Соборная Клятва

Coronation_of_Nicholas_II

27 марта 2013 года исполнилось 400 лет с тех пор, как русский народ соборно присягнул за себя и за своих потомков на верность избранному Царю Михаилу Федоровичу и Его законным Наследникам до Второго пришествия Христа.

В этом же году исполнится 95 лет, как народ предал последнего Помазанника Божиего из дома Романовых на убийство сатанистам.

Русский Царь был тем удерживающим антихристианские силы, стремящиеся захватить власть во всем мире, о котором говорит апостол Павел: «Иныне вы знаете,что не допускает открыться ему (антихристу) в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь,— и тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих» (2 Фес. 2, 6-8).

Св. Иоанн Златоуст в толковании на цитируемое место Послания пишет: «Одни полагают, что под этим (удерживающим) должно разуметь благодать Св. Духа, а другие — Римское государство. С этим последним я больше соглашаюсь. Почему? Потому, что если бы (Апостол) хотел говорить о Духе, то не выразился бы об этом неясно… Кроме того, надлежало бы ему (антихристу — прим. сост.) уже придти…, потому что они (духовные дарования) давно оскудели… Когда прекратится существование Римского государства, тогда он (антихрист — прим. сост.) придет. И справедливо. Потому что до тех пор, пока будут бояться этого государства, никто скоро не подчинится антихристу: но после того, как оно будет разрушено, водворится безначалие, и он будет стремиться похитить всю — и человеческую, и Божескую — власть».

«Так как Апостол говорит о падении Римского государства, то ясно и понятно, почему он только намекает на это и до времени говорит прикровенно… Его, как возмутителя, непременно осудили бы на смерть, а вместе с тем воздвигли бы гонения на всех верующих…» (Святитель Иоанн Златоуст. Четвертая Беседа на Второе Послание апостола Павла к Солунянам.) А мы знаем, что келейник св. Иоанна Златоуста видел в щель дверей во время написания толкований самого Ап. Павла, стоящего возле святого и говорящего ему на ухо, как правильно понимать свои послания.

К тому же, это не только мнение святителя Иоанна, но общее Предание Церкви. «А придет предсказанный антихрист тогда, когда окончатся времена Римского царства» (Святой Кирилл, архиеп. Иерусалимский. Огласительное слово о Втором пришествии Христовом). Учитель Церкви Тертулиан пишет: «Есть и ина великая нужда нам молитися о императорах и о стоянии всея державы… римлян, ею же силу величайшую, всему кругу вселенныя грозящую (т.е. антихриста) и сам конец века, горести страшны собирающ, римския державы подвизанием вемы удерживаемы быти» (Архив русской истории. М. 1992, №1, с.13)

Именно поэтому св. апостол Петр повелевает христианам чтить царя (1 Петр.2; 13, 17), в то время язычника и гонителя христиан, как богоучрежденную форму власти.

Пророк Даниил имел видение о четырех животных (Дан. 7, 1-28), символизирующих четыре мировые цивилизации: вавилонскую, персидско-мидийскую, греческую и римскую. Четвертое царство «будет стоять вечно» (Дан. 2, 44), до Страшного Суда (Дан. 7, 20-21) и «будет пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее» (Дан. 7, 19-23). Во сне царю Навуходоносору (Дан. Гл.2) римское царство было представлено в виде ног истукана, сделанных из железа и глины.

В этих видениях раскрывается тайна домостроительства Божьего. Римское царство разделилось на два государства: западное и восточное (две ноги истукана). Римская империя затем разделилась на многие государства, что прообразовано смешением железа и глины, из которых сделаны ноги истукана (Житие св. пророка Даниила. Свт. Димитрий Ростовский. Жития Святых. том 4 стр. 454-455).

Все географические открытия и несение народам мира европейской цивилизации приемниками как западной так и восточной частей римской империи совершились по промыслу Божию, предначертанному пророчествами св. Даниила, чтобы во все уголки мира дошла весть о Христе.

Европейцами были открыты, завоеваны и освоены новые континенты. Но западная латинская церковь впала во многие ереси и стала вавилонской блудницей, увлекающей людей в погибель. «Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена» (Откр. 17, 9-10), «жена же… есть великий город, царствующий над земными царями» (Откр. 17, 18), т.е. речь идет о Риме, стоящем на семи холмах и бывшем во время написания Апокалипсиса столицей мира. Древний Рим из удерживающего антихристианские силы превратился в их орудие.

Восточная же империя, прообразованная во сне Навуходоносора второй ногой истукана, до 1917 года продолжала осуществлять возложенную на нее Промыслом Божиим миссию удерживающего. Сначала это была Византийская империя, приведшая к Православию балканские страны и Русь. Но Византийский император, склонив в 1439 г. к Флорентийской унии высшее духовенство, которое затем пыталось насадить унию и на Востоке, перестал играть роль удерживающего. За духовным падением Византийской империи, понадеявшейся более «на князи и сыны человеческие, в них же несть спасения», чем на Бога, последовало ее государственное падение.

Тяжелый крест удерживающего принял на себя Великий Московский Князь Василий ІІ со своей державой, отвергший западную ересь и взявший под стражу в марте 1441 г. митрополита-униата Исидора, прибывшего с Флорентийского лжесобора и помянувшего за Богослужением папу римского.

После порабощения Константинополя мусульманами на место Византии поднимается Московское Царство, переросшее в империю, которая простиралась даже на американский континент.

Пока Русская Империя была верна Богу, Господь, для исполнения ее миссии, покорял врагов. Свержение татарского и польского ига, покорение Сибири и Америки, победы над западными и южными врагами — это результаты соработничества нашего народа во главе с удеживающим Христу.

Мы забыли, что до эпохи Петра І Балтийское море было внутренним озером Швеции, а до эпохи Екатерины ІІ Черное море — внутренним озером Османской Империи, что южнее Черкасс и Курска больших городов не было, и этом диком поле с великим опасением проживала только горстка отчаянных козаков.

Объединившись под скипетром Помазанником Божия, наш триединый русский народ одолел не только всех своих врагов, но в русско-турецких (1735-1739, 1768-1774, 1806-1812, 1828-1829, 1877-1878 гг.) и русско-персидских (1804-1813, 1826-1828 гг.) войнах из-под мусульманского ига освободил православных братьев во Христе: болгар, молдаван, румын, сербов, греков, грузин, осетинов, абхазцев.

Но в 1917 году русский народ отказался от миссии Богоносца и удерживающего антихристианские силы, отверг Царя, перестал видеть в Нем Помазанника Божиего. Народ не внял слову Божию: «Иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его» (Иер. 18, 9-10).

Святитель Феофан Затворник, толкуя приведенное место послания к Фессалоникийцам (2 Фес. 2, 6-8), пишет: «Под римским царством будем разуметь царскую власть вообще. Царская власть, имея в своих руках способ удерживать движения народные и, держась сама начал христианских, не попустит народу уклониться от них, будет сдерживать его. А так как антихрист главным делом своим будет иметь отвлечение всех от Христа, то он и не явится, пока будет в силе царская власть. Она не даст ему развернуться и помешает ему действовать в его духе. Вот это и есть удерживающее.

Когда же всюду заведут самоуправство, республики, демократию, коммунизм, — тогда антихристу откроется простор для действования. Сатане не трудно будет подготавливать голоса в пользу отречения от Христа, как это показал опыт во время французской революции прошедшего и нынешнего (ХІХ — прим. сост.) столетий. Некому будет сказать властное “veto” (не позволяю), а смиренного заявления веры и слушать не станут. Вот когда заведутся всюду такие порядки, благоприятствующие раскрытию антихристовых стремлений, тогда явится и антихрист. До того же времени подождет, удержится» (Из поучений епископа Феофана. «Отступление в последние дни мира». Цит. По кн. Леонтьев К.Н. Цветущая сложность. Избранные статьи. М. 1992. С. 285-287).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский предупреждал: «Вся­кое царство, разделившееся само в себе, опустеет, говорит Господь, и всякий город и дом, разделившейся сам в себе, не устоит (Мф. 12, 25). Если в России так пойдут дела, и безбож­ники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые право­судием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои безза­кония (Вавилонское, Ассирийское, Египетское. Греческо-Македонское)» (Новые грозные слова отца Иоанна Кронштадтского «О страшном поистине Суде Божием, грядущем и приближающемся» 1906-1907 года. М. 1993. С.55).

«Бедное Отечество, когда-то ты будешь благоденствовать? Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церк­ви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов» (Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский. Т. I. С. 192.).

