертельными врагами Советской власти…

При этих условиях СНК невозможно дольше оставаться и работать в Петрограде в расстоянии двух дневных переходов от расположения германских войск.

Но для безопасности самого Петрограда необходимо переселение столицы в Москву.

Захват Петрограда представляется до сих пор германским империалистам, как смертельный удар по революции и Советской власти.

Перенесение столицы в Москву покажет им, что Советская власть одинаково прочно чувствует себя по всей стране, и обнаружит таким образом бесцельность похода на Петроград…

Незачем говорить, что и после ВРЕМЕННОГО переселения столицы Петроград остается первым городом русской революции”.

Паники избежать удалось.

Народ поверил в то, что переезд правительства в Москву – это временная мера.

О том же, что столица перенесена надолго, если не навсегда, знали опять же избранные.

В день отъезда из Петрограда, направляясь к машине, которая должна была доставить ленинское семейство (самого вождя, Надежду Константиновну и Марию Ильиничну) и Бонч-Бруевича к поезду, Владимир Ильич произнес: “Заканчивается петроградский период деятельности нашей центральной власти, что-то скажет нам московский?”

3

Но прежде чем этот период начался, следовало решить две задачи: перевезти руководство страны в Москву и разместить его там.

Ответственным за переезд был назначен автор идеи переноса столицы Бонч-Бруевич.

Для начала его брат Михаил, занимавший пост военного руководителя Высшего военного совета республики, еще раз подтвердил на заседании СНК 26 февраля “нецелесообразность пребывания правительства в Петрограде”.

И в этот же день подал рапорт на имя Ленина о необходимости организации переезда в Москву.

Положительная резолюция на документе не замедлила появиться, и в тот же день СНК принял проект постановления об эвакуации правительства:

“минимум руководителей центрального административного аппарата с семьями, Госбанк, золото и Экспедиция заготовления государственных бумаг″.

С заключением 03 марта 1918 года Брестского мира работы по эвакуации не только не остановились, но, напротив, ускорились: советское руководство не доверяло немцам.

Чтобы разрядить обстановку в теперь уже бывшей столице, властями распространялась ложная информация.

1 марта в “Правде” было опубликовано заявление ЦИК Советов:

“1. Все слухи об эвакуации из Петрограда Совнаркома и ЦИК совершенно ложны. СНК и ЦИК остаются в Петрограде и подготавливают самую энергичную оборону Петрограда.

2. Вопрос об эвакуации мог бы быть поставлен в последнюю минуту в том случае, если бы Петрограду угрожала бы самая непосредственная опасность – чего в настоящий момент не существует”.

Между тем слухи множились день ото дня.

И неудивительно.

В Москву нужно было отослать пять поездов: два с работниками ЦИК, два с правительством и последний, самый ценный, – с руководством СНК во главе с Лениным.

Организатор отъезда Бонч-Бруевич признавался потом:

“Я ясно осознавал, что шила в мешке не утаишь, и такую громаду, как Управделами СНК и Комиссариаты тайно не перевезешь, так что мне надо было лишь отвлечь внимание от Цветочной площади”.

То есть от состава, в котором должен был ехать вождь мирового пролетариата.

4

Формирование поезда N 4001, в котором в Москву переправлялось руководство страны, шло с соблюдением всех правил конспирации. Состав формировали не на Николаевском вокзале (ныне Московский вокзал Санкт-Петербурга), а на пустыре за Московской заставой на так называемой Цветочной площади.

План, как его описывает Бонч-Бруевич, был таков:

“Накопить спальных вагонов, в последний момент сформировать поезд и выехать без огней, пока не достигнем главных путей Николаевской железной дороги”.

Подручные Бонч-Бруевича под видом безработных обследовали все окрестные улицы и дома.

А в это время с большой помпой за несколько дней до “часа икс” был организован отъезд с Николаевского вокзала двух бывших царских поездов с членами ВЦИК, направляющимися в Москву на съезд Советов.

Эсеров, кстати, разместили в первых вагонах.

Шумно был отмечен и отъезд в Москву главы ЦИК Якова Свердлова: все видели, как он вошел в первый вагон первого состава, правда, никто не видел, как он вышел из тамбура последнего вагона и пересел во второй поезд.

Конспирация!

9 марта по распоряжению Бонч-Бруевича на Николаевский вокзал без особой шумихи подали два экстренных поезда, которые направились в Москву, увозя работников комиссариатов, имущество и служащих Управделами СНК.

