Проект «Мавзолей»: Тайна создания

9_3

В январе 1924 года умер основатель и вождь большевистского государства утвердившегося на землях России, известный под партийной кличкой «Ленин». Официально, 21 марта 1924 г. после переговоров некого В. Збарского с создателем и руководителем ВЧК-ОГПУ Ф. Дзержинским было принято решение приступить к бальзамированию. Почему решили всё-таки бальзамировать тело «Ленина»? Официальная версия: потоки писем, телеграмм об увековечении памяти вождя, просьбы оставить тело Ленина нетленным, сохранив его на века. (Однако таких писем в архивах не обнаружено. В письмах предлагалось лишь увековечить память Ленина в грандиозных сооружениях, памятниках.)

Уже ко дню похорон «Ленина» – 27 января 1924 года в центре России, в центре Москвы, на Красной Площади появилось странное здание. Здание сразу было задумано в классической форме пирамидального зиккурата – оккультного сооружения известного историкам из истории древней Вавилонии . Оно трижды перестраивалось, пока в 1930 году не получило окончательный вид. Это здание, где мумифицированный труп «Ленина» выставлялся на всеобщее обозрение, стало именоваться «мавзолеем». Рядом с «мавзолеем» в Кремлёвской стене было устроено кладбище «выдающихся деятелей коммунистического движения».мавзолей

Около «мавзолея» был учреждён, так называемый пост №1, с почётным караулом. Торжественная смена этого караула стала важнейшей частью атрибутики большевистского государства. «Мавзолей» сразу стал местом, куда большевики организовали посещение граждан страны и зарубежных гостей. Его посетили не менее 110 миллионов человек. Начиная со своего сооружения «мавзолей» использовался как трибуна, на которой появлялись деятели Политбюро и советского правительства, а также почётные гости во время различного рода торжеств на Красной площади.

С трибуны «мавзолея» к участникам парадов обычно обращался с речью Генеральный секретарь коммунистической партии. Мимо «мавзолея», за годы совдепии прошли бесчисленные парады и демонстрации «трудящихся» (на деле бесправных рабов большевистской системы) – сотни миллионов, скорее даже миллиарды людей. Всё вместе, о чём мы упомянули только вкратце, позволяет предположить, что «мавзолей» и мумия «Ленина» в нём, являлись самым важным, самым значимым, самым знаковым атрибутом большевистского государства, этой бесчеловечной системы, уничтожившей десятки миллионов русских и миллионы представителей других народов.

Но пришло время, и коммунно-большевистская ложь стала очевидна. Злобный дурман рассеялся. Мир освободился от наваждения. История СССР обнажила чудовищные преступления, совершённые против человечества и в первую очередь против русского народа. В 1991-м году, восемнадцать лет назад, Советский Союз исчез, а вместе с ним исчезли многие его атрибуты: политические структуры КПСС, ВЛКСМ, государственная символика, наглядная агитация, памятники, музеи революции и прочее. Даже улицы и города, носившие имена деятелей исчезнувшего государства были переименованы.

Но ЭТО здание на Красной Площади, у которого был пост №1 CCCР, всё еще стоит. Лежит там и мумия «вождя мирового пролетариата». Более того….. Мимо продолжают проходить парады и демонстрации. «Мавзолей» открыт для посещения. Это здание и сегодня продолжает оставаться режимным объектом, охраняемым……, нет, не музейными сторожами, а Федеральной службой охраны – ФСО. Той, что охраняет высших лиц государства и места их нахождения. Само посещение «мавзолея» также регулирует ФСО и в своей информации оговаривает его строгими правилами: «В настоящее время Мавзолей открыт для доступа каждые вторник, среду, четверг и субботу с 10 до 13 часов.

Доступ в Мавзолей и к захоронениям у кремлевской стены осуществляется через контрольно-пропускной пункт у Никольской башни. При посещении Мавзолея запрещается иметь при себе фото и видеоаппаратуру, мобильные телефоны с фотокамерой, сумки, крупные металлические предметы и бутылки с жидкостью. Производится проверка металлодетектором.»

Ещё раз выделим жирным шрифтом, что запрещено, понимаете «… фото и видеоаппаратуру, мобильные телефоны с фотокамерой, сумки, крупные металлические предметы и бутылки с жидкостью. Производится проверка металлодетектором.» ЧТО ЖЕ ЭТО ЕСТЬ ТАКОЕ? ВАЖНОЕ! ЦЕННОЕ! ТАЙНОЕ!

Одно для нас понятно и ясно, что продолжая оставаться иным воплощением большевистской оккупационной системы, нынешний россиянский режим позволил себе отказаться от многого, почти от всего, что как-то увязывает его с совдепией, но ЭТО сооружение и его мумифицированное содержимое, достойное жутчайшего фильма в жанре хоррор, остаётся незыблемой частью какой-то невидимой системы.

Откуда в атеистическом государстве…?

У образованных людей всего мира уже с самого начала большевизма возникал уместный вопрос: откуда в атеистическом государстве (которым был СССР), государстве «диктатуры пролетариата», у самой верхушки этого государства, вдруг такая тяга к оккультному? Да не просто отвлечённая тяга, а совершенно практический оккультизм. Так называемый «мавзолей» – это не что иное, как зиккурат – классическое ритуальное здание, сделанное по образу и подобию культовых сооружений Древней Месопотамии, то есть государства, где пролетариат был явно не в почёте.

 

Зиккурат Этеменанки (месопотамия). Реконструкция, VI в. до н. э.

Посвящён верховному богу города Мардуку. Высота зиккурата равнялась девяноста метрам, и именно его принято считать прототипом библейской Вавилонской башни.

Пролетариат (точнее его прообраз) был, конечно, и в Вавилоне, но в статусе двуногого говорящего скота. Понятна была декларируемая любовь СССР к Спартаку, к «восставшему пролетариату» из индийских сипаев и китайских «Жёлтых Повязок», но ведь зиккураты Вавилона – это как бы классическое орудие «господствующих классов», насаждавших массам «опиум для народа». Большевики как бы очень не любили такие орудия, закрывали церкви и мечети. Но, что удивительно, вместо них построили зиккурат – материальное напоминание о религии, мистических таинствах, правящих классов Вавилона. Странно это было.

Зиккурат в Уре (Месопотамия)

 

 

Ещё больше странностей возникло после 1991-м года, после крушения совдепии, когда улицам и площадям Ленина вернули исторические названия, когда Ленинград обратно переименовали в Петербург, когда повсеместно закрыли музеи (правда не все) основателя советского государства и снесли его памятники (тоже не все). Бульдозерами ломали и выкидывали на помойку без особых церемоний. Но «мавзолей» никто не дал тронуть. Как он стоял, так он и стоит, а государство только официально тратит на его содержание около двух миллионов долларов в год. Поистине непонятна такая любовь нынешних правителей России к культовой постройке иной эпохи. Иной ли?

Изредка (подчеркиваем – изредка!), некоторые представители оппозиции иногда поднимают тему «мавзолея». Это – исключительно русские националисты. Все остальные, именующие себя «оппозиционерами», «патриотами», про здание на Красной Площади даже не заикаются. Эти «оппозиционеры» могут рыдать над костями убиенной царской семьи, могут снимать драматические документальные фильмы о преступлениях большевизма, могут посвящать многочасовые передачи обличению большевизма, но «мавзолея» словно никто не видит.

Более того – его не видит ни высшее духовенство РПЦ, ни муллы, ни бурятские шаманы, ни представители еврейских религиозных организаций. В писаниях еврейских пророков одна из основных тем – проклятия в адрес Вавилона. И тут, так сказать – живое воплощение этого самого Вавилона. Думаем, что если бы кто-то из любви к истории и архитектуре построил в центре Москвы точную копию Рейхсканцелярии и украсил её атрибутикой Третьего Рейха – наверное еврейские религиозные лидеры, проживающие в России, визжали бы не переставая. Но культовое здание Вавилона раздражения ни у кого не вызывает.

Перечисленные выше факты можно объяснить только наличием некоего заговора власти и кукольной «оппозиции», у которой есть определённые флажки, за которые «оппозиции» нельзя выходить. Этот заговор давно известен и оппозиционность «оппозиционеров» ни у кого сомнений не вызывает. Удивительно другое. Удивительно, что «мавзолей» – это один из таких флажков, за которые нельзя заходить. Ни-ни.

Флажки эти известны и их немного. Первый флажок, первая табуированная тема – это русский вопрос, вопрос прав русского народа, исконного хозяина России. Второе табу, второй флажок, за который нельзя выходить «оппозиции» – это вопрос пересмотра итогов «приватизации». Они считаются незыблемыми и любой, кто хочет их пересмотреть – это террорист, экстремист и неонацист. Третье табу, третий вопрос, который нельзя задавать, это….

А больше (кроме «мавзолея»!) таких вопросов и нет! «Эхо Москвы» и родственные организации могут, как угодно, поливать власть дерьмом, обвиняя в преступлениях против чеченцев, в преступлениях против демократии, в преступлениях против ходорковских и так далее. КПРФ так же может призывать к чему угодно – вплоть до массовых народных восстаний и акций неповиновения. То же самое касается остальных «оппозиционеров» «патриотов» – они могут визжать на любые темы, не трогая только «приватизацию» и русский вопрос. Всё остальное можно, если не считать «мавзолея».

Хоть один допущенный в телевизор оратор, хоть когда-нибудь призывал снести «мавзолей»? Да никогда. Изредка тему пытался поднимать кто-то из депутатов (по недомыслию) – но его никто никогда не поддерживал. Тема затухает не разгоревшись. Иногда кто-то из кремлёвской обслуги как бы поднимал вопрос о «мавзолее», но совершенно очевидно, только для того, чтобы продемонстрировать некое отсутствие запроса на снос зиккурата и дать возможность Зюганову громко заявить «не допустим сноса мавзолея». И власть как бы послушно соглашалась с карманным лидером коммуняк, которого сама и назначила.

Сговор и желание сохранить зиккурат налицо. Таким образом, мы видим, тема «мавзолея» для нынешнего режима является темой столь же важной, как и русский вопрос, а вопрос его сноса – столь же опасен, как и пересмотр итого «приватизации». Если даже не более того, ибо разного рода клоунам от «национализма» можно иногда и про пересмотр итогов «приватизации» поговорить в эфире, и про «жидов в Кремле» покричать с трибуны, и другие шалости клоунам разрешают, однако поносить «мавзолей» и открыто призывать его снести с трибуны нельзя. И это удивительно!