«Кто посаждает на престол Царей земных? Тот, Кто Один от вечности сидит на престоле огнезрачном, и Один, Один в собственном смысле царствует над всем созданием, небом и землею, со всеми обитающими на них тварями, Царям зем­ным от Него единого дается царская держава; Он венчает их диадемою царскою. Он Один поставляет царей и преставляет (сменяет по слову Писания); посему Царь, как получивший… царскую державу от Самого Бога, есть и должен быть Самодержавен. Мы не боимся нынешних лаятелей на Церковь, ибо Подвигоположник наш и всемогущий Глава Христос все­гда с нами есть, и пребудет до скончания века; и нынешнее смутное время послужит только к большей славе Церкви Божией…» (Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский. Т. I. С. 187).

«Умолкните же вы, мечтательные конституционалисты и парламентаристы! «Отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн: потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16, 23), сказал Господь Петру пререкавшему. Отойдите и вы, противящиеся Божию велению. Не вам распоряжаться пре­столами царей земных. Прочь, дерзновенные, не умеющие управлять и сами собою, но препирающиеся друг с другом, и ничего существенно полезного для России не сделавшие. От Господа подается власть, сила, мужество и мудрость царю управлять своими подданными» (Новые грозные слова. с. 70.).

«Правые стоят за монархию, левые за конституцию. Запом­ните, если не будет монархии, не будет и России; только мо­нархический строй дает прочность России. При конституции она вся разделится по частям» (цит. по Трубецкой Г. Н. Памяти св. Патриарха Тихона // «Путь». Париж. 1925. № 1.С. 86.).

«Никто не может поставлять на царство ни од­ного царя земного, кроме Царя Небесного Бога. Не сам собой, а Богом царь царствует. Бог назначил в России быть царям из рода Романовых и этот род, по милости Божией, царствует… А вы, друзья, крепко стойте за царя, чтите, любите его, любите святую Церковь и отечество, и помните, что самодержавие — единственное условие благоденствия России; не будет само­державия не будет России; заберут власть евреи, которые силь­но ненавидят нас» (цит. по «Земщина». 1990. № 14).

О том же предупреждали и Оптинские Старцы. С горькими слезами пророчески произнес преподобный Анатолий (Потапов): «Судьба Царя судьба России… Им держится зем­ля Русская, Вера Православная».

И все таки, русский народ не внял предостережениям богодухновенных мужей. Случилось то, что предвидели еще наши богомудрые предки в 1613 году, давая клятву на верность дому Романовых до Второго Пришествия Христа.

Не имеет значения, отрекался ли Царь от престола или нет. Важно то, что народ от Царя отрекся. До сих пор не найден Манифест об отречении императора Николая ІІ от престола. Есть только телеграмма на имя Начальника штаба Ставки Верховного главнокомандующего генерала М.В. Алексеева, подписанная карандашом.

Из телеграммы этой, спешно разосланной в войска начальником шта­ба Ставки Алексеевым, всякому верному и чест­ному офицеру должно было стать ясным, что над Государем тво­рят насилие, что это государственный перево­рот, и они обязаны были хранить верность присяге и защитить Веру, Царя и Отечество.

За предательством Армии последовала нерешительность иерархов Русской Православной Церкви. Не нашлось духовных вождей, кто бы ос­тановил преступления против законов Божественных и гражданских. Один из основных законов Российской Империи гласил: “Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей православной веры, блюститель правоверия и всякого в Церкви Святой благочиния” (“Русская симфония”, с. 427-428). Иными словами, Царь всегда являлся хранителем догматов Православия, и это было закреплено в государственных законах.

Коренное зло было совершено в Православной Церкви 6 мар­та 1917 года, когда Церковь в лице Святейшего Синода не усомнилась в законности Царского отречения, перестала молиться за Самодержавца Российской Империи и Верховного Главнокомандующего Русской армии и возгласила многолетие “благоверному Временному Правительству”.

“Поразительнее всего то, что в этот момент разрушения православной русской государственности, когда руками безумцев на­сильно изгонялась благодать Божия из России, хранительница этой Благодати – Православная Церковь – в лице своих виднейших представи­телей молчала. Она не отважилась остановить злодейскую руку насильников, грозя им про­клятием и извержением из своего лона, а мол­ча глядела на то, как заносился злодейский меч над священною Главою Помазанника Божия и над Россией…”, — писал о тех днях товарищ обер-прокурора Святейшего Синода князь Ни­колай Жевахов, который еще за неделю до псковского пленения Императора умолял мит­рополита Киевского Владимира, бывшего в Синоде первенствующим членом, выпустить воззвание к населению, чтобы оно было про­читано в церквах и расклеено на улицах. “Я добавил, что Церковь не должна стоять в сто­роне от разыгрывающихся событий и что ее вразумляющий голос всегда уместен, а в данном случае даже необходим”. Предложение не было принято.

Верными присяге и своему Государю остались митрополиты Петроградский Питирим, Московский и Коломенский Макарий, епископ Тобольский и Сибирский Гермоген, епископ Камчатский Нестор, архиепископ Литовский Тихон (будущий Патриарх) и архиепископ Харьковский и Ахтырский Антоний, заявивший: «От верности Царю меня может освободить только Его неверность Христу». Другие иерархи или приветствовали случившееся, или молчали. По крайней мере, протесты от других иерархов истории неизвестны. Кто-то из иерархов осознал случившееся, покаялся и омыл свои грехи кровью. Кто-то пошел на уступки безбожным властям. Кто-то пошел путем отступления все дальше и дальше, учинив обновленческий раскол.

В 1917 г. не было кому поддержать царский престол. Оказалась «кругом измена и трусость, и обман». Царь не мог управлять в таких условиях. Он лучше всех понимал, что ждет Его, Августейшую Семью и весь народ и с покорностью принял уготованный Ему крест: «Если нужна жертва для спасения России, я буду этой жертвой». Эту жертву Царя разделила с Ним и Его Августейшая Семья.

Но если даже Царь и отрекся от престола, не желая в условиях войны еще и внутренних междоусобиц, это абсолютно не оправдывает русский народ.

В истории нашего Отечества уже был аналогичный момент — 1565 год. Первый русский Помазанник Царь Иоанн IV не выдержал измен и обмана со стороны князей, бояр и дворян и покинул престол. В Грамоте к духовенству и боярской Думе, зачитанной государевым гонцом Константином Поливановым в Москве 3 января, Царь с горечью сообщил народу, что «бояре отравили Анастасию (первую его жену — прим. сост.) и замышляли убийство детей его (современные экспертизы останков Царя Иоанна, Его Жен и Детей свидетельствуют, что все они были отравлены — прим. сост.)». Не может Царь «многих изменных дел терпети, оставил свое государство и поехал куда Бог благословит» (ПСРЛ. т. 13. с. 392).

Он «не мог и не хотел пра­вить силой. Он желал послушания не «за страх», а «за совесть» (Иоанн (Снычев). Русская Симфония. с. 182). И народ дал свой ответ. Весть о том, что, не желая терпеть «многих изменных дел» бояр, Государь отрекся от престола, мгно­венно облетела всю Москву. Толпа на дворцовой площади прибывала час от часу… ее поведение стано­вилось все более угрожающим, вот-вот мог вспых­нуть бунт. Горожане со всех сторон окружили ми­трополичий двор в Кремле, где в это же время, объя­тая смятением и ужасом, собралась боярская Дума.

Большинство ее членов могло, не мешкая и с великой радостью, утвердить отречение царя Ивана. Но… Вслушиваясь в многотысячный гул за стенами дома, они не посмели это сделать. Более того, словно запертые в осаду, бояре вынуждены были допустить в митрополичьи покои представите­лей купечества и ремесленников. Допустить и выслу­шать их заявление, больше похожее на ультиматум. Посадские люди сказали, что остаются верными при­сяге Государю и будут просить Его, чтобы Он «госу­дарство не оставлял и их на расхищение волкам не давал, наипаче же от рук сильных избавлял; а кто будет государьским лиходеем и изменни­ком, они за тех не стоят и сами тех потре­бят» (ПСРЛ.Т. 13. С. 392).

Эта прямая угроза расправиться с «волками» и «лиходеями», столь явственно прозвучавшая в челобитье посадских людей, немедленно возымела свое действие. В тот же день, 3 января 1565 г., митрополитом Афанасием и боярской Думой была отправлена к Царю Ивану в Александровскую слободу целая делегация духовенства. Затем туда же поехали представители бояр. Наконец, пошли к царю и сами «купцы и многие черные люди… града Москвы»(Скрынников Р.Г. Иван Грозный. с. 104; Его же: Великий госу­дарь… с. 256).

Так, под давлением народа боярская Дума не только не приняла отречение Царя Иоанна IV, но вынуждена была обратиться к нему с просьбой вернуться на трон и править царством, «как Ему, Государю, годно» (ПСРЛ.Т. 13. с. 393 ).