И между этими двумя поездами как раз и вклинился еще один – с Цветочной площади. Охраняли поезд N 4001 латышские стрелки.

Ленин с семьей покинул Смольный в 21.30 10 марта.

Сразу прибыл на Цветочную площадь: его встретили и, освещая фонариками путь, проводили до специального салон-вагона.

В 10 вечера в абсолютной темноте с выключенным освещением поезд взял курс на Москву.

Конспирацию, правда, нарушили уже через несколько минут: по личной просьбе вождя свет в салон-вагоне был включен за плотно задернутыми шторами.

Впрочем, читал Ленин недолго – через два часа он отправился спать.

5

За ночь поезд прошел куда меньше, чем предполагалось, – помешал вклинившийся товарняк с солдатами и матросами, возвращавшимися с фронта.

К утру вместо Твери поезд был еще только в Вишере.

На этой станции и произошел довольно неприятный эпизод.

Морозным утром товарняк с разоруженными матросами и спецпоезд оказались друг напротив друга.

Бонч-Бруевич вспоминал, что, не зная, чего ожидать от матросов, “отдал распоряжение на всякий случай выкатить пулеметы.В матросском поезде сразу заметили пулеметы и стали выскакивать из вагонов и прятаться по ту сторону поезда”.

Загнать их обратно стоило больших трудов.

Товарняк отправили на запасной путь.

Ленин в это время спал.

В Москве же с начала марта в авральном порядке решали вопрос, как разместить приезжающих.

Точная дата прибытия главного эшелона держалась в секрете, поэтому решили готовиться загодя.

Еще 3 марта на заседании президиума Моссовета П.П. Малиновскому и П.Г. Смидовичу было поручено организовать встречу и размещение работников СНК и ЦИК, а 7 марта было принято специальное постановление президиума “об укреплении и реорганизации Эвакуационной комиссии”.

Прибывший в Москву Свердлов подключился к работе комиссии: для размещения работников ВЦИК были реквизированы несколько гостиниц и особняков.

Основной аппарат разместился в апартаментах “Метрополя”.

О том, что поезд N 4001 прибывает вечером 11 марта, столичным властям стало известно буквально за два часа до этого: Бонч-Бруевич позвонил в 19.45 со станции Окуловка.

Сообщение вызвало переполох, так как в этот же день Петербургское телеграфное агентство сообщило, что прибытие правительства в Москву ожидается только завтра – 12 марта.

Но это была последняя дезинформация.

После переезда большевистского правительства в Москву Красная площадь стала одним из символов центральной власти в России.

Главным организатором переноса столицы из Петрограда был Владимир Бонч-Бруевич.

6

Словом, столицу “организовали” буквально за две-три недели.

И это несмотря на то, что, по воспоминаниям дежурного адъютанта комендатуры Кремля Ю.П. Малиновского, “Москва сохранила старый облик: в ней было мало зданий, годных для правительственных учреждений, многие ведомства размещали в жилых помещениях – в дворянских и купеческих особняках”.

Ленин с семьей поселился в гостинице “Националь” (переименованной в “Первый дом Советов″.

А позднее – до окончания работ в Кремле – переехал в две комнаты на втором этаже Кавалерского корпуса (здание за Манежем).

Для постоянной работы ЦИК и СНК определили здание бывшего Сената в Кремле.

Там же устроили и квартиру вождя.

Для обеспечения безопасности руководства страны провели реорганизацию комендатуры Кремля: 11 марта вместо И.П. Петрякова назначили прибывшего из Петрограда Л.М. Стрижака, а 21 марта его на этом посту сменил бывший комендант Смольного П.Д. Мальков.

Охрана Кремля была поручена латышским стрелкам, а обеспечение безопасности членов правительства возложили на Первые московские пулеметные курсы.

16 марта 1918 года на последнем заседании IV Чрезвычайного съезда Советов переезд руководства страны был узаконен.

Столица переместилась в Москву.

Далее http://www.pokaianie.ru/guestbook/


Протоколы. Столетнее молчание.

 

gerzl

В 1905 году Сергей Александрович Нилус, с благословения Иоанна Кронштадского, опубликовал Протоколы сионских мудрецов. С тех пор это – одна из самых широко известных и самых оспариваемых публикаций в мире.

 

Однако никто не может ответить на вопрос: почему между первой публикацией Протоколов и их первым публичным опровержением прошло почти 20 лет?