Старый, мраморно бетонный морг на Красной Площади по уровню приоритетов у служб безопасности режима стоит выше «приватизации» и не ниже русского вопроса! Отсюда важнейшая функция «мавзолея» уже не предположительна, а почти очевидна. Очевидна, не только авторам этой работы, а и всем мало-мальски объективным исследователям. Уже написаны сотни, если не тысячи работ, не оставляющих сомнений в магическом, оккультном (психотронном) воздействии этого сооружения. Понятно и откуда заимствована техника – из Древнего Междуречья и Вавилонии, признанного центра колдовских таинств. «Мавзолей» точная копия зиккуратов Междуречья, с удивительной комнатой наверху, обрамлённой колоннами, в которой по понятиям жрецов Вавилона отдыхали их демонические покровители.

Обо всё этом, мы, и не только мы, писали много и подробно. Но, как зиккурат действует? Каким качеством обладает его действие? Этого пока, кроме общего понимания о высосанной энергии и непонятном воздействии, никто определённо высказать не смог. Понятно, что как-то действует, но как? На кого? В результате проведённой скрупулёзной работы, опираясь на факты, свидетельства, соединив воедино массу, казалось бы, различного материала, авторы сложили эту мозаику. Мы готовы выдвинуть даже не версию, а скорее утверждение о функции и результатах воздействия объекта «мавзолей» .

Теперь мы точно знаем, что «мавзолей», точнее возвёденные на Красной площади зиккурат – это не что иное, образец психотронного оружия, вероятно воспроизведённый по методикам Древней Вавилонии. Мы можем предположить, какие принципы заложены в его работу. Они достаточно просты и могут быть в обобщенной форме изложены на одной странице, как обобщённо на нескольких листах можно изложить трехтомный учебник по математическому анализу – оставив только теоремы и убрав все доказательства. Но это будет уже не анализ, а подборка сомнительных теорем. Поэтому свою гипотезу нам придется доказывать, разбирая ход наших рассуждений пошагово.

И она будет доказана, позволив объяснить многие факты из истории и сегодняшней действительности русского народа.

Странное и необычное сооружение на Красной Площади, именуемое «мавзолеем», знакомо не только всем жителям России, но и многим людям во всём мире. С момента постройки в 1930-м году возле «мавзолея» стоял почётный караул, с трибун «мавзолея» правители СССР принимали парады военных и трудящихся, сам же «мавзолей» во всех официальных изданиях СССР назывался «чудом советской архитектуры». И это действительно было чудо, хотя и чудо в отрицательном смысле.

В первую очередь «мавзолей» не являлся и не является чудом архитектуры. Подобных сооружений в своё время было построено очень много в Древней Месопотамии . Они назывались зиккураты или ступенчатые башни, выполненные в форме усеченных пирамид или параллелепипедов, соединявшихся лестницами и пологими подъемами – пандусами. И хотя внутри зиккуратов халдеи (жреческая каста Вавилона) как правило, помещали мёртвые тела (обычно пирамиды из специальным образом законсервированных голов) усыпальницами, то есть собственно мавзолеями зиккураты никогда не были.

Усыпальницы у вавилонян были другие, подобные «городам мёртвых» Египта – места, куда живым не позволялось заходить. Как правило, это были крупные храмовые комплексы в центре исполинских, вырубленных в камнях кладбищ. Там не проводилось парадов и прочих шествий. Никогда ни один из фараонов не взбирался на гробницу, чтобы сказать несколько слов египтянам, ибо мёртвых тревожить не есть хорошо. Настолько нехорошо, что никаких часовых не было у гробниц – считалось, что их охраняли другие силы. Так что странное здание на Красной Площади – это никак не мавзолей и не усыпальница. Архитектурно это зиккурат, похожий на ритуальные пирамиды халдеев, выполнявших оккультные функции. И это очевидно даже при первом, внешнем взгляде.

А можно взглянуть и глубже. Например, совершить внутрь зиккурата небольшое (см. www.lenin.ru) виртуальное путешествие . Посетитель попадает туда через главный вход и спускается по левой лестнице трехметровой ширины (стены облицованы лабрадоритом) в траурный зал. Зал выполнен в форме куба (длина грани 10 метров) со ступенчатым потолком . По периметру зала проходит широкая черная полоса из лабрадорита, на которую поставлены красные порфировые пилястры. Справа от пилястров проходят полосы черного полированного лабрадорита. Между ними проходят зигзагообразные ленты из ярко-красной смальты.

Посетители обходят саркофаг с трех сторон по невысокому подиуму, покидают траурный зал, поднимаются по правой лестнице и выходят из Мавзолея через дверь в правой стене. (Интересно, когда создатели знаменитой игры DOOM создавали серию под названием «Инферно», цветовые решения были удивительно похожи на отделку «мавзолея». По отзывам игроков, эта игра вызывала у них жуткое ощущение.) Конструктивно здание «мавзолея» выполнено на основе железобетонного каркаса с кирпичным заполнением стен, которые облицованы полированным камнем – мрамором, лабрадоритом, порфиром, гранитом.

Длина Мавзолея по фасаду – 24, высота – 12 метров. Верхний портик смещен к Кремлевской стене. Пирамида Мавзолея состоит из пяти разновысоких уступов. Вот такой странный некрополь. Древние египтяне, более чем серьёзно относившиеся к усопшим, и помыслить не могли, чтобы их мёртвый фараон лежал в прозрачном гробу и к нему стекались толпы пялящейся на него публики. Попрощавшись с умершим правителем его прятали от глаз в глубине пирамиды, вход в которую намертво запечатывали. И в Месопотамии подобным образом поступали с умершими правителями, с телами жрецов и знати. Их прятали от глаз живых. Навсегда. Иное дело так называемые терафимы (предметы, необходимые для проведения разного рода оккультных ритуалов). Поэтому с точки зрения египетской и месопотамской мистики тело господина «Ленина» – Бланка больше похоже на терафим – тело специально законсервированное и используемое для оккультных нужд.

И сама усыпальница для тела – явно не место, обеспечивающее покой. И на этом странности «мавзолея» не заканчиваются. Их более чем критическое количество. Например, спроектировал его архитектор Щусев, доселе не строивший ничего подобного. Как Щусев объяснял сам (в «Строительной газете» №11 от 21 января 1940 года) – ему было поручено точно воспроизвести форму второго (деревянного ) Мавзолея в камне: За пять лет образ мавзолея стал известным во всех уголках земного шара. Поэтому правительством было решено не изменять архитектуру мавзолея — мне было поручено точно воспроизвести ее в камне. То есть, иначе говоря, кто на самом деле «спроектировал», покрыто тайной.

Большевистскую партию на строительстве «мавзолея», как бы представлял господин Ворошилов – министр обороны на тот момент. Не совсем понятно: почему министр обороны присматривает за строительством некрополя? А почему не министр финансов или министр сельского хозяйства? Понятно, что подобный «начальник» лишь прикрывал реальных руководителей строительства. О Феликсе Дзержинском, всесильном руководителе политической полиции совдепии, мы уже вначале упомянули. Именно он принимал решение о бальзамировании «вождя». Как читатель убедится ниже, это ведомство политического контроля и сыска, а не архитектурное управление, принимало самое непосредственное участие в том, что связано с возведением зиккурата, и реально руководило процессом, принимая основные решения.

Чтобы понять, результатом, каких усилий являлось сооружение зиккурата, и сделать вывод для чего он был предназначен, надо рассмотреть целый пласт сюжетов. Сооружению зиккурата-«мавзолея» предшествовало, а затем сопутствовало, немало интереснейших событий, и внимание большевистских вождей, тех, кто непосредственно отвечал и занимался возведением зиккурата, было сконцентрировано отнюдь не на поиске пролетарских архитектурных форм.

Начнём с загадок собственно терафима, помещённого в «мавзолей». Известно, что «вождь» под партийной кличкой «Ленин», перед смертью долго болел совершенно непонятной болезнью. Всякие сегодняшние разоблачители объявили болезнь сифилисом, но на самом деле это совсем не так. Реально все анализы на эту болезнь, делались, и все до одного давали отрицательный результат – это медицинский факт. Скорее другое.

Необычность состояния «вождя» пытались объяснить банальными причинами. Почему необычность? Судите сами. Например, в статье наркомздрава Семашко «Как и отчего умер Ленин?», есть одно удивительное заключение: «Когда мы вскрывали мозг Владимира Ильича, мы удивлялись не тому, что он умер (с такими сосудами жить невозможно), а тому, как он жил: значительная часть мозга уже была поражена, а он читал газеты, интересовался событиями, ездил на охоту…».

Получается настоящий парадокс: Ленин действительно интересовался событиями, читал прессу и ездил на охоту — в то время, как в силу критического состояния своего головного мозга, он должен был быть… настоящим «живым трупом», практически недвижимым от паралича значительной части тела, неспособным мыслить, воспринимать, говорить и даже видеть, уже не говоря о полной неспособности выезжать на природу и тем более охотиться… Что очень примечательно, примерно с середины лета 1923 года до 19 января 1924 года общее состояние здоровья Ленина настолько улучшилось, что лечащие врачи серьезно заговорили, что не позже, чем летом 1924 года Ильич вернется к партийной и государственной деятельности… ???

Если в марте 1923 года он практически ничего не видел, то летом-осенью того же года зрение Ленина стало практически нормальным, и во время прогулок по лесам Владимир Ильич часто быстрее других замечал белый гриб или груздь, спрятавшийся в траве… И еще один малоизвестный факт. 18 октября 1923 года Ленин приехал в Москву и пробыл в ней два дня. Ильич посетил свой рабочий кабинет в Кремле, перебрал там свои бумаги, затем прошел в зал заседаний Совнаркома, горько посетовав на то, что никого не застал там… В первые дни января 1924 года, его жена Надежда Крупская сделала вполне корректный вывод: Ленин в основном поправился…

Интересно, да? «Вождь» как бы жил, хотя жить не мог, и более того конкретно «шёл на поправку»?! Мы хотим задать вопрос не, кто это был – этот «вождь», а ЧТО это было? Что управляло телом «вождя» и интересовалось прессой, мозг ведь был отключён?

Для того, чтобы предположить, что могло быть в основе подобной «жизни» после смерти надо внимательнее рассмотреть то, чем активнейшим образом интересовались большевистские спецслужбы.