В феврале 1917 году народ не встал на защиту Царя Николая. Почти полтора года Государь и Его Августейшая Семья томились в заключении. В октябре 1917 г. у Временного правительства отняли власть большевики. Одним из первых законов новой власти был «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви», принятый Советом Народных Комиссаров РСФСР 23 января 1918 года. 25 января 1918 года был зверски убит Митрополит Киевский и Галицкий Владимир. Новая власть уже открыто показала свое звериное лицо и свое отношение к Церкви и священнослужителям.

Господь еще терпел и ждал от русского народа покаяния, Царская Семья еще была живой и томилась в заключении. Поместный Собор РПЦ не внял единичным выступлениям рядового священства, призывающим восстановить царский престол, и не обратился с посланием к народу об освобождении Помазанника Божия. Новозаветный Иерусалим «не узнал времени посещения» своего (Лук.19, 41-44). В кошмарном сне не снилось никому из священноначалия и народа того, что постигнет его за нарушение клятвы 1613 года и за отступление от Помазанника Божия.

Сегодня среди монархистов идут споры, повинен ли русский народ в грехе цареубийства. Конечно, убивали в Ипатьевском доме Царя и Его Августейшую Семью жиды. Убивали ритуально, холодным оружием, добывая из них христианскую кровь. Все выстрелы были ниже 75 сантиметров от пола, чтобы обездвижить жертвы (П.В. Мультатури. «Свидетельствуя о Христе до смерти». Сатис Держава. С.-Пб. 2007 г. с. 686-762). Об этом свидетельствуют надписи на стене дома Ипатьевых в комнате убиения Царской Семьи: «Бельзацар той же ночью был убит своими холопами» и вторая, написанная непонятными каббалистическими знаками, которую в 30-е годы расшифровал знаток каббалистических знаков Энель: «Здесь по приказу силы, скрытой во тьме, был принесен в жертву царь, чтобы уничтожить государство. Да ведают все народы».

Никто из екатеринбургских чекистов не мог сделать этих надписей, их оставил эмиссар «с черной как смоль бородой». Не случайно выбран и день убийства. Об этом пишет и бывший раввин, обратившийся в христианство, монах Неофит в своей работе «О тайне крови у иудеев в связи с учением Каббалы» (С.-Пб., 1914): «Кровавым порошком или пеплом иудеи пользуется еще 9 июля (ст. ст. — прим. сост.). В этот день они оплакивают разрушение Иерусалима Титом Веспасианом. По этому случаю пеплом пользуются двояким способом. Прежде всего натирают им себе виски. (…) В этот „день все без исключена иудеи обязаны есть крутые яйца, посыпанные этим пеплом. Этот обычай носит у них название: сцидо амафрекес. (…) На первый взгляд удивительно, что соль заменяется каким-то пеплом или порошком, но когда тайна объяснится, ничего удивительного не будет. Этот пепел заменяет собою не соль, а свежую христианскую кровь» (гл. 7).

Недалеко от места сожжения тел убиенных «ипатьевских узников» следователь Н.А Соколов обнаружил скорлупу от полусотни куриных яиц. Царская Семья, явившись больной девочке, исцелила ее от смертельной болезни и засвидетельствовала, что их тела сожгли, затем пепел всыпали в бокалы и выпили (Газета «Жизнь вечная», № 38-39, 1997 год). В книге всемирно известного ученого Владимира Ивановича Даля «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употребления крови их» (С.Пб., 1844) можно прочитать об этом следующее: «В 1454 году в Вене казнено несколько евреев за то, что убили ребенка, вынули сердце, сожгли его в порошок и пили его в вине» (стр. 42).

Но «более греха на том, кто предал» (Иоан.19, 11) Помазанника Божиего этому «сборищу сатанинскому» (Откр. 2,9).

Хотя Иисуса Христа непосредственно распинали язычники, но вина лежит, в первую очередь, на иудеях. «Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили» (Деян.2, 23). Хотя нет более страшного греха, чем Богоубийство, но и иудеи, познав свой грех, на вопрос «Апостолам: что нам делать, мужи братия?», услышали: «покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа» (Деян.2,37-38). Тем более покаяние есть нам.

Страшны слова Священного Писания: «Кровь твоя на голове твоей, ибо твои уста свидетельствовали на тебя, когда ты говорил: я убил помазанника Господня» (2 Цар.1,16). Но мы не навлекаем на себя этот гнев Божий, он на нас лежит с февраля 1917 года.

Святи­тель Иоанн Шанхайский, великий чудотворец и прозорливец нашего времени, в Докладе Всезарубежному Собору в 1938 году сказал:

“Надеясь спасти и возродить Россию осу­ществлением своих программ, общественные деятели почти всегда выпускают из виду, что кроме действий человеческих, в исторических событиях проявляется Перст Бо­жий. Русский народ весь в целом совершил великие грехи, явившиеся причиной настоящих бедствий, а именно клят­вопреступление (т.е. преступление на верность Вере, Царю и Отечеству) и цареубийство.

Общественные и военные вож­ди отказались в послушании и верности Царю еще до Его отре­чения, вынудив последнее от Царя, не желавшего внутреннего кровопролития, а народ явно и шумно приветствовал совер­шившееся, нигде громко не выразив несогласие с ним. Ме­жду тем здесь совершилось нарушение присяги, принесенной Государю и Его законным Наследникам, а, кроме того, на главу совершивших то преступление пали клятвы предков Земского Собора 1613 г., который постановления свои запечатлел про­клятием нарушающих их.

В грехе цареубийства повинны не одни лишь физиче­ские исполнители, а и весь народ, ликовавший по случаю свержения Царя и допустивший его унижение арест и ссылку, оставив беззащитным в руках преступников, что уже само со­бою предопределило конец.

Таким образом, нашедшее на Русь бедствие является пря­мым последствием тяжких грехов, и возрождение ее возможно лишь после очищения от них…

Не высказывая прямого осуждения февральской рево­люции, восстания против Помазанника, русские люди про­должают участвовать в грехе, особенно когда отстаивают плоды революции, ибо, по словам апостола Павла, особенно грешны те, которые знают, “что делающие такие [дела] дос­тойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют” (Рим 1, 32).”

В слове, произнесенном перед богослужением об упокое­нии душ Государя Николая II и с ним убиенных, святитель Ио­анн говорит:

“Когда Царю Давиду принесли известие об убий­стве Саула, то он велел казнить вестника, хотя он не принимал участия в убийстве… Не остается и малейшая причастность к такому греху неотомщенной. В скорби мы говорим: “Кровь Его на нас и на детях наших ” (Мф. 27, 25)”. “В противоположность Саулу, отступившему от Бога и за то оставленному Им, Царь Николай II является образ­цом благочестия и полной преданности воле Божией…

На такого-то Царя поднялись руки преступников, и притом уже тогда, когда он от перенесенных им испытаний очистился, как злато в горниле, и был невинным страдальцем в полном смысле того слова. Преступление против Царя Николая II еще тем страшнее и греховнее, что вместе с Ним убита вся Его Семья, ни в чем не повинные Дети!

Такие преступления не остаются безнаказанными. Они во­пиют к Небу и изводят Божий гнев на землю”.

В слове, произнесенном в Бруссельском Храме-Памятни­ке, святитель Иоанн Шанхайский сказал: “Убийство легко на совесть и душу всего народа. Виновны все в той или иной степени: кто прямым мятежом, кто его подготовкой, кто изменой и предательством, кто оправданием совершивше­гося или использованием его к выгоде себе”.

Тяжко согрешил весь народ русский перед Богом! Поклявшись в 1613 году на Великом Земском Соборе на верность Царско­му роду Романовых до Второго пришествия Христа, все эти триста с лишним лет каждый гражданин России по достижении совершеннолетия присягал царствующему Государю, а духов­ное и воинское сословия присягали дважды по особому чину.

Поклялись в верности… Но клятвы не сдержали. А по уче­нию Православной Церкви, согласно 11 анафеме, читаемой в Неделю Торжества Православия, следует: “Помышляющим, яко право­славные Государи возводятся на престолы не по особливо­му о них Божию благоволению и дерзающим на бунт и из­мену: анафема! (трижды)”.

Не желая признавать за русским народом грех цареубийства и сваливая вину на горстку генералов-изменников и думских масонов, мы не обелим наш народ и своих предков. Мы, подобно Адаму и Еве, принесем Богу не покаяние, а самооправдание, и вместо прощения, навлечем на себя проклятие. За спорами о грехах предков мы не видим наших грехов против соборной клятвы 1613 года. Ведь тогда поклялись предки на верность дому Романовых до Второго пришествия Христа за всех своих потомков, в том числе и за нас, поэтому, если мы сегодня не боремся за восстановление монархии, то на нас также лежит соборное проклятие, как на русском народе, предавшем Царя в 1917 году.

Осознание своего греха — первая степень покаяния, исповедание с самообвинением, без примеси самооправдания — вторая степень покаяния, а плоды, достойные покаяния — Богом избранный из дома Романовых Помазанник на русском престоле. Конечно, не “помазание” президентов или кого-либо из жидовских выдвиженцев, и восстановление самодержавной монархии, а не установление конституционной — масонской выдумки.

