С праздником Светлой Пасхи! Пасха в Царской Семье

Untitled

Пасху в Царской семье отмечали особенно торжественно.

Перед войной Пасхальное богослужение проводилось в Петербурге, в Зимнем дворце, после которого был официальный прием.

Если Императорская семья находилась в Царском Селе или в Крыму, богослужение там совершалось также в дворцовых церквах. Готовились пасхальные угощения — предлагались куличи, пасха, пасхальные торты и, конечно, крашеные яйца.

На Пасху в Крыму было чудесно.

Цвели всевозможные фруктовые деревья и дурманящие чудесные запахи наполняли воздух.

Пасхальные Богослужения совпадали с красивейшем временем года.

 На Страстный Четверг – особо почитаемый праздничный день русской церкви – Царская семья ходила причащаться Святых Христовых Таин.

Войдя в церковь, члены Царской семьи делали поклоны по сторонам, целовали иконы и становились перед алтарем.

На нашей последней общей Божественной Службе в Крыму, сердце Государыни было настолько слабо, что ей было очень тяжело, как поклониться, так и встать с колен.

Маленький Алексей трогательно нежно помогал и поддерживал свою мать.

В белом платье, с вуалью Государыня была очаровательной, хотя и была тогда слегка худой и выглядела слабой.

В России был обычай после Пасхального богослужения поцелуем приветствовать близких людей.

Так и Государь в день Пасхи, где бы он её ни праздновал, в Царском Селе или в Крыму, целовал своих солдат. Помню, как мы в Крыму стояли за большой стеклянной дверью дворца и смотрели на эту церемонию во дворе великолепного Ливадийского дворца.

Государь был небольшой ростом, и ему надо было тянуться на цыпочках, целуя придворных высоких солдат, которые деликатно наклонялись в его сторону. Некоторые из них давали Государю красное пасхальное яйцо, получая взамен фарфоровое, украшенное инициалами Государя.

Государыня, в свою очередь, посещала школы. Школьницы, молодые девочки, получали пасхальный поцелуй Государыни. Она также раздавала, как и Государь, украшенные её инициалами фарфоровые яйца. Пасхальным поцелуем поздравлялись также и во дворце — этим Государь и Государыня показывали, что они помнят своих подданных.

Я удостоилась первого пасхального поцелуй от Государя, когда играла с детьми в детской. Государь вошёл туда совсем неожиданно, вначале поцеловал меня, а затем своих детей. Пожалуй, трудно понять, какая великая честь была получить царский поцелуй, если не знать, как искренне мы боготворили Государя. Я была в восторге, и чуть было не потеряла сознание.

…Не знаю, как описать этот светлый праздник в тюрьме. Я чувствовала себя забытой Богом и людьми. В Светлую ночь проснулась от звона колоколов и села на постели, обливаясь слезами. Священник просил позволения у правительства обойти заключенных с Крестом, но ему отказали.

 В Великую Пятницу нас всех исповедовали и причащали Святых Тайн; водили по очереди в одну из камер, у входа стоял солдат. Священник плакал со мною на исповеди. Никогда не забуду отца Иоанна Руднева; он ушел в лучший мир. Он так глубоко принял к сердцу непомерную нашу скорбь, что заболел после этих исповедей.

Была Пасха, и я в своей убогой обстановке пела пасхальные песни, сидя на койке. Солдаты думали, что я сошла с ума, и, войдя, под угрозой побить потребовали, чтобы я замолчала. Положив голову на грязную подушку, я заплакала… Но вдруг я почувствовала под подушкой что-то крепкое и, сунув руку, нащупала яйцо. Я не смела верить своей радости. В самом деле, под грязной подушкой, набитой соломой, лежало красное яичко, положенное доброй рукой моего единственного теперь друга, нашей надзирательницы. Думаю, ни одно красное яичко в этот день не принесло столько радости: я прижала его к сердцу, целовала его и благодарила Бога… Еще пришло известие, которое меня бесконечно обрадовало; по пятницам назначили свидание с родными. Была надежда увидеть дорогих родителей, которых, я думала, никогда в жизни больше не увижу.

«Анна Вырубова – фрейлина Государыни». Под редакцией Ирмели Вихерюури. 1987. Отава. Хельсинки. Перевод Людмилы Хухтиниеми.

  Источник