Интерес спецслужб молодого советского государства к оккультизму (мы подчёркиваем деталь – интересовалось государство, тогда как насколько интересовались предметом большевики, ещё не будучи государством, а сборищем авантюристов, только предстоит ответить), возник сразу после прихода большевиков к власти – в 1918-м году, то есть времени, когда эта комиссарская власть ещё, мягко говоря, шаталась. Однако уже тогда ЧК обратило внимание на русского учёного, журналиста, мистика и оккультиста Александра Барченко, зарабатывавшего лекциями перед балтийскими матросами.

Согласно официальной версии на одной из таких лекций присутствовал чекист Константин Владимиров, который даже попросил у соседнего матроса бинокль – дабы получше рассмотреть заинтересовавшего его оратора. Через несколько дней Барченко вызвали в ЧК, где сделали предложение, от которого он не мог отказаться. Беседовали с ним некие Александр Юрьевич Рикс, Эдуард Морицевич Отто, Федор Карлович Лейсмер-Шварц, то есть практически вся верхушка ЧК и всё тот же Константин Владимиров, или, как он ещё представлялся – Яков Блюмкин.

Фигура это более чем интересная и загадочная, ибо кроме как Яков Блюмкин, Янкель Гершель и Константин Владимиров он представлялся еще и как «лама Симха». Известно, что Блюмкин был связан с самыми загадочными страницами большевизма. «Революция избирает себе молодых любовников», — писал Троцкий, вспоминая Блюмкина. Яков Блюмкин, по словам Троцкого, «имел за плечами странную карьеру и сыграл еще более странную роль» (это пишет, между прочим, второй человек в большевистском государстве). Он стал одним из «отцов-основателей» ЧК. Тот же Блюмкин совершил убийство немецкого посла Мирбаха, что спровоцировало различные политические события, мятеж и последующий разгром левых эсеров, что в свою очередь позволило большевикам избавиться от уже ненужных на тот момент союзников и стать единоличными хозяевами страны.

Блюмкин участник «кровопускания» в Крыму в конце ноября — декабре 1920-го — это одна из самых страшных страниц в истории гражданской войны, акт большевистского геноцида в отношении русской элиты. По разным данным, от 50 до 100 тысяч человек было казнено в Крыму из числа «белой кости» – офицеров армии Врангеля, аристократов, интеллигенции связанной с белым движением, которые поверили главкому красных Фрунзе, что им сохранят жизнь, и остались.

Интересная это фигура товарищ Блюмкин. Борис Бажанов — бежавший за границу секретарь Сталина — утверждал, что Блюмкина к Троцкому сосватала ЧК. Бажанов пишет о Блюмкине как о бессменном члене всевозможных комиссий, как о человеке, который мог позволить себе спорить с товарищем Троцким и даже указывать ему… Второму человеку в партии и государстве указывал, между прочим, этот Блюмкин. Весной 1923 года Блюмкин активно работает с петербургскими мистиками- оккультистами Александром Барченко и Генрихом Мебесом.

ГПУ (Главное Политическое Управление – политическая полиция совдепии) тогда серьезно заинтересовалось оккультизмом, в частности проблемами психического воздействия на человека и толпу, гипнозом, суггестией и даже предсказаниями будущего. Тогда это называлось так: «считывание информации со слоев ноосферы». Изыскания Блюмкина курировал непосредственно Дзержинский, хотя может и ещё кто-то, так и оставшийся в тайне.

В 1923-м году, когда правящая в СССР верхушка уже догадывалась о скорой смерти господина Бланка – Ульянова – «Ленина», курировавшие особые проекты ГПУ Блюмкин и Бокия вызвали к себе Барченко и отправили зачем-то на Кольский полуостров. Официально, хотя миссия была строго засекречена – исследовать массовую психиатрическую проблему местного племени лопарей, так называемого «мерячения». Это было состояние наподобие массовой одержимости, когда несколько десятков человек местных жителей вдруг на ровном месте становились на пару часов медиумами и начинали вещать на незнакомых никому языках, исполнять странные танцы и прочие странные действия.

Заметим: в стране голод, паровозы не ходят, экономика стоит, то ли закончилась, то ли нет гражданская война, «Ленин» (то ли умер, то ли нет) дуркует в Горках, революционеры первой волны уже потихоньку сваливают с нечестно нажитым, а тут какие-то люди организуют научные экспедиции к лопарям. Соратники по ГПУ могли и не понять таких растрат бюджета. Но – всё прошло гладко.

На Кольский полуостров Барченко отправился с супругой, секретаршей Струтинской, своей ученицей Шишеловой-Марковой, репортером Семеновым и – специально приехавшим из Петрограда астрономом Александром Кондиайни. Не совсем понятны функции женщин – всё-таки по тайге и тундре нужно было ходить, неудобно оно как-то. Не совсем понятна работа репортёра Семёнова, ибо Барченко сам был журналист. Однако зачем для исследования проблемы галлюцинаций у лопарей нужен был астроном – полная загадка.

С проблемой лопарей силами группы как-то справиться не удалось – о них вообще как-то забыли. Барченко больше интересовало другое. Путь его лежал прямо на Сейд-озеро – священное место для всех народов и плёмен, обитающих от Северного Урала до Норвегии. (Подробная карта района находится по этому адресу: http://biarmia.narod.ru/topo/lovozery_100.htm)

Что увидела экспедиция частично отражено в записях астронома-Кондиайни: С этого места виден по одну сторону в Ловозере остров – Роговой остров, на который одни только лопарские колдуны могли ступить. Там лежали оленьи рога. Если колдун пошевелит рога, поднимется буря на озере….

Тем не менее, несмотря на предостережения местных шаманов Барченко решил поплыть на это странный Роговой остров. И вдруг на озере, от силы четыре километра в ширину начался шторм. На лодке сломало мачту и её унесло от острова. ….По другую сторону виден противоположный крутой скалистый берег Сейд-озера, но на этих скалах довольно ясно видна огромная, с Исаакиевский собор, фигура.

Контуры ее темные, как бы выбиты в камне….В одном из ущелий мы увидели загадочные вещи. Рядом со снегом, там и сям, пятнами лежавшим по склонам ущелья, виднелась желтовато-белая колонна вроде гигантской свечи, рядом с ней кубический камень. На другой стороне горы с севера виднеется гигантская пещера на высоте сажен 200 и рядом нечто вроде склепа замурованного…

На самом деле Кондиайни пишет только об одной из обнаруженных полузасыпанных пещер. Их было много, а в один из входов кто-то даже попытался лезть, но в ужасе выскочил – человеку показалось, что с него сейчас живьём сдерут кожу.

Вообще изменение психического состояния вблизи руин отмечали все, испытывая безотчётный страх, головокружение и тошноту. Однако Кондиайни на психику не полагался и бегал по территории с какими-то приборами, зарегистрировав, по меньшей мере, небольшие перепады гравитации.

Что на самом деле было найдено Барченко и что он там на самом деле искал – нам сложно сказать, однако определенно, астрономические и геофизические изыскания господина Кондиайни имели важное значение для верхушки большевиков. Очевидно одно: господин Барченко исследовал руины некоей древней и могущественной цивилизации. Исследовал паранормальные явления.

О необычности этой цивилизации говорит даже небольшая экспедиция Валерия Дёмина, проведенная на Сейд-озеро в 1997-м году. Первое что бросилось ему в глаза – двухкилометровая мощеная дорога, ведущая через перешеек от Ловозера к Сейд-озеру. Кто и зачем её построил?

Лопари построили, чтобы удобнее было гонять оленей? В горы окрестные Дёмин ходил, где были найдены остатки фортификационных сооружений, гигантские каменные блоки, многократно перемолотые проходившими ледниками, но всё ещё хранящие следы обработки.

В горах есть дороги, обрывающиеся в пропасти, вырубленные в скале лестницы, ведущие из ниоткуда в никуда. Дёмин видит в них следы крепости и обсерваторий, построенных исчезнувшей цивилизацией, однако у нас есть иная версия функции объекта.

После возвращения Барченко в Москву, советскую общественность немного познакомили с «открытиями» экспедиции, нашедшей на Сейд-озере следы древней цивилизации. Слово открытие мы взяли в кавычки, ибо ещё полвека назад прародину арийцев искали по всему миру – и в Атлантиде, и в Лемурии, и в Антарктиде, и на Кавказе, и много ещё где.

В отечественной науке первым обратил внимание на Север Санкт- Петербургский философ В.Н.Безверхий, в конце 1970-х в своей рукописи «Антропология» предположивший, что прародину индоевропейцев следует поискать на Кольском полуострове.

Однако господин Барченко не метался по планете. И даже не метался по огромному Кольскому полуострову. Он точно знал, куда следует ехать. Нас же интересует другое: что делал господин Барченко на Сейд-озере?

Давайте поставим себя на место людей, пришедших к власти в России в 1917-м году. Круг стоящих перед ними задач мы обрисовали: нужно каким-то образом зомбировать если не 150 миллионов русских, то хотя бы их большую часть. Для этого у них имеются некие знания, позволяющие передать этим миллионам некий зомбирующий сигнал – знания строительства зиккуратов, принесённые из Древней Вавилонии. (О том, кто мог быть носителем в современном мире этих знаний, об анунаках, мы уже писали в большой статье «НЛО и Большая политика Ч.3. Звездолёт в центре Москвы».) Так что некая база, несомненно, присутствовала. Достаточно ли будет этих знаний?

Не достаточно. Можно построить зиккурат, положить в зиккурат терафима ( например тело Бланка, ), тем самым, создав своеобразный передатчик, работающий на оккультных принципах. Однако, думаем, одного передатчика будет мало. Чтобы программа по нему прошла – нужно передатчик синхронизировать с приёмниками, то есть с головами миллионов русских, выбранных целью. Как это сделать?

По аналогии с радиотехникой предполагаем, что передатчик нужно настроить. Настроить «на волну» воспринимающего народа. О какой волне идёт речь – мы не можем сказать определенно, однако, общеизвестно, что мозг человека что-то излучает, что-то сам получает. Излучает электричество, излучает другие какие-то иные волны, флюиды, сам получает их.

Люди, одной национальности образуют то, что оккультисты называют национальным эгрегором. Это область духовного мира, с которой мы связаны через наше подсознание – отсюда мы черпаем некие духовные ритмы, выстаиваем связь с древним опытом народа. То есть речь идёт о некоем глобальном поле, объединяющим души всего этноса в единую энерго-информационную сеть.