В «Основах социальной концепции РПЦ» в III главе прямо и не двусмысленно пишется о судействе и монархии как о богоустановленных формах власти, а о третьей, самой низкой, форме — демократии, как об установлении чисто человеческом. Таким образом, в февральской, а затем и октябрьской революциях 1917 г. был отвергнут не только Помазанник Божий святой царь Николай II, но Бог, чтобы Он «не царствовал» (1 Цар.8,7) над православным народом.

Об антихристе — звере, выходящем из моря (Откр. 13, 1), — в толкованиях святых отцов (Св. Андрея Кесарийского, посмертных вещаниях прп. Нила Мироточивого) и в самом Откровении определенно говорится, что он выйдет из человеческого моря, мирового хаоса всеобщей великой анархии, именуемой демократией. «Воды… суть люди и народы, и племена и языки» (Откр. 17, 15).

Церковные модернисты сегодня клеймят православных монархистов раскольниками-сектантами, но мы последуем, в отличие от них, Священному Писанию и Священному Преданию Церкви.

И даже в худшие для России времена духовный уровень православного народа в самодержавном государстве был несравнимо выше, чем в советское или наше демократическое время. Так что любые рассуждения о том, что “Царь – это не всегда хорошо, потому что Цари бывают разные”, опровергаются самой историей.

За многовековую историю России много сменилось Царей, периоды их правления бывали более благоприятными для духовной жизни общества или менее благоприятными, но при всем том никак невозможно сравнить высокий уровень духовности народа самодержавной царской Руси с тем духовным убожеством, которое наступило, когда народ осиротел без Царя-батюшки. Об этом духовном убожестве метко высказался оптинский старец Анатолий (Потапов): “Как человек с отрезанною головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя – труп смердящий”.

С падением Самодержавия в народе произошла духовная катастрофа и деградация. Не стало, как писал митр. Иоанн, “церковной ограды” – Царской власти, и многочисленные хищники получили полную возможность расхищать стадо Христово. Так что наш народ на своем горьком опыте убедился, что без Царя некому хранить Церковь, некому охранять наши души. И разгул беззакония на Руси прекратится только тогда, когда будет восстановлена Царская власть.

Духовный и физический геноцид, которому подвергают народ с 1917 г. по сей день – это кара Господня за отказ от Царя, который есть Божий Помазанник. И чтобы эта кара прекратилась, нужно вернуться к тому, от чего отказались – к Богоустановленной Царской власти. Иными словами, нужно раскаяться в преступлении, которое совершили, и захотеть восстановить попранное. Наше желание Царской власти, наше стремление к ней и есть живое выражение раскаяния в том, что когда-то наши предки от нее отказались, а мы, их потомки, и думать было о ней позабыли. Раскаяние всегда привлекает благодать, и милосердый Господь даст нам Своего Помазанника, о котором пророчили русские святые, и только тогда прекратятся развал и разврат, царящие ныне в нашем Отечестве.

Рекламируемый везде Новый Мировой Порядок противоположный Богоучрежденному: без Бога, без истинной веры в Творца, без Его Помазанника, а во главе с диаволом.

Поэтому, восстановление Православной Русской Монархии — са­мый актуальный вопрос в нынешнее предантихристово время, так как нас ждет впереди либо власть русского Пра­вославного Царя, либо власть антихриста. Третьего не дано.

Раньше на протяжении веков православным христианам легче всего было спасать свои души именно в Самодержавном Царстве. Об этом пишут все святые, а митр. Иоанн (Снычев) обобщает их мысли следующим образом: “Не подлежит сомнению, что Самодержавие наилучший государственный строй из всех известных человечеству, строй, в котором Церковь находится под непосредственным покровительством государства” (“Стояние в вере”, с. 101-102). “Самодержавие не имеет своих “самостоятельных” нецерковных идеалов и целей”, – пишет высокопреосвященнейший Иоанн в книге “Русская симфония” (с. 92). И делает вывод о том, что цель Самодержавия чисто церковная “содействовать спасению душ подданных”.

Жестокая и кровопролитная борьба за русское сердце не прекратилась и поныне. Более того именно сейчас, сегодня она близка к своей кульминации, к тому решающему моменту, который определит: вернется ли наша истерзанная страна на духовные просторы Святой Руси или, оглушенная и оболганная, пойдет “широким и пространным путем, ведущим в погибель” (Мф. 7, 13), путем вероотступничества и национального вырождения, “цивилизации и прогресса”. Путем, закономерно завершающимся всемирным космополитическим царством с антихристом во главе…

От нас же требуется желать Самодержавия, молиться об этом, гласно во всеуслышание исповедовать, что только Царь может защитить Русь (причем не только Великую, но и Малую, и Белую) от нравственного разложения и поглощения глобальным антихристовым царством, “всеусильно трудиться, приближая сей светлый час”, как пишет митрополит Иоанн в статье “Верую: воскреснет и Русь!” Причем, владыка Иоанн постоянно подчеркивает, что обращается в первую очередь к нам, чадам церковным. “Тяжелую и трудную, но жизненно необходимую работу по возрождению России никто не сделает за нас”, – таков итог его статьи “Битва за Россию”.

Поэтому наряду с личным покаянием каждого в своих грехах и исправлением своей жизни нам, смиренным грешникам, необходимо выполнить “наш долг перед Богом, доверившим нам Россию в нелегкий час” – в этом заключается путь ко спасению каждого отдельного человека и всего нашего народа – утверждает владыка Иоанн в статье, которая так и называется “Путь ко спасению”. Прислушаемся, к чему призывает нас этот мудрый архипастырь: “Великая судьба России зависит ныне от нашего произволения. Мы – и никто иной – можем и должны воссоздать державу Святорусскую”, – т.е. Православное Царство во главе с Православным Царем. В этом состоит личный религиозный долг каждого, “личный религиозный долг как частица всенародного служения”, – пишет митрополит Иоанн в статье “Тайна беззакония”.

И продолжает: кто же, “боясь лишений и тягот, отречется”, того “неизбежное отлучение от благодати … лишит всякой надежды на помощь Божию и личное спасение”. Следовательно, для спасения души необходимо искоренять не только личные грехи и страсти, но каяться вместе со всем русским народом и в отвержении возложенной на него миссии Богоносца, удерживающего во главе с Помазанником Божиим мировое зло. Придется “строго отвечать перед нелицеприятным судом Божиим за то, что презрели свое служение народа-богоносца”, вот каким суровым предупреждением всем нам, православным христианам триединой Руси – Великой, Малой и Белой – завершает митрополит Иоанн свою статью “Путь ко спасению”.

“Недопустимо и безнравственно стоять в стороне от жизни, прикрываясь мнимой “неотмирностью” тогда, когда твоя Родина и твой народ находятся на краю гибели” (“Одоление смуты”, с. 107). А лжепастырям, советующим забыть пророчества русских святых о воскресении Руси, можно ответить словами того же владыки Иоанна, подчеркивавшего, что это главный вопрос для нас, для вечного спасения наших душ: “Сегодня, когда главный вопрос нашей жизни, нашей судьбы, нашего спасения вечного – это вопрос: “Воскреснет ли наша Россия?” – равнодушие и промедление недопустимо” (“Голос вечности”, с. 259).

Митр. Петербургский Иоанн (Снычев) утверждал, что “восстановление Русской Державности есть для России вопрос жизни или смерти” (“Одоление смуты”, с.30). Не будем по фарисейски комара цедить, а верблюда поглощать — на указанные Священным Писанием и Священным Преданием поступки и действия испрашивать еще благословения у «батюшки».

Чтобы опять восстановить крепкий оплот Православия, недвижимую стену и защиту для наших душ – Царскую власть – нам не нужно искать специального благословения, как пишет владыка Иоанн в книге “Одоление смуты” (с.178): “На дело воссоздания Святой Руси никакого специального благословения не надо. Вы и так имеете его – внутри себя”.

 Далее  

 


Виталий Аверьянов, Пётр Мультатули: Пять мифов о царе

x_4094fe9e

Поводом к написанию нашей статьи послужили многочисленные оценки Кургиняном политики Николая II и его места в нашей истории. Кургинян порою справедливо обвиняет “борцов с коммунизмом” в упрощении истории и предвзятости. Но вот он сам начинает писать о дореволюционной России — и не просто скатывается к упрощениям и предвзятости, а прибегает к домыслам и ложной аргументации, оборачивающейся голословными заклинаниями и неопрятным цинизмом.