Ответ на этот вопрос попытался дать Н.Е. Марков, непосредственный участник многих событий, так или иначе связанных с Протоколами.


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

 

«Протоколы» эти появлялись в печати и ранее, например, в 1903 году в бессарабской газете «Знамя» в виде фельетонов. Еще раньше, помнится, в 1897 году, эти «Протоколы» были напечатаны в Москве на правах рукописи и раздавались между знакомыми по рукам. Но те первые попытки опубликования «Протоколов» были сделаны в узких провинциальных кругах и остались мало кому известными.Поэтому правильно считают, что именно С. А. Нилус опубликовал в 1905 г. «Протоколы сионских мудрецов».

 

 

Что до иудеев, то они соблюдали гробовое молчание. Иудеи замалчивали книгу, с ними молчала и вся «российская» печать. Втихомолку, однако «Протоколы», которых публика почти не покупала, потом скупались по дешевке целыми партиями и исчезали с книжного рынка.

 

Нилус повторил издание в 1911 году. Результат был тот же.

 

Нилус выпустил 3-е издание в 1917 году. Но тут пришла революция, и все издание целиком было сожжено по приказу не то масона Керенского, не то масона Львова.

 

До самого 1920 года иудеи как воды в рот набрали и молчали о «Протоколах сионских мудрецов».

 

А между тем сожженные «Протоколы» возникли из пепла.

 

В Ростове-на-Дону в 1918-1919 гг. появились одно за другим два народных издания «Протоколов», нашедших широкое распространение на юге России и среди Добровольческой армии. Эти издания выпустил известный писатель И. А. Родионов, автор нашумевшего в свое время «Нашего преступления».

 

Родионов подготовил было и 3-е издание, но масоны приняли меры и, по приказанию донского атамана Богаевского, 3-е издание было конфисковано и уничтожено.

 

Но мировая пресса продолжала молчать. Как объяснить это упорное молчание столь говорливой прессы?

 

Почему эта книжка получила такое неслыханное распространение? Потому что этот план, опубликованный Нилусом в 1905 году, фактически в течение 20 лет неуклонно выполняется в СССР, выполняется также в Мексике, в красной Испании. Пытались осуществить его также в Венгрии при Бела Куне и в Баварии при Эйснере, но там они провалились.

 

Если в 1905 году в России еще могли сомневаться в подлинности существования такого чудовищного плана, то теперь, после страшных кровавых исторических опытов, которые у всех на глазах, сомневаться могут либо безнадежные болваны, либо корыстные укрыватели  планов.

 

Необходимо объяснить, как и откуда получил С. А. Нилус эти «Протоколы».

 

 

Сам он в своих трех изданиях дает не вполне одинаковые версии происхождения документа и делает при этом разные догадки, из которых ясно, что он и сам не знает их происхождения.

 

Напечатанную в его книге рукопись привез Нилусу тульский уездный предводитель дворянства А. Н. Сухотин.

Связанный словом хранить тайну, Сухотин не открыл Нилусу, откуда получил таинственную рукопись. Работающая в Эрфурте международная организация «Вельт-Динст» положила много труда и затрат, чтобы обнаружить тайну происхождения «Протоколов» и документально доказать их иудейское происхождение.

 

Теперь можно с уверенностью утверждать, что подлинная рукопись «Протоколов» была изъята в 1897 году во время конгресса сионистов в Швейцарии из портфеля вождя сионистов Теодора Герцля.

Это «изъятие» произвел один из агентов российской тайной полиции, специально командированный из Петербурга для тайного наблюдения за собравшимися на конгресс.

На этой рукописи была собственноручная пометка Герцля, не оставлявшая сомнений в том, что рукопись находилась у Герцля и что он собирался делать по ней доклад (конечно, не на конгрессе).

 

Документ этот является страшной и бесспорной уликой .

 

Тогдашний министр внутренних дел Горемыкин не дал хода этому делу и приобщил рукопись к особо секретным делам, касавшимся евреев. Но преемник его по министерству, Сипягин, найдя в секретном архиве министра рукопись Герцля, решил ее опубликовать.

 

От официального опубликования отказались, дабы не обнаруживать нелегального способа приобретения рукописи. Вместо этого решили передать копии рукописи людям, прикосновенным к литературе и известным своим правильным взглядом. Передатчиком был выбран А. Н. Сухотин, которого связали обещанием молчать о происхождении рукописи.

 

Министр Сипягин вскоре был убит.