Эксперименты на животных показывают, что такая сеть существует у каждого вида, формируя его в единую общность. Именно опираясь на эти связи, в той или иной ситуации, мы обращаемся к этой области для решения проблем выстраивания отношений, опознавания свой-чужой. Налаживаем отношения с теми, кто свой, и так далее. Термиты каким-то образом знают, как строить свои муравейники, пчёлы каким-то образом знают, что им нужно не рыть норы, а лететь собирать мёд, причём они как-то узнают и куда лететь: одна пчела находит цветущую поляну – и туда мгновенно устремляются тысячи её соплеменниц.

Одному таракану оборвать лапы – и уже вся тараканья стая знает каким-то образом, что в этот дом лучше не ходить (на этом, кстати, основаны многие народные средства борьбы с насекомыми – жуками, саранчой и так далее). Биологи говорят о едином информационном поле Шелдрейка, к которому подключена каждая особь. Поле сначала обучает её стратегическим умениям (например, учит пчелу собирать мёд), а после даёт тактические советы (куда лететь в конкретный отрезок времени). Существования поля Шелдрейка – это научно доказанный факт, от которого пляшет вся современная биология.

Мистики называют поле в отношении человека, эгрегором. У людей это поле реализуется как национальные эгрегоры – то, что мистики называют Богами или Хранителями того или иного народа. (Мы приносим свои извинения перед читателями, за столь упрощённую форму сложнейшего явления – национального духовного эгрегора, но чтобы не перегружать и так сложный материал, мы прибегли к подобным определениям).

Очевидно, именно неосознаваемые голоса этих Богов, Хранителей всего эгрегора, и определяют поведение нации, придавая ей национальную общность. Теперь, рассуждая по аналогии с радиоэлектроникой предполагаем, что если невозможно воздействовать прямо на эгрегор, менять его информацию – тем, кто стремиться осуществить внешнее воздействие, надо каким-то образом заглушить его волну или блокировать его приёмник – ту или иную часть мозга.

Для примера рассмотрим борьбу СССР с вещанием Запада на свою территорию: заткнуть рот «Голосу Америки» СССР не мог, возразить что-то вразумительное тоже было нечего, но ничего, в совдепии проблему решили. Были запущены машины, генерирующие шумы на нужной волне – так назывемые глушилки. Человек слушает «Голос Америки», а кроме хрипа и обрывков фраз ничего не слышит. И зиккурат вполне можно использовать в качестве такой «глушилки», в нашем случае русского национального эгрегора.

Для этого нужно только настроиться на частоту этого эгрегора, после чего начать передавать шумы или даже патогенную информацию с разлагающегося трупа В.И. Бланка. Настроить зиккурат на нужную частоту должны помочь какие-то предмет, связанные со всем этносом. Артефакт, внутренние вибрации которого резонируют с эгрегором, информационным полем всех русских.

Например, когда работают экстрасенсы с одним человеком, так же на его волну помогает настоится какая-то его вещь, а вот по бабушкиному серебру могут настроится на всю семью. Таким артефактом для целого народа вполне мог бы стать некий культовый камень или другой предмет из русского языческого святилища. То, чему поклонялись наши далёкие предки. И чем древнее артефакт, тем больше охват этноса, так как выше вероятность того, что предки всех ныне живущих, были связаны с этим артефактом.

То есть, если это касается целого народа, надо только найти такое древнее святилище, добыть оттуда артефакт, установить его внутри зиккурата с терафимом – и машинка синхронизируется. Она заработает. Она будет говорить как бы «на частоте Богов», но нести информацию, снимаемую с дохлого Бланка или сознания ненавидящего русских оператора психотропного инструмента или просто «глушить» эгрегор. Поэтому Кольский полуостров, экспедицией ГПУ был выбран совсем не случайно. Не случайно эти места на Кольском полуострове были отмечены такими мощными энергоинформационными полями.

Именно там, по определению многих источников находилась самая древняя прародина гипербореев, Ариев, прямыми потомками которых является и русский народ. В начала прошлого века индийский ученый и общественный деятель Балгангадхар Тилак уже выводил родину древних Ариев из приполярных областей.

Аргументы, приводимые Тилаком, следующие:

В древнейших источниках, например, в Тайттирии-Брахмане (а также в Авесте) описывается Прародина человечества, где Солнце всходит и заходит по одному разу в год, а сам год делится на один долгий день и одну долгую ночь, – что, как известно, соответствует ситуации, фиксируемой в высоких полярных широтах. В Ведах же встречаются такие высказывания: “То, что есть год, – это только один день и одна ночь Богов″; “В Меру Боги видят Солнце восходящим только один раз в году”. Общие положения подкрепляются более детальными, основанными на точном математическом расчете, свидетельствующем, в частности, что в Ригведе описываются зори более продолжительные, чем они могут быть на юге; там же рассказывается о северном сиянии и летнем поведении Солнца вблизи полюса, когда оно поднимается на максимальную высоту над горизонтом, некоторое время “стоит” на месте, прежде чем начинает опускаться.

Кроме Вед и прочих источников есть Плиний Старший, сообщавший в “Естественной истории” что:

За этими [Рипейскими] горами, по ту сторону Аквилона [Северный ветер – синоним Борея], счастливый народ (если можно этому верить), который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами. Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил. Солнце светит там в течение полугода, и это только один день, когда солнце не скрывается (как о том думали бы несведущие) от весеннего равноденствия до осеннего, светила там восходят только однажды в год при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем.

Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра. Домами для этих жителей являются рощи, леса; культ Богов справляется отдельными людьми и всем обществом; там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть приходит там только от пресыщения жизнью. После вкушения пищи и легких наслаждений старости с какой-нибудь скалы они бросаются в море. Это – самый счастливый род погребения…

Нельзя сомневаться в существовании этого народа. Ещё есть Диодор Сицилийский, есть «География» Страбона, есть карты Меркатора и многие другие свидетельства о северной прародине индоевропейских племен. Поэтому если где и поискать древнейшие русские святилища – то на русском севере, для чего идеально подошёл бы Кольский полуостров. Кольский полуостров – это одно из мест, где, скорее всего, начали селиться люди после затопления Гипербореи или какого-то катаклизма.

Жертва, кровь. Не надо напоминать, что чёрные оккультные ритуалы часто требуют подобных вещей. Мы не будем углубляться в историю, и пересказывать уже известное. Скажем лишь то, что чем важнее ритуал, тем значимее должна быть жертва. 27 декабря 1925 г. был найден мертвым в гостинице Сергей Есенин. «Следствие» по делу вели близкие (как доказано историками) к ОГПУ люди, поэтому «экспертиза» показала, что Есенин повесился.

И хотя на руках поэта были сильные раны, и сам он был залит кровью, хотя тело не носило никаких следов, характерных для смерти при повешении, вывод комиссии был неумолим: поэт повесился сам. Вся история была настолько шита белыми нитками, что в народе сразу сложилось мнение: Есенина убили. До развала СССР тема была закрытой, публично не обсуждалась, но когда запреты пали – историкам и криминалистам не оставило большого труда доказать, что поэт был убит людьми из ОГПУ и главную роль во всём сыграл…… да, да, тот самый господин Яков Блюмкин, организовавший экспедиции Барченко – он и с Есениным всё организовал.

Это уже доказано.

Тема убийства поэта была исследована кропотливо и досконально, однако один вопрос так и остался без внимания, вопрос – почему Есенина убили? На первый взгляд оно как бы очевидно: когда в стране людей убивают миллионами, то любой известный человек, пытающийся идти протии власти, долго не живёт. Как бы по той же причине убили и Есенина. Тема, казалось бы, закрыта. Однако у темы есть некоторые обстоятельства. На самом деле, Есенин, ни в каких политических организациях не состоял, политикой совершенно не занимался. Он вообще никак не трогал комиссаров, писал свои стихи о России. Это был поэт, но великий русский поэт, обладающий даром данным свыше. Зачем же его убивать? Убийство могло только навредить большевикам. Значит, его смерть для них была важнее.

Выше мы уже говорили, что серьёзные оккультные обряды требуют жертвоприношений, ибо кровь жертвы как бы заряжает ритуал энергией. Для не очень масштабных задач вкачестве жертвы вполне подходит то или иное мелкое животное (или птица), однако задачи большие требуют человеческих жертв. И чем задача масштабнее – тем весомее должен быть и общественный статус жертвы, причём статус, базирующийся на её крови.

В оккультных ритуалах особая ценность придаётся крови монархов, военных вождей и жрецов. Ритуальное убийство одного из них даст много больше, чем умерщвление целой толпы. Таково правило, в причины которого мы сейчас вдаваться не будем, но в общих чертах его можно объяснить так: кровь носителей духа, того или иного народа – вождя, жреца, поэта, несёт в себе особую связь с национальным эгрегором. Исходя из этого, мы предполагаем, что если какие-то люди, построившие зиккурат, решили воздействовать на русский эгрегор, то им нужна была такая, отмеченная кровь, сакральная жертва – носитель духа.

Вопрос: где они могли добыть такую кровь, кровь, связывающую человека с Богами, Хранителями русского народа, с его Небом? Есенина мы читали, конечно же, все, но давайте посмотрим, что говорят о нём другие поэты. Вот что пишет о нём господин Е. Евтушенко, например:

Есенин, может быть, самый русский поэт, ибо ничья другая поэзия настолько не происходила из шелеста берёз, из мягкого стука дождевых капель о соломенные крыши крестьянских изб, из ржания коней на затуманенных утренних лугах, из побрякивания колокольцев на шеях коров, из покачивания ромашек и васильков, из песен на околицах. Стихи Есенина будто не написаны пером, а выдышаны самой русской природой…

Вот так вот, «самой природой стихи выдышаны», ибо человек по-настоящему болел Россией, она была его настоящей, неиссякаемой любовью и заглавной, всепроникающей темой, никогда его не отпускающей. И если «природу» увидел в Есенине господин Евтушенко, то люди, хорошо знающие всё про эту «природу» (читай русский Эгрегор) тоже наверняка всё увидели. Увидели, что в Есенине живёт дух настоящего русского волхва ( об этом впоследствии говорила Ванга) и вполне возможно, что русские волхвы действительно были и прямыми предками поэта. А значит, кровь Есенина как раз и подходила для ритуала.

Именно ритуала, поскольку если бы кто-то в ГПУ хотел просто убить много говорящего поэта – у ГПУ было для этого достаточно способов сделать всё чисто, чтобы никто ничего не заподозрил. Поэта могли «случайно» убить в уличной драке, он мог выпить и «упасть с моста», наконец его мог убить из зависти другой поэт. Но в том то и вопрос, не просто смерть им была нужна, а спокойная обстановка запертого номера, где не торопясь жертву можно было убить по всем оккультным правилам и взять кровь – весь номер был в крови.