Авторы этой статьи были в самой гуще событий в Екатеринбурге во время отмечавшегося в июле этого года 90-летия гибели семьи Романовых, входили в число организаторов “Екатеринбургской инициативы”, излагали в многочисленных публикациях свое видение трагедии 1917-1918 годов и последовавшей за ней братоубийственной войны. Своеобразные итоги этих исследований и размышлений были сфокусированы нами в новом художественно-публицистическом фильме “Николай II: Сорванный триумф”, который в скором времени покажут по телеканалу “Россия”.

Что же на самом деле значит для современной России фигура Царя-Страстотерпца Николая II?

Сегодня личность царя уже не повод, как это было недавно, чтобы поглумиться над дореволюционной историей, “свести счеты”. Сегодня для значительной части нации Николай II означает символ расставания со многими антироссийскими мифами, имеющими долгую историю. Отнюдь не все мифы, которые изобличаются добросовестными историками, относятся по своему происхождению только к большевистской пропаганде — их основа закладывалась и до 1917 года. Проводниками этих мифов стали и деятели Февральской революции, многие из которых, уже в эмиграции, продолжали всячески чернить последнего самодержца. Этим господам, предательски нанесшим по империи страшные удары, было явно не по пути с исторической Россией и до 1917 года, и после него.

ПЯТЬ МИФОВ О ЦАРЕ И ЦАРСКОЙ РОССИИ

Мы коснемся лишь нескольких ложных стереотипов, поскольку тематика фальсификации предреволюционной истории весьма обширна. Мы предлагаем краткие выводы из исследований, имеющих под собой солидную документальную основу.

МИФ ПЕРВЫЙ.Россия Николая II была отсталой и малопригодной для жизни страной.

Этот тезис насквозь лжив. Именно в царствование Николая II страна совершила грандиозный экономический, промышленный, демографический скачок. Россия заняла первое место в мире по добыче нефти, обогнав американских нефтедобытчиков, стала претендовать на звание, как сказали бы сейчас, глобальной энергетической державы, построила Китайско-Восточную и Южно-Манчжурскую железные дороги, основала за полярным кругом город с незамерзающим портом Романов-на-Мурмане (Мурманск). В России Николая II выплавка чугуна увеличилась за 20 лет почти вчетверо; выплавка меди — впятеро; добыча марганцевой руды также в пять раз. Протяжение железных дорог, как и телеграфных проводов, более чем удвоилось. Столь же высокими темпами развивался и речной флот — самый крупный в мире. Был достигнут беспрецедентный для своего времени уровень высшего образования (100 вузов со 150 тысячами студентов) и высокий уровень грамотности в народе. Бурно развивалась медицина. Значительно поднялся жизненный уровень всего населения, в том числе крестьянства. Произошел настоящий демографический взрыв — население выросло почти на 50 миллионов человек. Случай небывалый в мировой истории.

Кроме того, если говорить о планах царя, достаточно перечислить лишь следующее: был разработан план электрификации всей страны, впоследствии присвоенный Лениным, а также проекты нефтепровода от Баку до Персидского залива, Беломорско-Балтийского канала, крупных заводов на Урале и Дальнем Востоке и даже БАМа (Байкало-Амурской магистрали).

Обычно сильно преувеличивают данные о финансовой зависимости России от других держав. При том, что к 1917 году средний ежегодный приток иностранных инвестиций увеличился почти в 4,4 раза по сравнению с началом царствования, однако они составляли только 11% всех чистых капиталовложений в России. Индустрия в России была построена в основном на капиталы российского происхождения. При этом русский рубль был одной из самых твердых валют мира.

МИФ ВТОРОЙ.Его держава была “тюрьмой народов″.

Только в Российской империи представитель некоренного народа мог занимать государственные посты, в том числе самые высокие. На большую часть мусульманского населения империи не распространялась воинская повинность, грузинские крестьяне фактически не облагались налогами, которые и без того были в России самыми низкими в мире. Держава являла поразительные примеры веротерпимости, поддерживала религиозные меньшинства. Так, например, все дети мусульман получили возможность учиться в медресе, тем самым, кроме всего прочего, на корню была устранена опасность появления экстремистских настроений. В геополитические планы Николая II входило расширение Империи на юго-восток, постепенное присоединение Тибета и Монголии, народы которых видели в нем традиционный образ “Белого Царя” (перспективы этих присоединений тогда были вполне реальны).

МИФ ТРЕТИЙ.Царь был безволен, был “всепрощенцем”.

Этот стереотип не терпит сопоставления с историческими фактами. В разгар кровавой смуты 1905-1907 годов именно Николай II беспощадно подавлял эту смуту, именно им (а не Столыпиным, как принято считать) были введены военно-полевые суды, имевшие санкции приговаривать к смертной казни в 24 часа террористов, стрелявших по войскам. При этом царь не был сторонником репрессивных методов управления страной, удерживал хрупкий баланс согласия в обществе (что вменяют ему в вину многие нынешние ультраконсерваторы, которые, дай им волю, перестреляли бы всех тогдашних революционеров как бешеных собак). Благодаря мужеству, жесткости и последовательности ему удалось обуздать центробежные силы и вернуть Россию к динамичной модернизации.

Невысокого роста с неброской внешностью, Государь, между тем, по многочисленным свидетельствам, производил сильное впечатление на тех, кто имел возможность общаться с ним непосредственно. Притягательность, внутренняя сила, обаяние личности отмечались как друзьями, так и врагами. Николай II был спокоен и предельно сдержан, отчего на первый взгляд мог казаться мягким. Однако, по выражению историка Сергея Ольденбурга, “у Государя поверх железной руки была бархатная перчатка”.

МИФ ЧЕТВЁРТЫЙ.На совести царя жертвы 9 января 1905 года.

Этот миф отчасти противоречит третьему, и в этом стоит разобраться. Известно, что Николай II тяжело переживал “кровавое воскресенье”. Им были наказаны ответственные за произошедшее чиновники. Родственникам погибших 9 января лиц были выделены огромные суммы из личных средств Государя.

Что же произошло 9 января? То была, говоря сегодняшним языком, первая в истории “цветная” революция, организованная на деньги японской разведки (которые поступали через ее резидента полковника Акаси). Авторство данной провокации принадлежит руководству террористической группировки “партии социалистов-революционеров″. Организатор ее — эсеровский боевик Пётр Рутенберг — использовал в своих целях популярного среди петроградских рабочих священника Георгия Гапона. Целью провокации было вызвать в Империи мощные беспорядки — и эта цель была достигнута. Вопреки расхожему мнению, первые выстрелы 9-го января были произведены не солдатами по рабочим, а из толпы по войскам.

МИФ ПЯТЫЙ.Добровольно отрекся от власти.

Обстоятельства, при которых Император Николай Александрович подписал так называемое “отречение” от престола, до сих пор покрыты завесой тайны. Поныне бытует лживая версия происшедшего, суть которой выразил Александр Блок: “Отрекся, как будто эскадрон сдал”. Таким образом “отречение” выносится за рамки общего контекста предшествующих событий и превращается в личный почин “слабого” Царя.

До сих пор ни в одном архиве не найден текст Высочайшего манифеста. То, что выдается за таковой, — сомнительный и неизвестно кем составленный вариант телеграммы со странным названием “начальнику штаба”, подписанный карандашом (что само по себе идет вразрез с практикой подписания царем всех официальных документов государственной важности).

Доподлинно мы можем сегодня утверждать только одно: 2 марта 1917 года в Пскове произошла чудовищная и не имеющая примеров в истории измена царю в условиях страшной войны, в канун судьбоносного наступления русской армии. Царь был фактически пленен генералами-заговорщиками, которым он доверял. После этого пленения Николай II и его семья находились в изоляции, и заговорщики имели возможность скрыть реальную канву истории с отречением.

Презренные имена изменников известны. Это председатель Государственной Думы камергер Родзянко, депутаты Государственной Думы Гучков, Милюков, князь Львов, эсер Керенский, начальник Штаба Ставки генерал-адъютант Алексеев, великий князь Николай Николаевич, генерал-адъютант Рузский, генерал-адъютант Брусилов, генерал Крымов, генерал Корнилов.

Но нити заговора тянулись далеко за пределы России. Имена зарубежных участников организации Февральской революции: серый кардинал внешней политики США полковник Хаус, собиравшиеся в Нью-Йорке в своем клубе на Бродвее-120 банкиры Варбург, Шифф, Морган, в Англии — лорд Мильнер, английский посол в Петрограде Бьюкенен. Любопытно, что на Бродвее-120 находился также и центр по организации Октябрьской Революции: там располагалась банковская контора Биньямина Свердлова, родного брата Якова Свердлова. Обосновался в этом же небоскрёбе и известный английский агент Сидней Рейли, главное связующее звено между Троцким, Свердловым и американскими финансовыми группами.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ РОССИЯ

Тем, кто вслед за советскими историками продолжает безапелляционно осуждать отречение царя, было бы вполне достаточно ознакомиться с творчеством Михаила Кольцова, чтобы понять всю легковесность собственных утверждений. Кольцов, рассуждая об обстоятельствах так называемого “отречения”, писал: “Где тряпка? Где сосулька? Где слабовольное ничтожество? В перепуганной толпе защитников трона мы видим только одного верного себе человека — самого Николая. Нет сомнения, единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам монарх. Спасал, отстаивал Царя один Царь. Не он погубил, его погубили”. Эти строки стали широко известны в наши дни благодаря неоднократному переизданию исторического сборника 20-х годов под общим названием “Отречение Николая II”. Кстати, последние исследования обстоятельств “отречения”, убедительно доказывают, что Государь не только не отрекался добровольно, но и что сам факт подлинности так называемого “манифеста” об отречении вызывает самые серьёзные сомнения.