 

Подлинная рукопись с пометкой Герцля оставалась, конечно, в секретном архиве министра внутренних дел — вплоть до революции 1917 года. Опись всех дел, хранившихся в том секретном архиве, находится теперь в верных руках. Но самые дела исчезли. Не просто исчезли, а были выданы из Министерства внутренних дел в 1917 г. масону Винаверу.

 

Приказ этот отдал Глава Временного правительства князь Львов — одновременно гроссмейстер русского масонства, приказчик Великой ложи Франции

 

Теперь ответим на вопрос

 

Почему молчали двадцать лет?

 

До революции 1917 года они молчали, ибо знали, что рукопись с пометкой Герцля похищена была агентом российской тайной полиции и что документ этот, подтверждающий подлинность «Сионских протоколов», находится в руках правительства.

 

Но почему молчали  после передачи секретного дела в руки Винавера?

 

Только потому, что Винавер сделал промах: он ПОДПИСАЛ опись полученных им из министерства секретных документов, а в описи значилась и рукопись с пометкой Герцля и многое иное, о чем пока умолчу.

 

Расписки Винавера иудейские сыщики не нашли при позднейших обысках в доме министра. Расписка Винавера гуляла где-то по России. Только с разгромом армии Деникина и его штабов иудеи получили уверенность в том, что уличавшая их расписка Винавера более не существует.

 

Дела штабов армии юга России погибли в начале 1920 года, а уже 12 июня 1920 г. в английской газете «Спектатор» появилась статья пресловутого ненавистника России Люсьена Вольфа, в которой «Сионские протоколы» впервые объявляются подделкой и плагиатом.

 

 

Почему еврейская пресса молчала она о «Протоколах» до 1920 года и почему плотину молчания с 1920 года точно прорвало — на все лады заголосили иудейские подголоски и стали всячески доказывать, что «Сионские протоколы» являются фальсификацией, составленной чинами российского департамента полиции?

С этого момента началась настоящая свистопляска еврейских измышлений, подделок, брани и клеветы.

В России удалось замолчать издания С. А. Нилуса и с помощью продажной прессы и подвластных масонству деятелей «общественности» скрыть от народа нависшую над Россией опасность.

Но после падения Русского Государства и воцарения тирании, не только спасшиеся за рубежом русские люди, но и все, сознательно мыслящее и национально чувствующее человечество, обратило внимание на эту программу захватов.

«Сионские протоколы» были двукратно переизданы покойным Ф. В. Винбергом, а затем появились переводы почти на всех языках мира, даже на японском и финляндском. Особенное внимание привлекла к себе эта программа в Германии, Англии и Северной Америке.

В настоящее время в мире едва ли найдется образованный человек, который хотя бы понаслышке не знал о «Сионских Протоколах».

Все это вынудило руководителей еврейства к массовым опровержениям и к всевозможным ухищрениям для доказательства подложности «Сионских Протоколов».

Крупнейшая артиллерия для разгрома «Протоколов» собрана в книге Ю. Делевского, изданной в 1923 году в Берлине и озаглавленной «Протоколы Сионских Мудрецов». В качестве прикрытия, еврейскому сочинению Ю. Делевского предпослано предисловие православшейшего софиста Антона Владимировича Карташова, который, с усердием, достойным лучшего применения, стал на страже «гонимого» племени и, призвав «рядовых пастырей русской церкви» (они — рядовые, а он сам, по-видимому, — генерал?!) с легкостью разъяснять ложь «Сионских Протоколов», выразить свою радость тому, что Ю. Делевский, наконец-то преподал русской Церкви средство защитить себя «от порока антисемитизма».

Радость г-на Карташова была, конечно, весьма неискренняя, ибо как ни пыжился Ю. Делевский, как ни бранил антисемитов, все же он не смог доказать и не доказал подложности «Сионских Протоколов».

Вся система доказательств была построена на кропотливом подборе цитат и отдельных мест из предшествовавшей «Сионским Протоколам» литературы, в которых выражались те же мысли, что и в «Протоколах». Тут и аббат Шаботи, и Гужено де Муссо, и Эдуард Дрюмон, потревожена даже тень Победоносцева, исследован роман Ретклифа и, как венец творения, отыскан в пыли архива некий «Диалог Мориса Жоли».

Этот последний документ действительно содержит много мест, общих с «Протоколами» не только по содержанию, но и по отдельным выражениям, — с тою только разницей, что в «Протоколах» говорят тайные еврейские властители, а в «Диалоге» — Маккиавели, под которым Жоли разумел Наполеона III.