Убить – и тем самым зарядить свою мистическую батарейку из психотронного устройства на Красной Площади, которая к тому времени там уже стояла. Других, более логичных объяснений странной смерти поэта, к тому же связанной опять с тем же Блюмкиным, мы не видим.

Если бы коммунисту или просто советскому человеку, в советское время рассказать о том, что атеисты-большевики в 20-е годы направляли экспедицию на поиски мистической Шамбалы, не знаем, что бы сказал этот советский человек, но однозначно не поверил бы. Ну как же, научный коммунизм, атеизм и тут какая-то Шамбала. А ведь искали. Кому доверило ОГПУ и какие-то влиятельные в большевистском государстве силы эти поиски? Угадайте с первого раза? Правильно, всё тому же Блюмкину. И случайности здесь уже никакой быть не может. Видимо общий подряд был привязан к одной задаче – зиккурату.

Блюмкин должен был вместе с экспедициями Спецотдела ОГПУ и экспедицией Николая Рериха проникнуть в легендарную фантастическую Шамбалу в неприступных горах Тибета. Официально Блюмкин находился полгода в командировке на Украине. Экспедицию в Тибет поддерживал лично Дзержинский. На экспедицию были выделены из фондов, нет, не министерства культуры, а ОГПУ совершенно фантастические деньги— 600 тысяч долларов.

На эти деньги можно тогда было купить 2 000 автомобилей Форд-Т, чтобы укомплектовать транспортом всех полковников Красной Армии. Можно было, тогда, оснастить иностранным оборудованием средней руки оборонный завод. А их, на поиски Шамбалы! Нужна была, видимо, большевикам эта Шамбала. В августе 1925 года, Блюмкин через Таджикистан, проник на Памир, где свел знакомство с местным лидером секты исмаилитов — представителем на Памире живого бога Ага-Хана, который жил в ту пору в Индии, в Пуне.

С исмаилитским караваном «дервиш» Блюмкин проник в Индию. Где под личиной тибетского монаха объявляется в Тибете в расположении экспедиции Рериха. В сентябре 1925 года Блюмкин присоединился к экспедиции Рериха в княжестве Ладакх. Рериху сначала Блюмкин представлялся как лама. Но в конце экспедиции Блюмкин заговорил по-русски, и Рерих запишет в своем дневнике: «… наш лама… даже знает многих наших друзей».

Что искал Блюмкин на Тибете, что оттуда привёз, видимо является секретом до сих пор. Настоящая история поисков и исследований ОГПУ-НКВД на Севере, в Шамбале и наверняка в других местах, по сей день является государственной тайной, однако и официальная часть истории немало полезной информации. Очень загадочная фигура этот Блюмкин, официально считается, что к 1918 году ему было только 20 лет. В то же время о нём пишут, что Блюмкин был блестящим полиглотом и владел даже тибетскими наречиями (!?).

Где и когда еврейский мальчик Янкель Гершель выучился языкам, непонятно, однако, это еще не всё. Кроме выдающихся способностей к языкам господин Блюмкин был столь же выдающимся знатоком восточных боевых искусств, которые явно не преподавали ни в одной местечковой синагоге Одессы, в то время как для достижения определённого уровня мастерства начинать тренироваться в пять лет от роду, уже иногда считается поздно. Вопрос: кто, где и когда учил господина Блюмкина рукопашному бою?

Проектами Барченко Блюмкин занимался до 1926-го года, после чего уехал в … будущий Израиль, где стал «торговать древними еврейскими рукописями». Такая у него была «легенда». Но это уже тема для израильских исследователей, поскольку не исключаем, что вызванный в СССР и расстрелянный (по документам) Блюмкин на самом деле поработал в Израиле много, долго и плодотворно. (Причём, похоже, задачи данные ОГПУ Блюмкину там, были также из разряда сбора оккультной информации.

Так как он был укомплектован очень ценными «древними еврейскими рукописями». Настолько ценными, что они даже не имели денежного эквивалента, но вполне могли служить для какого-тот размена. ОГПУ проделало огромную работу в западных районах СССР по сбору и изъятию старинных свитков Торы, Талмуда, сочинений средневековой еврейской литературы. Чтобы подготовить Блюмкину материал для успешной торговли, в еврейские местечки Проскуров, Бердичев, Меджибож, Брацлав, Тульчин направились экспедиции ОГПУ с целью изъятия старинных еврейских книг. Сам Блюмкин выезжал в Одессу, Ростов-на-Дону, в местечки Украины, где обследовал библиотеки синагог и еврейских молитвенных домов. Книги изымались даже из государственных центральных библиотек и музеев. Так что с евреями в ОГПУ тоже особо не церемонились и это наводит также на определённые размышления о том, кто за всем этим реально стоял, кто давал советы большевикам.

Во всяком случае те непонятные силы, кто ввёл в революцию евреев, потом легко их оттуда и вывели. В своей книге «Бояр» авторы данного исследования высказали рабочую гипотезу об этих силах.)

Что поменялось в русском человеке?

Чтобы понять, что произошло с русским народом, в 20-х, после возведения зиккурата- «мавзолея», мы внимательнее рассмотрим эти годы, проследим за изменением найдём водораздел. С самого начала, власть большевиков шаталась во все стороны и дни её, казалось, были сочтены. Победа в Гражданской, казалась всем, в том числе самим комиссарам, временной. Война, выигранная большевиками, благодаря разобщённости и бездарности Белого движения, благодаря тому, что в руках комиссаров оказались стратегические военные запасы империи, была далеко не окончательной победой.

Экономика давала свои неумолимые оценки большевизму. Тем более в 20-х годах, когда НЭП обозначил для людей бездну большевистской бездарности. Социалистические сказки, на которые повёлся народ, уже перестали действовать. Крестьяне, рабочие, интеллигенция ненавидели эту власть, о чём свидетельствовали повсеместные восстания крестьян. В Париже белоэмигранты готовили структуры для возвращения в Россию, наследники Романовых выясняли, кто займёт престол.

Это ощущение неминуемого конца большевизма наполняло многих, о чём есть многочисленные свидетельства. И наоборот, видя ситуацию, многие революционеры первой волны дружно сбежали за границу из СССР с краденым добром (тот же упомянутый секретарь Сталина Бажанов). Даже сама советская верхушка организовывала всякие схроны с оружием, деньгами, типографиями и готовилась к подпольной борьбе. Казалось ничего не могло спасти инородную нечисть, захватившую власть в России – народ этот режим отторгал.

С народом что-то нужно было делать, сделать что-то такое, что заставило бы его закрыть глаза на новую власть, заставило если и не полюбить её всем сердцем, то, во всяком случае, безропотно выполнять её приказы, идти на поле боле боя и умирая как зомби, с криками «за товарища Сталина!». Техническая возможность реализации подобной программы известна, чему отличный жизненный пример – разного рода приворотные зелья и заговоры.

Кто-то в это может и не верить, но это его ограниченность – в СССР проблемой занималось 50 институтов, а там уж явно не идиоты работали, тем более всё это базировалось не на энтузиазме, а на щедром госфинансировании. Однако оккультные рецепты приворотных зелий предполагают воздействие на единичные объекты – мужчину или женщину, которым нужно заМОРОчить голову. А вот, например, у африканских колдунов есть системы работы более серьезные – они могут лишить воли и разума десятки людей, превратив их в зомби – ходячих трупов.

Технически можно заставить любого человека отдать всё другому человеку – любовь, имущество, свободу и жизнь. Человек бросится на штыки с радостным криком «Слава товарищу Секо Асахара!», сказав перед смертью «если погибну – считайте меня членом Ордена Коммунистического Солнечного Храма!». Но это один человек, два, десять, от силы – несколько тысяч. Но обработать так сотню миллионов – это задача кажется непосильной. Хотя почему? Если можно сделать это с парой сотен, почему нельзя с миллионами? Та же вавилонская культура таит в себе массу неизведанного.

Ситуацию, в которой оказались большевики к началу 20-х выше мы описали. В этой ситуации спасти большевиков могло только одно: нужно было нечто такое, чтобы, по меньшей мере 50 миллионов человек вдруг проснулись и ощутили, что готовы на всё ради сидящих в Кремле товарищей, что ради этих товарищей они будут бросаться под танки и с готовностью отдадут им на холодец своих детей – ибо всё оправдано ради мировой революции или ещё каких бредней данных в виде установки. Если бы была такая методика и если бы такая методика сработала – большевики бы удержались у власти.

Эта методика была бы поистине чудом – примером фантастического, невероятного сверхмассового оболванивания толп. И – большевики остались бы у власти. Но ….ведь они и остались! Более того, их прямые потомки в этой власти до сих пор, а русский народ от власти отстранён.

Значит, чудо всё-таки произошло? Попробуем разобраться с этим вопросом.

Это русская «родовая» черта или новая черта?

Пассивность, запуганность, разобщенность и другие подобные эпитеты в 20-м веке намертво приклеились к русским, став своего рода синонимами нашей национальности. И за примерами далеко ходить не нужно – их более чем достаточно в повседневной жизни любого из нас. Кто был в «армии» СССР, кто живёт в нынешнем государстве, тому хорошо знакома ситуация, когда три дагестанца ставят на уши всю роту или пяток кавказцев «держат» целый квартал в городе.

Масса описанных историй, когда пара призывников кавказцев колотили перед строем сержанта-дедушку, а остальные старослужащие или земляки, русские, молча стояли в стороне. Истории, как с десяток чужаков терроризировали целый район, а то и город, как в случае с той же Кондопогой. Знакомо?

В то же время в сводках военных прокуроров СССР был описан весьма показательный случай чеченского бунта в 70-х годах, в одной из частей, где часть нового призыва была укомплектована солдатами из Чечни. Историй с одиночными вооруженными побегами солдат было много в СССР, но чеченцы как-то так сговорились и затеяли бузу все вместе.

Бузу как обычно в таких случаях отправили подавлять целое подразделение – с БТР- рами и всем прочим, призванным сровнять с камнями всех бунтовщиков. И в этом подразделении брошенном на подавление, случайно оказались три солдата из Чечни. Не сильно долго подумав они перешли на сторону своих хотя дело затеявших бузу было заведомо обречено. Все чеченцы встали вместе со всеми. На всё, кроме племенной солидарности этим ребятам было наплевать: на присягу советской родине, на безвыходность ситуации, на карательную бронетехнику и прочее. Чувство кровного родства взяло верх.