Падение нашей монархии было выгодно не только Германии, но, как это ни парадоксально, и союзникам по Антанте. До недавнего времени оставалось тайной то, что Николай II добился от них признания за Россией права на черноморские проливы, Константинополь, Средиземноморское побережье и даже Палестину. Так называемым “союзникам” нужно было, использовав Россию, вывести ее из победоносной войны, поскольку в противном случае она становилась глобальным лидером. Когда монархия в России пала, британским премьером Ллойд-Джорджем был дан этому весьма красноречивый комментарий: “Одна из целей войны для Англии, наконец, достигнута”.

Глупо и антиисторично отрицать, что в советский период страна достигла огромных успехов в области науки, культуры, образования, здравоохранения, социальной политики. Так же, как и отрицать, что Советский Союз был величайший мировой державой, без которой не могло быть принято ни одно значимое решение в международной политике. Другое дело, что эти успехи могли быть достигнуты гораздо раньше, в начале ХХ века.

 Но какие белые и когда говорили про ритуальное убийство? Существуют книги следователя Соколова и генерала Дитерихса. Где же там тема ритуального убийства? И уж тем более, нет там разъяснений “ритуалов″ и их исполнителей! Впервые о ритуальном убийстве Царской семьи написал человек под псевдонимом Энель, исследователь кабалистики, никакого отношения к белым не имевший. Белые же убийство Царской семьи вообще замалчивали, так как им было совершенно невыгодно пропагандировать это событие, поскольку они боялись, что их причислят к монархистам. То же касается и использования “ритуальной″ темы для борьбы с СССР. Вообще же безапелляционное обращение с данной темой подозрительно напоминает мнение правительственной комиссии времен Ельцина и Немцова

Кстати, среди так называемых белых образца 1918 года главным советником антантовского генерала Жанена числился родной брат Якова Свердлова — Зиновий Свердлов, прикрывавшийся фамилией Пешков. Именно он курировал с “белой″ стороны все обстоятельства Екатеринбургского злодеяния, а затем организовал вывоз вещественных доказательств по делу следователя Соколова.

Но мы говорим о другом. Нас пытаются уверить, что Император Николай II и все та же мифическая “белая элита”, погубили страну. Мысль эта не нова и повторена сотни раз разного рода недоброжелателями Николая II. В последний раз ее воспроизвел телеведущий Владимир Соловьев и большой эстонский писатель Михаил Веллер. Здесь нет возможности снова, в который раз опровергать это голословное и антиисторическое утверждение. Достаточно вспомнить констатацию Уинстона Черчилля, что сила государства определяется не теми поражениями, которые оно претерпело, а теми ударами, которые оно вынесло и той мощью, которую оно развило. Именно империя Николая II в нечеловеческих условиях всеобщего противостояния, когда Россия вела борьбу с самыми могущественными силами Запада, вплотную подошла к исторической победе в Первой мировой войне, победе, оплаченной кровью ее солдат и огромным напряжением ее народа. Но участвовать в этом триумфе ей не дали!

Хотя, как говорят, история не терпит сослагательного наклонения; все же порой представляется полезным видеть и альтернативные сценарии развития событий. Какой была бы Россия-победительница в войне под руководством Императора, сумевшего во второй раз обуздать внутреннюю Смуту и переиграть международный заговор? Несомненно, это была бы держава с собственной передовой индустрией, авиацией, подводным флотом, рекордными темпами роста экономики, культуры, образования, с лучшим кинематографом и искусством, завораживающей архитектурой, и при этом с мощной армией, сдерживающей нестабильность не только на Востоке, но и на Западе. Возникла бы иная мировая система, другая Лига наций, другое международное право, основанное на православной морали и русском понимании справедливости. Мир, скорее всего, развивался бы без доминирующих коммунизма и нацизма, без Дрездена, Хиросимы, Багдада, Белграда и Беслана.

В действительности, история могла бы пойти совсем по другому руслу. Кровавых событий 30-х годов и Второй мировой войны можно было избежать, если бы в 1917 году русские войска вошли в Берлин, а российское общество нашло бы в себе силы объединиться вокруг царя и отложить государственные преобразования на послевоенный период. Но властная элита дала вовлечь себя в безответственные политические игры, правила которых были разработаны вне пределов России. Расплачиваться за эту безответственность пришлось царю, который был убит со всей семьёй в Ипатьевском доме, и народу, понёсшему миллионные жертвы.

Император Николай II, несомненно являет, собой пример нравственного политика. Он не видел власти вне категорий долга, и от своих подчиненных также ждал ответственности за судьбы Родины. Своим примером Император Николай II полностью опровергает расхожее представление о том, что “политика — грязное дело”. Она становится таковой, когда ее вершат грязными руками. Николай II считал, что цель никогда не оправдывает средства, а решение великих задач не списывает огромные человеческие потери. Не вина Николая II в том, что ограниченное и близорукое российское общество не осознало драматизм переживаемого момента и не разобралось в планах своего Государя.

Подробнее


Протоиерей Александр Шаргунов: Подвиг исповедничества царя

car-nikolaj-romanov

«Тайна беззакония»раскрывается не в одних только наших личных грехах, нашем личном отвержении Бога. Существует организованное, государственное противление Богу, которое раскрывается в истории. Весь Ветхий Завет повествует о борьбе языческих народов против богоизбранного народа, и Новый Завет в Откровении Иоанна Богослова говорит о том же самом, только на еще большей глубине.

Недавно прославленный сербский святой, преподобный Иустин (Попович), писал: «В наше время существует немного людей с живым ощущением истории. Обычно события оцениваются фрагментарно, вне их исторической целостности. Эгоистическое ослепление, будь то индивидуального, национального или классового характера, заключает человеческий дух в беспросветные норы, где он мучается в своем собственном аду. Выхода оттуда нет, потому что нет человеколюбия. Не может человек выйти из своего адского солипсизма, если подвигом самоотверженной любви не перенесет душу свою в других людей, служа им евангельски преданно и искренно. Меня всегда радует, когда я среди интеллигентов встречаю человеческое существо, обладающее здоровым чувством истории».

Убийство царя Николая Александровича является центральным событием истории XX столетия. В оценке этого события поразительное даже не искажение, а просто отсутствие какой бы то ни было христианской историософии проявляют некоторые богословы. Всячески противясь канонизации царя, они упорно рассматривали его мученическую кончину как кончину одного из рядовых членов Церкви во времена самых жестоких в истории гонений. А что касается того, что он был царь, говорили они, это «политика», от которой Церковь должна держаться подальше.

Создается впечатление, что профессора богословия никогда не слыхали учения святых отцов о значении законной государственной власти как «удерживающего» пришествие антихриста. И им незнакомы высказывания множества русских святых об исключительном значении православной России для судеб мира, так что в уничтожении российской православной монархии ясно просматривается замысел врага рода человеческого уничтожить Православие и Россию, и ускорить гибель мира.

Напомним еще раз известное. В 1871 году великий старец Оптинский преподобный Амвросий дал свое истолкование одного знаменательного эсхатологического сновидения. Сущность этого сновидения, или откровения, была выражена словами уже почившего митрополита Филарета Московского: «Рим, Троя, Египет, Россия, Библия». Главный смысл толкования этих слов сводится к тому, что здесь показана кратчайшая история мира с точки зрения истинной Церкви Христовой: Рим с первоверховными апостолами Петром и Павлом; Троя, то есть Малая Азия, с семью малоазийскими Церквами святого Иоанна Богослова и Константинополем святого Андрея Первозванного; Египет с отцами-пустынниками. Четыре страны: Рим, Троя, Египет и Россия символизируют эту Церковь. После расцвета жизни во Христе и падения первых трех показана Россия, после России иной страны не будет. И преподобный Амвросий пишет: «Если и в России ради презрения заповедей Божиих и ради ослабления правил и постановлений Православной Церкви, и ради других причин оскудеет благочестие, тогда уже неминуемо должно последовать конечное исполнение того, что сказано в конце Библии, то есть в Апокалипсисе святого Иоанна Богослова».