Из этого несомненного сходства «Диалога», написанного в 60-х годах 19-го столетия, с «Протоколами», Ю. Делевский победоносно вывел, будто «Сионские Протоколы» являются плагиатом — переделкой «Диалога».

На первый взгляд такой вывод кажется как будто правильным. Но это только на первый взгляд

В действительности никакого плагиата тут не было, а было лишь разновременное использование разными писателями одного и того же документа, — программы мессианизма.

Разве можно называть плагиаторами авторов, которые, скажем, цитируют Библию? Несомненно, что каждый такой автор, выписывая страницы и тексты из Библии, всегда пишет одни и те же слова и выражения, высказывает одни и те же мысли.

И если бы Ю. Делевский перебрал бы ряд писателей, писавших на библейские темы, то он легко бы мог уличить их в плагиате друг у друга: — все ведь приводят одни и те же тексты, и, соответственно, выражают одни и те же мысли.

Революционер 2-й Империи, коммунар 1871 года, францмасон Морис Жоли, несомненно, принадлежал к тайному  сообществу и потому имел доступы к тайной программе мессинистов — покорителей мира. Естественно, что, получив от своего ордена приказ выпустить против Наполеона III памфлет с обвинениями в империализме и терроре, он приписал своему Маккиавели (т.е. Наполеону III) все те замыслы, которые его, Мориса Жоли, руководители осуществляли в действительности по раз и навсегда, в течение веков выработанной, программе.

Как ни мстительны мессианисты, все же не мало было от них отпадений, не мало было людей, ужаснувшихся сатанизмом и ушедших из их рядов; и неудивительно, что иные писатели, вроде Гужено де Муссо, Редклифа и других, узнавали о существовании мессианской программы и сообщали из нее некоторые выдержки.

С. А. Нилусу посчастливилось достать большую часть этой таинственной программы и опубликовать ее. И если отдельные места этой программы сходственно изложены у прежних писателей, то это есть лишь доказательство, подтверждающее постоянное существование мессианской программы, а никак не опровергающее оную.

Самое же главное и самое существенное соображение высказано все тем же Генри Фордом: — Не то важно, кто и как достал и опубликовал «Сионские Протоколы», а то, что программа, опубликованная в 1905 году, была фактически во всех главных частях своих осуществлена в течение последующих двадцати лет.

От себя добавлю: Программа захвата государства и народов не только была вообще осуществлена, но была осуществлена той самой силой, от имени которой программа «Сионских Протоколов» была оглашена.

БЕРНСКОЕ ДЕЛО СИОНСКИХ МУДРЕЦОВ



Бернский суд 14 мая 1936 года признал подложность «Протоколов», но, уже 1 ноября 1937 года Апелляционный суд в Цюрихе отменил это решение.

СМИ упоминают только о первом решении Бернского суда. 

Ю.К. Бегунов:

В 1932 году против Швейцарской национальной партии был подан судебный иск. Её активисты продавали это «неприличное» издание на ступеньках казино города Берна. Процесс длился 5 лет и к участию в нём из многих стран были привлечены сотни свидетелей.Стояла задача: представить «Протоколы», как грязную фальшивку, составленную либо жандармским генералом Рачковским, либо писателем Сергеем Александровичем Нилусом.

Самые интересные находки меня ждали в Бернском государственном архиве.

Он уникален тем, что хранит семь томов материалов процесса над «Протоколами Сионских мудрецов» (надо сказать, что в мире теме «Протоколов» посвящено не менее четырёхсот книг и четырёх тысяч статей). Таким образом, я получил уникальный материал, который прежде никогда не публиковался

Ученые Ю. Делевский, В. Бурцев, Н. Кон и их многочисленные последователи дружно заверяют, что авторами ПСМ (Протоколов сионских мудрецов) были сотрудники шефа русской тайной полиции П.И. Рачковского (работал в Париже с 1884 по 1902 г.) М. Головинский и И. Манасевич-Мануйлов.

Последние якобы сфабриковали ПСМ в Парижской национальной библиотеке по образцу “Диалога” Мориса Жоли, а за позорной работой поддельщиков якобы застали княгиня Екатерина Радзивилл и Генриетта Херблетт.

В Берне почтенным дамам задавался вопрос: когда они видели, как фабриковался документ?

Ответ был таков: в 1904 или в 1905 году.