У русских же этого чувства почему-то нет, что проявляется во всех сферах – начиная от бизнеса и власти, заканчивая уголовными разборками. Приезжает русский за границу – и как ему помогают уже устроенные соплеменники? Никак. Приходит русский на работу в госучреждение или на службу в часть, как помогают ему его соплеменники, занимающие руководящие посты? Скажем, появляется в Министерстве здравоохранения грузин – и, словно по волшебству то в одной больнице, то в другой, главврачами становятся грузины.

Еще немного времени проходит – и у этих грузинских главврачей все заведующие отделениями тоже грузины.

И так везде, будь то советский трест по производству картона или криминальное сообщество, где грузинских «авторитетов» как-то непропорционально много относительно числа грузин в России.

Подобным грузинам образом ведут себя все народы – начиная от китайцев и заканчивая евреями, дружность и солидарность которых уже давно стала притчей. Социальная тактика поведения русских противоположна до наоборот – они, еще и активно помогут своего утопить. Все «братские народы», сведенные в СССР, бузили, на протяжении всего времени существования СССР: и на Кавказе, и в Средней Азии, и в Прибалтике. Неужели же у русского человека отсутствие племенной солидарности какая-то черта родовая. Генетика такая?

Если представить себе, что пару тысяч лет назад на планете вдруг появилось племя уродов, племенная солидарность которых была подобна таковой у сегодняшних русских, этих уродов порешили бы даже соседние папуасы. Ну, может на каком-то отдаленном острове такие уроды и смогли бы дожить до настоящего времени, или где-нибудь в глубинах Тибета – если бы на эти глубины не начали претендовать снежные люди. Однако древние и не очень русские не просто выжили. Они каким-то образом подмяли под себя 1/7 часть суши и до 1917-го эту сушу вполне хорошо удерживали. Так что до 1917-го русские были какие- то другие.

Хотя 1917-й – это на самом деле немного не та дата. В 1918-м, в 1919-м наши дедушки и прадедушки активно друг с другом воевали, а всё начало 20-х СССР сотрясали то восстания рабочих, то бунты крестьян. Но вдруг, где-то в середине 20-х, всё резко изменилось. Буйный, неуёмный русский народ, который «Ленин» обличал шовинизме, вдруг забыл сам себя. Утих, угас, утратил чувство локтя. Всё вдруг, как по мановению волшебной палочки устаканилось: комсомолки дружно одели красные платочки и стали водить хороводы, пролетариат повалил на военные парады и демонстрации, советская интеллигенция возрадовалась и ринулась воспевать победу социализма.

Всё это можно, конечно, объяснить репрессиями и работой пропаганды, но – только абстрактно теоретически. Например, англосаксы завоевали Ирландию почти 800 лет назад, ассимилировав ирландцев по всем правилам: поощряя межнациональные браки, с малолетства отдавая детей в школы, где из них лепили «англичан» и так далее. В итоге ирландцы даже язык свой забыли. Но стала ли Ирландия Англией? Нет, так и не стала. Ничего не смогла сделать пропаганда ни с Ирландией, ни с Шотландией, в которой по сей день разговаривают об автономии. Огромный русский народ пропаганда и советская школа сломала за какие-то десять лет, хотя те же десять лет на Западной Украине шла абсолютно безнадёжная борьба с Советами. И никому даже в голову не приходило сдаваться и бежать записываться в комсомол.

Более того, с конца 20-х пропаганда Москвы стала вдруг так сильна, что сумела дотянуться и до белоэмигрантов, превратив недавних воинов в стадо пацифистов- антифашистов. Начиная с середины 20-х белоэмигрантские организации, ещё недавно нацеленные на триумфальное возвращение в Россию, угасают. (В 30-е годы на Украине, как и на Дону, на Кубани был чудовищный голод. Десять дет до этого «украинцы» активно хватались за топоры при одном взгляде на комиссаров и пан атаман Махно давал большевикам пендалей по полной программе.

Как-то его в Крыму блокировали и приказали красноармейцам «перестрелять всю эту контру». Однако русские люди по ту и пол другую сторону перешейка хотя и разговаривали на разных наречиях быстро нашли общий язык и Махно спокойно ушёл со своими «хлопцямы» ибо кто такие комиссары понимал не только Махно. Но уже в 30-е Восток Украины тихо ел друг друга и за обрезы никто не хватался. В то же время окончательно победить Западную Украину большевики так и не смогли – их там резали по самый 1991-й год. Вот и вопрос: почему одним «мавзолей» повлиял на мозг, другим нет?

Это к вопросу русские ли живут в Восточной Украине или «украинцы».) Что же это за пропаганда такая? Возможно ли такое вообще? В 20-м веке мир стал свидетелем самого настоящего чуда (хотя и чуда в отрицательном смысле), когда огромный 150 миллионный народ, создавший мощнейшее государство, победивший во множестве войн и имеющий древнейшую историю вдруг был превращён в послушное стадо. Причем стадо не только на оккупированной территории, но и в масштабах всей планеты, где почти каждый русский стал не помнящим своего родства Иваном, тупой, позабывшей свои корни особью. Неужели здесь было задействовано нечто иное, чем пропаганда? Может быть магия какая-то?

Или тайные знания, дающие власть над людьми? Мы видим, как русский народ в огромном большинстве внезапно стал считать себя советским. Злодеяния, сотворённые большевиками над соплеменниками, перестали волновать людей. Воспоминания и мемуары полны реальных свидетельств, когда посаженные в лагеря люди сохраняли там беззаветную веру и любовь к Иосифу Джугашвили. Даже выжив, пройдя круги ада, и выйдя из лагерей, многие оставались искренними коммунистами и даже сталинистами. Русский народ, в большей мере, чем все другие народы эксплуатировавшийся в СССР, и сегодня демонстрирует удивительную, совершенно необъяснимую приверженность коммунизму, «ленинизму» и прочему бреду.

Об этом феномене можно писать целые монографии. Русские и сегодня, в большинстве безропотно позволили именовать себя «россиянами». В США – родине современных технологий управления массами, плавильном котле, где кроме индейцев нет автохтонов – и то не так много «американцев». Мало того что там есть белые, черные и цветные, живущие каждый в своём квартале, так ещё и белые четко помнят кто из них немец, кто ирландец, кто англосакс, кто француз. У всех фото дедушек и бабушек из позапрошлого века, у многих национальные общины, у некоторых – еще и мафии национальные. А ведь не одну сотню лет люди живут в империи, не одну сотню лет им вдалбливают что они «американцы».

А русских дебилов, называющих себя «россиянами» – добрых 2/3. Так что пропагандой объяснения никак не могут исчерпываться. Поэтому естественно было бы предположить, что мы имеем дело с какой-то обработкой сознания русского народа. Обработка сознания, в результате которой было как-то блокировано чувство племенной солидарности, а вместе с этим появилось чувство пассивности, отрешённости, безучастности. В современной истории мы не знаем живых примеров зомбирования миллионных толп, но в древности, похоже, такой методикой могли владеть.

С Вавилоном и Египтом – да, похоже там такие методики применялись и тайна их утеряна вместе с уходом из истории халдеев – жреческой касты Месопотамии, хранившей знания, полученные от «богов», прилетавших на «небесных лодках». Возможно какие-то знания вавилонян, знания из других областей оккультного где-то и остались, в конечном итоге попав в руки большевиков. Возможно? Почему бы и нет?

Кое-что на эту тему пишут даже сегодня, в «Российской Газете». Например, вот – Борис Ратников, Генерал-майор ФСО (Федеральной Службы Охраны), интервью изданию Российская Газета» (оригинал статьи находится по адресу http :// rg . ru /2006/12/22/ gosbezopasnostj – podsoznanie . html )

В середине восьмидесятых годов проблемы создания психогенераторов и дистанционного воздействия на психику человека изучали практически во всех развитых странах. Проводились серьезные научные эксперименты. И круг преуспевших по сравнению с началом века значительно расширился. В СССР, в общем-то, вовремя осознали важность этой проблемы, а также ту опасность, которую таит возможность вторжения в чужое сознание и манипулирование им. Возможности дистанционного воздействия на психику в нашей стране изучали около пятидесяти институтов.

Ассигнования на эти цели исчислялись сотнями миллионов рублей. И хотя вложения себя оправдали, но полученные тогда результаты развития не получили. После развала Союза все работы были свернуты, специалисты в области тонких психофизических полей рассеялись по стране и занялись другими делами. По моим данным, сегодня целенаправленные исследования по этим тематикам в нашей стране не ведутся.

Ещё раз напомним – это «Российская Газета», публикующая не интервью «беременных от инопланетян» гражданок, а законы страны, вступающие в силу только после опубликования в этом федеральном издании. И целый генерал ФСБ рассказывает, что в СССР целых 50 институтов занимались тем, что раньше называлось «магия», а сейчас «энерго-информационное воздействие» и «тонкие психо-физические поля». Вопрос: когда же начались в СССР эти занятия оккультным? Когда и кто учредил эти 50 институтов? Не с самого начала ли?

В шестидесятых годах 20-го века, когда США во всеуслышание заявили о прекращении опытов с паранормальными явлениями? В пятидесятых годах прошлого века, когда в руки НКВД попали люди и документы, принадлежавшие такой не сильно материалистической организации как Анненербе? Или может опыт начались ещё раньше? И когда начались – начинали ли с нуля, или же была какая-то база? Вообще-то, если признаться, те, кто хотел захватить власть, самая верхушка, колдовством баловалась всегда и везде. Россия здесь не исключение.

Например, Конрад Буссов (иностранный наёмник на русской службе) писал вот что: Василий Шуйский стал вовсю заниматься колдовством, собрал всех слуг дьявола, чернокнижников, каких только можно было сыскать в стране, чтобы то, чего не сумел бы один, мог бы сделать другой. Тем самым колдуны добились того, что люди Шуйского побеждали. Если поменять слова «чернокнижники» и «слуги дъявола» на слова «специалисты по энергоинформационному воздействию» и «экстрасенсы», то в свете откровений генерала Ратникова, действия Шуйского не такие уж и необычные.

Так что вопрос не в существовании дубинки, а в том, у кого она больше и лучше. Подведём некий итог того, что сказано в нашей статье (хотелось и есть что сказать намного больше, но и так уже превысили все объёмы). Выше мы рассказали, какие приготовления под руководством ВЧК-ОГПУ были сделаны. Рассказали, что курировало строительство «мавзолея» – зиккурата та же всесильная политическая полиция большевиков, ОГПУ. Мы рассказали о возможном механизме работы зиккурата на Красной Площади, а затем рассмотрели, что представляет собой сегодня у русского народа, самый естественный, самый древний социальный инстинкт, заложенный в любом народе – племенная солидарность.