Присутствие «тайны беззакония» зримо даже во внешних обстоятельствах екатеринбургского злодеяния. Как отмечал еще генерал Дитерихс, династия Романовых началась в Ипатьевском монастыре Костромской губернии и кончилась в Ипатьевском доме города Екатеринбурга. Слугами веельзевула, которые скоро будут строить общественные туалеты на месте алтарей и взорванных храмов, сознательно было выбрано и место, и день преступления, совпавший с днем памяти святого князя Андрея Боголюбского — того князя, который если не по имени, то по существу был первым русским царем.

Враги прекрасно понимали, что уничтожение «всей великой ектении», по выражению Ленина иТроцкого, явится поруганием той клятвы верности перед Крестом и Евангелием, которой поклялся русский народ на соборе 1613 года, строить жизнь во всех ее сферах, в том числе государственной и политической, на христианских принципах.

* * *

Как известно, сегодняшние хулители государя, и слева, и справа, постоянно ставят ему в вину его отречение. К великому сожалению, для многих, несмотря ни на какие объяснения, в вопросе канонизации это до сих пор остается камнем преткновения и соблазна, в то время, как это явилось величайшим проявлением его святости.

Говоря о святости царя Николая Александровича, мы обычно имеем в виду его мученический подвиг, связанный, разумеется, со всей его благочестивой жизнью. Но следовало бы внимательнее всмотреться именно в подвиг его отречения — подвиг исповедничества.

Мы не раз говорили о том, что здесь раскрылся его подвиг смиренного принятия воли Божией. Но исключительное значение имеет и то, что это подвиг сохранения в чистоте церковного учения о православной монархии. Чтобы яснее это понять, вспомним, кто добивался отречения государя. В первую очередь — те, кто добивался поворота русской истории к европейской демократии или, по крайней мере, к конституционной монархии. Социалисты и большевики явились уже следствием и крайним проявлением материалистического понимания истории.

Известно, что многие из тогдашних разрушителей России действовали во имя ее созидания. Среди них много было по-своему честных, мудрых людей, которые уже тогда искали, «как обустроить Россию». Но это была, как говорит Писание, «мудрость земная, душевная, бесовская». Камень, который отвергли тогда строители, был Христос и Христово помазание.

Помазание Божие означает, что земная власть государя имеет источником Божественную. Отречение от православной монархии было отречением от божественной власти. От власти на земле, которая призвана направлять общее течение жизни к духовным и нравственным целям — к созданию условий, максимально благоприятных для спасения многих, власти, которая «не от мира сего», но служит миру именно в этом, высшем смысле. Разумеется, «любящим Бога все содействует ко благу», и Церковь Христова совершает спасение при любых внешних условиях. Но тоталитарный режим и, в особенности, демократия создают атмосферу, в которой, как мы видим, среднему человеку не выжить.

И предпочтение иного рода власти, обеспечивающей прежде всего земное величие, жизнь по своей, а не по Божией воле, по своим похотям (что называется «свободой») не может не привести к восстанию на Богом установленную власть, на помазанника Божия. Произошла революция — переворот божественного и нравственного порядка, и на какой глубине эта революция раскрывается сегодня, не надо никому объяснять.

Большинство участников революции действовали как бы бессознательно, однако это было сознательное отвержение Богом данного порядка жизни и Богом установленной власти в лице царя, помазанника Божия, как сознательным было отвержение Христа Царя духовными вождями Израиля, как это описано в евангельской притче о злых виноградарях. Они убили Его не потому, что не знали, что Он Мессия, Христос, а именно потому, что знали это. Не потому, что они думали, что это лжемессия, который должен быть устранен, а именно потому, что видели, что это подлинный Мессия: «Придем, убьем Его, и наследство будет наше». Тот же тайный синедрион, вдохновляемый диаволом, направляет человечество к тому, чтобы оно имело жизнь, свободную от Бога и от заповедей Его — чтобы ничто не мешало им жить, как им хочется.

В этом смысл «измены, трусости и обмана», окружавших государя. По этой причине святой Иоанн (Максимóвич) сравнивает страдания государя в Пскове во время отречения со страданиями Самого Христа в Гефсимании. Точно так же сам диавол собственной персоной присутствовал здесь, искушая царя и весь народ вместе с ним, (и все человечество, по слову П. Жильяра), как некогда он искушал Самого Христа в пустыне, царством мира сего.

В течение столетий приближалась Россия к Екатеринбургской Голгофе. И вот, здесь древний соблазн раскрылся в полноте. Как диавол искал уловить Христа через саддукеев и фарисеев, ставя Ему неразрываемые никакими человеческими ухищрениями сети, так через социалистов и кадетов диавол ставит царя Николая перед безысходным выбором: либо отступничество, либо смерть. Им нужно было показать, что вся власть принадлежит им, вне зависимости от какого-то Бога, а благодать и истина помазанника Божия нужны только для украшения того, что им принадлежит. Это означало бы, что любое беззаконие, которое совершит эта власть, будет совершатся как бы по прямому благословению Божию. Это был сатанинский замысел — осквернить благодать, смешать истину с ложью, сделать бессмысленным, декоративным помазание Христово. Создалась бы та «внешняя видимость», в которой, по слову святителя Феофана Затворника, раскрывается «тайна беззакония». Если Бог становится внешним, то и православная монархия, в конце концов, становится только украшением «нового мирового порядка», переходящего в царство антихриста. И пока существует человеческая история, враг никогда не оставит этого замысла.

Царь не отступил от чистоты помазания Божия, не продал божественного первородства за чечевичную похлебку земного могущества. Само отвержение царя произошло именно за то, что он явился исповедником истины, и это было не что иное как отвержение Христа в лице помазанника Христова. Смысл отречения государя — спасение идеи христианской власти, и потому в нем надежда на спасение России, через отделение верных данным Богом принципам жизни, от неверных, через очищение, которое наступает в последующих событиях. Подвигом царя в отречении, таким образом, развенчиваются все ложные устремления тогдашних и нынешних устроителей земного царства, отвергающих Царство Небесное. Утверждается высшая духовная реальность, определяющая все сферы жизни: первое должно стать на первом месте, и только тогда все остальное займет свое должное место. На первом месте Бог и правда Его, на втором — все остальное, в том числе православная монархия.

Как до революции, так и теперь главная опасность заключается во внешней видимости. Многие верят в Бога, в Его Промысл, стремятся установить православную монархию, но в сердце своем полагаются на земную силу — на «коней и на колесницы». Пусть, говорят они, все будет как самый прекрасный символ — крест, трехцветное знамя, двуглавый орел, — а мы будем устраивать свое, земное, по нашим земным понятиям. Но мученическая кровь царя обличает отступников, как тогда, так и теперь.

«Однако, — говорят противники государя, — если это была верность принципам чистой монархии, то она слишком дорого стоила русскому народу. Слишком много бед пришлось испытать после этого России».

Поразительно, как они и тогда, и теперь хотят перевернуть все с ног на голову — потому что именно в этом и заключалась высота святости, явленной государем в подвиге отречения — в его способности измерять все духовным, вечным измерением.

Вряд ли царь мог предвидеть, какие ужасные события последуют за его отречением, потому что чисто внешне он отрекся от престола, чтобы избежать бессмысленного пролития крови. Однако глубиной ужасных событий, которые открылись вслед за его отречением, мы можем измерить глубину его страданийв его Гефсимании. Царь ясно сознавал, что своим отречением он предает себя, свою семью и свой народ, который он горячо любил, в руки врагов. Но важнее всего была для него верность благодати Божией, принятой им в таинстве миропомазания ради спасения вверенного ему народа.

Ибо все самые страшные беды, какие только возможны на земле: голод, болезни, вымирание народа, от которых, конечно, не может не содрогаться человеческое сердце, не идут ни в какое сравнение с вечным «плачем и скрежетом зубов» там, где нет покаяния. И, как сказал пророк решающих событий русской истории, преподобный Серафим Саровский, если бы знал человек, что есть жизнь вечная, которую Бог дает за верность Ему, то согласился бы тысячу лет (то есть до конца истории, вместе со всем страдающим народом) терпеть любые муки. А о скорбных событиях, последовавших за отречением государя преподобный Серафим говорил, что ангелы не будут успевать принимать души — и мы можем сказать, что благодаря отречению государя миллионы новых мучеников получили венцы в Царствии Небесном.

Можно делать какой угодно исторический, философский, политический анализ, но духовное видение всегда важнее. Нам известно это видение в пророчествах святого праведного Иоанна Кронштадтского, святителей Феофана Затворника и Игнатия (Брянчанинова) и других угодников Божиих, которые понимали, что никакие экстренные, внешние государственные меры, никакие репрессии, самая искусная политика не в состоянии изменить ход событий, если не будет покаяния у русского народа. Подлинно смиренному уму святого царя Николая было дано увидеть, что это покаяние будет дано очень дорогой ценой. Все остальные рассуждения в этом свете исчезают, как дым.