Но в это время Рачковского уже два года как не было в Париже, а русский текст ПСМ четырежды был опубликован в России

 

Вот что пишет Юрий Бегунов, изучавший швейцарские архивы:

 

 

“Вот что мне удалось обнаружить в Бернском архиве:

 

1. Свидетельство немецкого делегата первого Конгресса Сионистов Альфреда Носсигэ (Берлин), рассказавшего в 1901 г. польскому композитору Падеревскому о том, что в Базеле, в августе 1897 года, в перерывах между 32-м и 33-м заседаниями Совета старейшин действительно зачитывался и обсуждался текст ПСМ на французском языке. Об этом же свидетельствовал другой участник Конгресса, создатель самой известной в России Энциклопедии Брокгауза и Горрона, впоследствии крестившийся в Православии Савелий Константинович Ефрон.

 

 

 

2. Свидетельство Андрея Петровича Рачковского, сына жандармского генерала и якобы фальсификатора антисемитского документа. Он показал, что отец его никогда не испытывал неприязни к евреям, хотя бы уже потому, что его мать была еврейкой; евреями были и ближайшие сотрудники его по парижской резидентуре. Андрей Петрович заявил, что подает в суд на клеветников: графа дю Шайла и Екатерину Радзивилл – аферистку, сидевшую в тюрьме за кражу драгоценностей.

 

3. Выступление Маркуса Эренпрайза, обер-раввина Стокгольма, участника Первого Базельского конгресса. Суть его позиции была такова: что вы суетитесь вокруг “Протоколов″, когда более масштабные планы еврейской гегемонии изложены в Талмуде! (Он состоит из 56 трактатов, на русский же язык переведен лишь один том выжимок текста – Ю.В.) То же говорится и в “Шулхан арухе.

 

4. На Базельском конгрессе произошла одна из нескольких утечек материалов ПСМ. Премьер-министр России Горемыкин и министр финансов Витте направили в Базель под видом верующего еврея агента с целью выяснения финансового могущества еврейских кругов. Этот агент фигурирует в документах как Джонсон-Хан. Был он, очевидно, человеком энергичным.

 

Во всяком случае, им была организована такая комбинация. В один момент, когда Герцль находился на трибуне, в зале кто-то погасил свет. В возникшей суете Хан прокрался к президиуму и вытащил из портфеля сионистского лидера три экземпляра “Протоколов″. Об этом на процессе свидетельствовали полковники III Отделения Николай Принцев и Борис Энгельгардт. Похищенный документ был переведен с иврита на русский в Санкт-Петербургской Духовной академии. Так что некоторые высокопоставленные русские чиновники и духовные лица ознакомились с ПСМ еще тогда.

 

5. Полковник Николай Принцев сообщил также следующее: в 1896 году одесские жандармы провели обыск в ложе “Бмай Моше, которую возглавлял лидер духовного сионизма Ахад Гаам.

Там также были изъяты три экземпляра “Протоколов″ на иврите.

Они были отосланы в III Отделение, в Санкт-Петербург. Переводить их не потребовалось: они оказались идентичными уже имеющимся экземплярам. Их просто приобщили к делу, которое так и называлось: “Протоколы Сионских мудрецов″. Этот том 2 марта 1917 года князь Львов и передал известному еврейскому политику и масону М.М. Винаверу.

 

6. Свидетельство американской исследовательницы Лесли Фрей-Шишмаревой: “Книга Протоколов есть перевод с древнееврейского языка (иврита – Ю.Б.). Такое мнение подтверждается экспертами, исследовавшими книгу. Еще более веским доказательством являются свидетельства людей, живших в Одессе в 1890 году и видевших этот документ, написанный на древнееврейском языке, в руках евреев – жителей Одессы и даже державших его в своих руках”.

 

7. Свидетельства или реалии самого текста, которые отображают политическую жизнь Франции конца 80-х или начала 90-х годов XIX столетия, – имеется в виду текст протокола № 10, который гласит следующее: “…чтобы привести наш план к такому результату, мы будет подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь “панама”. (Банковская афера со строительством Панамского канала).

 

Совокупность этих и других документов и свидетельств, видимо, и повлияла на приговор Апелляционного суда в Цюрихе, признавшего несостоятельным мнение о подложности ПСМ.

 

Однако в “демократических” СМИ упоминается только о решении Бернского суда 14 мая 1936 года.

Но все тайное, как известно, рано или поздно становится явным.”