Рассказали, как на самом деле относятся нынешние власть предержащие к зомбированию оккультизму. Какие ещё нужны доказательства, чтобы понять – на Красной Площади стоит не «мавзолей», а специально настроенный механизм, воздействующий на сознание, волю, жизнь нашего народа. Причём, что особенно хотим подчеркнуть, эта машина возможно даже лишилась операторов, создававших её. Они умерли или разбежались, не передав все свои секреты. Машина уже намного хуже работает и те, кто правит сейчас, не умеют ею управлять. Поэтому стало возможно сегодняшнее пробуждение, которое происходит с самыми пассионарными русскими людьми, хотя основная масса ещё спит.

НО, НЕСОМНЕННО ОДНО, ОСВОБОЖДЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА НАДО НАЧИНАТЬ С ДЕМОНТАЖА ЭТОГО НАСТРОЕННОГО ПРОТИВ НАС ОККУЛЬТНОГО МЕХАНИЗМА. Всё должно быть выметено даже не до основания, на сто метров в радиусе, и на сто (или может более?) метров в глубину. Залито бетоном, свинцом и очищено с проведением всех необходимых для этого ритуалов.

Возможно, некоторые из тех, кто прочтёт это исследование заподозрит авторов в чрезмерном увлечении непознанным и паранормальным, говоря прямо, могут решить, что пишут дурики повёрнутые на разных бреднях. Спешим развеять подобные предположения: авторы известны совершенно серьёзной политической, экономической аналитикой. А вот, что в сердце России, на её главной площади стоит настоящий вавилонский зиккурат, с терафимом внутри, это не бред? Не бред!

Значит и всё выше сказанное имеет под собой серьёзнейшее основание. К теме зиккурата мы будем возвращаться еще и ещё, ибо пока эта погань стоит в центре России ни о какой Победе можно даже не думать.

И ещё, «Информация к размышлению»:

Кое-что хотим дать читателю, в качестве некого справочного материала. В период 1941-1946 «мавзолей» был пуст.

Тело вывезли из столицы уже в начале войны и марширующие перед «мавзолеем» 7-го ноября 1941 года войска, перед боями за Москву проходили мимо пустого зиккурата. «Ленина» там не было! И не было его вплоть до 1946-го года, что более чем странно: немцев отбросили уже в 1942-м, а тело вернули только в 1946-м. На наш взгляд  те, кто реально руководил, таким образом, выражаясь фигурально, вынули «стрежень из реактора». То есть, убрав терафима они приостановили работу Машины. В эти годы, им, русская воля и солидарность, были очень нужны. Как только война закончилась «реактор» вновь запустили, вернув терафима и народ-победитель сник и погас. Эта перемена, тогда очень удивило многих современников, что запечатлено во многих мемуарах и художественных произведениях.

Первый «мавзолей», сколоченный за неделю, представлял собой усеченную ступенчатую пирамиду, к которой с двух сторон примыкали Г-образные пристройки с лестницами. Посетители спускались по правой лестнице, обходили саркофаг с трех сторон и выходили по левой лестнице. Через два месяца временный Мавзолей был закрыт, и началось строительство нового деревянного Мавзолея, которое продлилось с марта по август 1924 года.

Второй Мавзолей, деревянный, по аналогу которого Щусев, позже, сделал каменный. Он представлял собой крупную (высота 9, длина 18 метров) усеченную ступенчатую пирамиду, лестницы теперь были включены в общий объем здания. Это рисунок простейшей телевизионной антенны – такие раньше и на крышах стояли, и в доме были у каждого. Подобные же антенны до сих пор стоят на радио и телемачтах. Принцип их пирамидальности простой: такие лестничные контуры усиливают сигнал, каждый последующий контур добавляет излучению мощности. Естественно, зиккурат не передаёт радиоволны, как антенна.

Но физиками показано, что радиоволны, звуковые волны и волны в жидкости имеют много общего. У них одна основа – волна. Поэтому принципы работы всех волновых устройств одинаковы, будь то волны звука, света или волны какого-то непонятного излучения, которое сегодня для удобства называют энергоинформационным. Обратите внимание: потолок «мавзолея» тоже ступенчатый, как и внешняя пирамида. Это контур в контуре, работающий по типу усиливающего трансформатора. Современными приборами показано, что внутренние углы затягивают информационную энергию из внешнего пространства, а внешние её излучают.

То есть потолок усыпальницы энергию впитывает, верхняя самая надстройка – излучает (там несколько десятков коротких внешних углов-рёбер). О какой энергии идёт речь? Смотрите сами: В 1924 – 89 годах мавзолей посетили свыше 100 млн. человек (не считая участников парадов и демонстраций) со всего СССР. «Дедушку Ленина» советская власть подкармливала регулярно и помногу, хотя ему, как мы покажем далее, доставалось лишь малая часть необходимая для консервации трупа. Остальное уходило в другое место.

Еще есть в «мавзолее» и другой угол. На самом деле это даже не угол, а три угла: два внутренних, втягивающих энергию подобно чаше, и третий – внешний. Он делит выемку пополам, направляясь вовне подобно шипу. Это более чем оригинальная архитектурная деталь, причём деталь абсолютно несимметричная – он один такой тройной угол. И он направлен на марширующие к «мавзолею» толпы.

 

 

Тёмные волновые впадины – поглощение энергии, светлые горбы – излучение.

Такие странные тройные углы называются сегодня психотронными устройствами (собственно, над ними и работали те самые 50 советских институтов). Принцип прост и описан выше: внутренний угол (например, угол комнаты) втягивает некую гипотетическую информационную энергию, внешний угол (например угол стола) – излучает. О какой энергии идет речь – мы сказать не можем. Никто не может, физические приборы её не регистрируют. Но органическая ткань к такой энергии более чем чувствительна, да и не только органическая.

Всем известен древний как мир приём, ставить в угол ребёнка, который слишком активен. Почему? Потому что угол забирает излишек энергии – если там побыть недолго. А если в углу поставить кровать – то сон там сил не прибавит. Известны эффекты пирамиды – негниющее, мумифицирующееся мясо, самозатачивающиеся лезвия. А пирамиды – это те же углы.

Те же углы используются и в психотронных приборах, только там есть ещё и оператор – человек, управляющий процессом и усиливающий мощность прибора многократно. С ума можно свести, облучая такой «пушкой». Чем она «стреляет» – не очень понятно (слова «информация» и «торсионные поля» – это только слова), но свести человека с ума или внушить ему какую-то мысль психотронная «пушка» может. Кстати вопрос: где стоял на военных парадах товарищ Джугашвили? Правильно – он стоял как раз над тем самым углом с шипом, приветствуя подходящие к зиккурату толпы граждан. Он был оператор.

Процесс видимо был настолько важный, что в верхах была идея снести не только собор Василия Блаженного, но и все здания в радиусе километра дабы площадь могла вместить идущий строем миллион человек. Вряд ли миллионная коробка пролетариев произвела бы на Белый Дом большее впечатление, чем баллистическая ракета, значит, не для впечатления миллионная толпа была нужна, а для чего-то другого. Для чего?

Если кто-то не верит «Российской Газете» и рассказам биоэнергетиков про психотронное оружие – поверьте прессе США, где в 80-е был скандал целый. Началось с того что еще в 60-е послу стало плохо – голова начала болеть, кровь из носа идти, думать не мог и связно говорить. Посла сменили – но то же началось и у преемника, равно как и других сотрудников посольства. Потом сообразили обезьян в посольство поселить и рядом – приглядывающих за ними ученых мужей. И у обезьян реально начала «ехать крыша», на основании чего был сделан немного запоздалый вывод, что послов КГБ чем-то облучал.

Чем – пресса и разбиралась, хотя по сей день, тайна покрыта мраком. Правда, американцы после инцидента резко усилили разработки в этой области (недаром господин Обама, на недавней встрече с военными обещал им много-много новых военных госпиталей, где будут лечить заболевания головы – видимо серьёзная оно там проблема).

Еще один любопытный сюжет про этот «мавзолеевый угол» приводит в своих работах известный биоэнергетик господин М. Калюжный: Для автора ниша никакой загадки не представляла, но природная любознательность подталкивала его провести, так сказать, натурный эксперимент, и он подошёл к двум постоянно дежурящим перед Мавзолеем молодым милиционерам. На вопрос о том, не знают ли они, что это за ниша (а разговор происходил прямо перед ней), – последовал изумлённый встречный вопрос – «Какая ниша?!»

Только после неоднократного тыканья в её сторону перстом с подробным её словесным описанием, милиционеры более, чем двухметровую по высоте и почти метровой ширины, нишу заметили. Интереснее всего было наблюдать за глазами милиционера, смотревшего во время беседы в упор на «угол» Мавзолея. Сначала они ничего не выражали – как будто человек смотрит на чистый белый лист бумаги – вдруг, зрачки стали расширяться, а глаза вылезать из орбит – увидел!!!

Заклятье пало! Невозможно объяснить это диво плохим зрением или умственной неполноценностью людей в погонах, ведь медкомиссию они успешно прошли. Остаётся одно – особое магическое (психотронное, зомбирующие) воздействие Мавзолея на окружающих. Теперь рассмотрим следующий интересный момент – износ «мавзолея». Что такое износ показывает аналогия с двигателем: если двигатель работает – он изнашивается, запчасти ему нужны новые, если же двигатель стоит – он может стоять вечно и ничего с ним не будет. В «мавзолее» движущихся частей нет, конечно, но есть и не движущиеся устройства, которые изнашиваются – батарейки, аккумуляторы, стволы орудий, ковры и дорожное покрытие, внутренние органы некоторые (скажем сердце движется, а печень – нет, но всё равно изнашивается).