Все наказания — лекарства, и чем горше болезнь, тем больнее врачевание. «Если не обратитесь ко Господу, меч вас пояст», — говорит Господь. Имеет ли значение, какой меч выберет Господь для нашего спасения! Если даже сокрушить одних врагов, то тут же на их месте возникнут новые, более страшные: «Как если бы кто убежал от льва, и напала на него медведица, и вскочит в дом и опрется руками своими о стену, и ужалит его змея (Амос. 5, 19)», или как другой пророк говорит: «бежащий от страха впадет в пропасть, и вылезающая из пропасти попадет в сеть. Ибо окна небес отверзлись и трясутся основания земли» (Ис. 24, 17—18).

Спаситель предупреждает, что повторение грехов приведет еще к худшему: изгнанный нечистый дух приведет семь других, злейших себя. Мы более всего страшимся сегодня утраты независимости России, и это понятно. Но не следует путать следствие с причинами: все самые ужасные, самые разорительные иноземные нашествия — будь то Батый, Наполеон или Гитлер — ничто по сравнению с полчищами бесов, заполняющими все в народе.

Говорят, что существует сценарий окончательного уничтожения России, согласно которому будет спровоцирован «русский бунт, бессмысленный и беспощадный», а для «наведения порядка», будут введены войска НАТО, которые возьмут все в стране под свой контроль. Но вот, рассказывает о своих когда-то очень близких знакомых В. Г. Распутин, почтенная, вполне положительная, уважаемая всеми женщина спокойно смотрит изо дня в день порнографические видеофильмы вместе со своей дочерью. И нам ясно, что уже не надо вводить никаких войск — или наоборот, почему бы их не ввести — все и так занято сатаной.

В событии отречения государя, таким образом, по сути преломляются все главные события священной истории, смыслом которых всегда является одна и та же тайна. Для чего было египетское рабство и вавилонский плен в богоизбранном народе, если не для того, чтобы все упование его было на единого Бога? Наконец, что означала римская оккупация Израиля во времена земной жизни Спасителя? То же, что и октябрьская революция 1917 года с ее искушением земного благополучия без Бога.

В том-то и дело, что желание сохранить православную монархию любой ценой ничем не отличается от того безбожия, которое обнаружилось в насильственном ее уничтожении. Это была бы та же попытка найти твердую опору помимо Бога — эта опора всегда, по слову пророка, оказывается «подпорою тростниковою» — «когда они ухватились за тебя рукою, ты расщепился и все плечо исколол им, и когда они оперлись на тебя, ты сломался и изранил все чресла их» (Иез. 29, 7).

После отречения от царя, в котором народ принял участие своим равнодушием, не могло не последовать небывалых доселе гонений на Церковь и массового отступничества от Бога. Господь очень ясно показал, чего лишаемся мы, лишаясь помазанника Божия, и что обретаем. Россия тотчас же обрела помазанников сатанинских. А на новом этапе российской истории, когда снова решается судьба царя и судьба России, так называемая демократия и даже декоративная конституционная монархия по странной закономерности вновь выходят на поверхность, грозя нам несравненно бóльшими бедами.

Чем согрешаем мы, тем и наказываемся, говорит святитель Феофан Затворник, приводя различные примеры из отечественной истории. Ложное понимание Мессии как устроителя всемирного царства Израиля подчинило Израиль новому гигантскому царству, которое и поныне является символом всемирного владычества. Какая глубокая справедливость в том, что Бог послал им разрушение от римского кесаря вскоре после этого! Они взывали к кесарю, к кесарю они и пойдут — Бог даст им множество кесарей. Все завершится разорением народа сего и места сего, когда по пророчеству Спасителя император Тит до основания разрушит Иерусалим. Бог по справедливости воздает нам тем, что мы ставим выше Христа.

* * *

Сравнивая судьбу России с судьбой богоизбранного народа, мы не можем не вспомнить о Сербии. Когда сербский народ на наших глазах снова восходил на свою Голгофу, нельзя было не вспомнить о царе Лазаре, который вышел на Косово поле, чтобы сразиться с турецкими завоевателями. По преданию, ему явился ангел и сказал: «Ты можешь выбрать себе земное царство и оно тебе будет дано. Но тогда ты лишишь себя Царства Небесного. Ты должен выбрать либо одно, либо другое». Лазарь выбрал Царство Небесное. Вместе со своим народом он вышел на битву, жизнь свою положил за родной народ, и в этой битве турки победили. Однако эта битва спасла сербский народ от окончательного исчезновения в историческом плане, потому что всегда спасает только вера и верность Богу. С тех пор этот народ жил идеалом царя Лазаря, который отдал свою жизнь за Царство Небесное, за Церковь Божию.

Подвиг царя-страстотерпца Николая II как будто иной, но он тот же по сути, и Россия призывается жить идеалами святого царя. Как говорил в 1932 году святитель Николай (Велимирович), «русские в наши дни повторили Косовскую битву. Если бы царь Николай прилепился к царствию земному, царству эгоистических мотивов и мелочных расчетов, он бы, по всей вероятности, и сегодня сидел на своем троне в Петербурге. Но он прилепился к Царствию Небесному, к Царству небесных жертв и евангельской морали, и из-за этого лишился жизни сам, и чада его, и миллионы собратьев его. Еще один Лазарь и еще одно Косово!»

* * *

Итак, своим подвигом исповедничества царь посрамил, во-первых, демократию – «великую ложь нашего времени», по выражению К. П. Победоносцева, когда все определяется большинством голосов, и, в конце концов, теми, кто громче кричит: «Не Его хотим, но Варавву» – не Христа, но антихриста. И, во-вторых, в лице ревнителей конституционной монархии он обличил всякий компромисс с ложью – не менее великую опасность нашего времени.

Были у нас выдающиеся Цари: Петр I, Екатерина Великая, Николай I, Александр III, когда Россия достигла расцвета с великими победами и благополучным царствованием. Но царь-страстотерпец Николай есть свидетель истинной православной государственности, власти, построенной на христианских принципах.

Будем помнить слово святого Иоанна Златоустого о том, что почитать святого значит участвовать своей жизнью в его подвиге – в личном каждодневном стоянии за заповедь Божию и в ясном духовном видении смысла событий, происходящих сегодня.

До конца времен, и в особенности в последние времена, Церковь будет искушаема диаволом, как Христос в Гефсимании и на Голгофе: «Сойди, сойди со Креста». Отступи от тех требований величия человека, о которых говорит Твое Евангелие, стань доступнее всем, и мы поверим в Тебя. Бывают обстоятельства, когда это необходимо сделать. Сойди со креста, и дела Церкви пойдут лучше.

Главный духовный смысл сегодняшних событий – итог XX века – все более успешные усилия врага, чтобы «соль потеряла силу», чтобы высшие ценности человечества превратились в пустые, красивые слова. Почему с самого начала не было должного противостояния Церкви сатанинскому растлению народа? Что такое экуменизм и где проходят «мистические границы Церкви»? Почему, несмотря на признание Церковью святости царя, есть православные христиане, которые до сих пор противятся его прославлению?

Если возможно покаяние народа (а не разговор о покаянии), то оно возможно только благодаря той верности Христовой благодати и истине, которую явили все царственные мученики и все новые мученики и исповедники Российские.

Тот же свет присутствует в пророческом завещании царя, переданном его дочерью, о том, что зло, которое сейчас в мире (то есть, революция 1917 года), будет еще сильнее (то, что происходит сегодня), но не зло победит, а любовь, и в крестной молитве родной сестры царицы за весь русский народ: «Господи, прости им, не знают, что творят». Только благодаря этой верности, этому свету есть среди беспросветности наших дней надежда, которая не постыжает.

Далее 


Дивен Бог во святых Его

Фильм, имеющий в своей основе Житие Святых Царственных Мучеников. Неторопливо, эпически, перед нами
разворачиваются события, которые казалось бы уже известны: детство и
юность Государя Николая II, его любовь и счастливый брак, коронация,
государственная и церковная деятельность русского Императора, война,
арест Царской Семьи и их мученическая кончина.
Но авторы фильма задались целью не столько вскрыть причины тех или
 иных деяний Царя и Царицы, осудить или оправдать их, нет, взгляд,
который предлагают авторы, принципиально иной. Ими движет стремление
показать действие Божьего Промысла, этой таинственной и неподвластной
человеческому разумению силы. Без Меня не можете творить ничего
(Ин.15:5).
Умелым сочетанием кинохроники и фотоматериалов, музыки Чайковского
и духовных песнопений, пророчеств святых и авторского текста, сдержанно
и проникновенно прочитанным Александром Диком ; эту идею авторы
неуклонно проводят через весь фильм.