То есть должно быть понятно, что всё что работает – всё рано или поздно вырабатывает свой ресурс и требует ремонта. А теперь читаем господина Щусева (архитектора «мавзолея»). Господин Щусев (в «Строительной газете» №11 от 21 января 1940 года) говорит следующее: Этот третий вариант Мавзолея решено было соорудить из красного, серого и черного лабрадора, с верхней плитой из карельского красного порфира, установленной на колоннах из разнообразных гранитных пород. Каркас мавзолея сооружен из железобетона с кирпичным заполнением и облицован естественными породами гранита.Чтобы избежать сотрясения мавзолея при прохождении во время парадов на Красной площади тяжелых танков, котлован, в котором установлена железобетонная плита фундамента, и железобетонный каркас мавзолея засыпаны чистым песком. Таким образом, здание мавзолея ограждено от передачи сотрясения почвы… Мавзолей рассчитан на многие века…

Тем не менее, хотя строили всё и на века, уже в 1944 году Мавзолей пришлось основательно ремонтировать. Прошло ещё 30 лет и кому-то стало вдруг ясно, что его надо снова ремонтировать – в 1974 году было решено провести масштабную реконструкцию гробницы. Оно даже непонятно как-то: что значит «стало ясно»? «Мавзолей» сделан из железобетона. То есть железа, укрытого от атмосферы бетоном – камнем. Железобетон практически вечен – он тысячу лет должен стоять, даже железобетон, сделанный в Совдепии (а уж для «мавзолея» наверняка и арматура была правильная, и на цементе прорабы не экономили). Канализации там нет особой, испарений токсичных нет, начальники местного РОВД стены не обсыкают. Что ремонтировать? Он же целый должен быть? Оказывается – нет.

Кто-то знал, что не целый, что нужен ремонт. Обратимся к воспоминаниям одного из руководителей реконструкции Иосифа Родоса: Проект реконструкции мавзолея предусматривал полную разборку облицовки, замену около 30% гранитных блоков, укрепление конструкции здания, полную замену утеплителя и изоляции на современные материалы, а также устройство сплошной оболочки из специального свинца. На всю работу стоимостью более 10 млн. рублей нам отвели 165 дней…

Разобрав гранитную облицовку Мавзолея, мы были поражены увиденным: металл каркаса проржавел, кирпичные и бетонные стены были местами разрушены, а изоляция-утеплитель превратились в размокшую жижу, которую пришлось вычерпывать. Очищенные конструкции были усилены, покрыты новейшими изоляционными и утепляющими материалами. Над всем сооружением была сделана железобетонная свод- оболочка, которую покрыли сплошным цинковым панцирем…..Кроме того, в действительности пришлось заменить 12 тысяч облицовочных блоков Как видим, товарищ Родос был удивлён не меньше нашего: всё сгнило!

Сгнило то, что гнить не могло в принципе – стекловата и металл. Во как! И главное, кто-то же знал о процессах, происходящих внутри зиккурата, и дал вовремя команду ремонтировать. Кто-то знал, что зиккурат – это не чудо советской архитектуры, а прибор, очень сложный прибор. И не один он скорее всего такой. В книге «Бояр» авторы данного исследования предположили, как может работать вся система.

Второй интересный момент – история с вносом и выносом в мавзолей тела Иосифа Джугашвили. Его туда водрузили сразу после смерти, в 1953-м году, после чего в стране, еще недавно бывшей воплощением тотального полицейского государства вдруг всё разладилось с точки зрения этого государства. Начались волнения какие-то, бунты, акции неповиновения (например восстание русских в Грозном).

Более того, на улицах появились какие-то «пижоны» (аналоги последующих хиппи), а на кухнях стали заседать какие-то «шестидесятники». Немыслимо оно было еще в 1952-м, как немыслимо уже и в 1962-м, когда Совок вновь вошел в свои берега. Историки связывают всё с так называемой «хрущевской оттепелью», однако никто почему-то не обратил внимание, что в ноябре 1961-го из зиккурата был удалён лишний предмет – тело господина Джугашвили. И, похоже, машинка сразу заработала нормально, ибо она была рассчитана конструкторами исключительно на определенную «батарейку» – тело господина Бланка.

Вряд ли авторы идеи вноса Джугашвили в зиккурат имели желание сломать машину подавления воли, скорее, они наоборот хотели усилить её работу. Отсюда вывод, – они не знали в точности как всё работает. Не знали уже тогда, в 1953-м. Тем более не знают и не понимают сейчас, в 2009-м.

Далее 


Чудо о сухих ветвях

0a23330373e26bb631509a126a30a472

Без малого 100 лет нам крепко внушают, что убийство Святых Царственных Мучеников не вызвало у народа (как тогда говорилось, «масс») никакого сожаления.

И мы до сих пор верим.

Все ведь читали «Расстрел Царя» в записных книжках М. И. Цветаевой… Там – на московской улице – народ безмолвствует.

Но рядом (по свидетельству того же поэта) оказывается, что была «Москва подпольная», которая еще в апреле 1917 г. «чуть свет» спешила в церкви, ставила свечи и подавала записки «за живот, за здравие // Раба Божьего – Николая».

А там, где приподнимается хотя бы край завесы (защитной, дымовой), встает иное.

Выясняется, что даже ложное известие о расстреле Царя вызвало в Киеве (городе, тогда еще не скованном террором) волну народного горя: «В назначенный день, – вспоминал архимандрит из Александро-Невской Лавры Владимiр, – в 9 часов утра храм был наполнен молящимися. в нем и кругом него собралось 230 тысяч народа…

И вот как в ожидании службы народ выражал свою печаль воплями и плачем, так теперь, при объявлении о ложности слуха, он выразил свою радость пением: “Боже, Царя храни…”, “Спаси, Господи…”

До моего отъезда из Киева более не получалось известий о кончине бывшего Императора, и по просьбе народа было совершено молебствование о здравии бывшего Государя».

После получения в Киеве действительного известия об убийстве Царственных мучеников панихиду служили в соборе.

«… В середине июля 1918 г., – свидетельствовал очевидец, – город облетела страшная весть о том, что в Екатеринбурге совершилось величайшее злодеяние: убит Царь и вся Его Семья.

Как громом поразило это известие русских людей.

Бросились проверять эти сведения всюду, где могли, но увы, надежды на неверность их как-то сразу пали…

По инициативе русских людей в Софийском соборе состоялась торжественная панихида по убитым…»

Объявления о панихиде были расклеены ночью.

Утром же «не только собор, но и прилегающий к собору большой погост и площадь были заполнены русским людьми, явившимися отдать последний долг Тому, Кто жизнь свою не побоялся отдать за счастье Своего народа.

Величественное зрелище представлял в тот день Софийский собор, и хотя украинские газеты на другой день и сообщили, что панихида была организована исключительно русскими черносотенцами, генералами и придворными, но это была чистая неправда; наоборот, храм был полон… простым рабочим людом, пришедшим помолиться об упокоении своего Царя, несмотря на будний день и рабочий час».

А святитель Иоанн Шанхайский оставил поразительные воспоминания о панихиде в начале июля (ст.ст. ) 1918 г. в Харькове, где весь собор наполнился воплем и рыданием народа о Государе.

Да, – «Плач Земли Русской по Супругу ее убиенному». Да, – именно «из толщи народной».

Оттуда же и странники, в 1919 г. распространявшие книжку «О великом новопреставленном мученике Николае» (Пензенская губерния, Нижнеломовский уезд).

Оттуда же и сотня казаков со священником о. Илией, молитвенно воззвавшие к Царской Семье: «А вот молитвами Их и выйдем… А вот и прославлены Они… Сами слыхали, как народ прославил Их. Божий народ…».

И в той же толще (судеб, времени, земли) – видение матроса Силаева (1919 г.) и икона Святых Царственных Мучеников в Святогорском монастыре на р. Донце, в 18 верстах от г. Изюма Харьковской губернии (1932 г.).

Царственные Лики на высоком меловом утесе.

Мы знаем о тяжелом помрачении, охватившем всех подданных Русского Царя и приведшем к клятвопреступному февралю 1917 года.

Потому любое проявление безсердечия и равнодушия в отношении Святых Царственных Мучеников – будь то нежелание лидера Белого движения служить панихиду по Царю или опьянение «хорошей жизнью» в Москве 30-х годов – в общем, неудивительно.

И то, что прекрасный русский поэт Николай Рубцов еще в 1963 г. по инерции говорит: «Не жаль мне, не жаль мне растоптанной Царской короны» («не», которое я всегда читаю как «но») – неудивительно.

Удивительно другое: память и любовь, пробивающаяся из-под спуда.«Из-под каких развалин говорю,

Из-под какого я кричу обвала…»

Это нечто более прочное, чем собственная наша (индивидуальная, земная) память и любовь.

Ведь тот же Николай Рубцов, на словах отрекшись от жалости к Царской короне, на деле видит ее – и растоптанную, и встающую в лучах над Россией.

Помнит? Забыл? Нет – недвижим, спит, а во сне видит всё.

Или слышит голос.

Для русской эмиграции эта великая иррациональность была исключена: «Двуглавый орел», «Русская летопись», воспоминания о Государе и Государыне пишутся и издаются на свободе, осмысленно, сознательно. В России же («Р.С.Ф.С.Р») всё не так: человек ничего не пишет и будто бы даже не вспоминает, а просто – как, например, москвичи Бурдаков (Василий; хорошее имя, «царский») и Тенберг (имени не знаю) – хранит дома Царские портреты и идет за это в Сибирь (1929 г.).

Причем на закономерный вопрос следователя:

«Спрашивается – лояльно настроенный к советской власти человек стал бы держать такой портрет в полной сохранности на протяжении двадцати лет существования советской власти?» безвестный Тенберг закономерным образом отвечает:

«Конечно, советский человек этого бы не сделал. Я же объясняю у меня нахождение этого портрета тем, что я его забыл». Где «советский человек», где «я», где «Царь» – абсурд эпохи, кубизм допроса, но портрет тем не менее был, и в Сибирь человек пошел.

Впрочем, упомянутый выше В. Бурдаков просто хранил дома целый альбом с портретами Царской Семьи и Царских министров (не у всякого и в эмиграции были!) и вообще никак этого не объяснял.Но Лик, брезживший во сне, в летаргии, в свой час видели и наяву.

Иеромонах Феодорит (Феодор Иванович Валиков, р. 1924), священник храма в г. Локня Псковской области (декабрь 1996):

«… Наступил 1945 год. Однажды, как только бои у рейхстага закончились, на автомашине, на полуторке, он с о своим начальником (полковником) подъехал к зданию рейхстага. Попутчик остался в кабине, а Феодор попросился: “Я схожу, в рейхстаг-то?”

– “Ладно, сходи”. – Прошел Феодор первые ступени рейхстага, “приступочки четыре”, и вдруг увидел: перед ним “Царь Николай Второй во весь рост встал”.

Одет был Царь как военный, в форму полковника, на боку была шашка, на плечах погоны.

“А у меня, – говорит отец Феодорит, – соображения-то такого не было… и я… прошел на второй этаж”.

А когда спускаться стал, Государя уже не было.

Батюшка сожалел, что не остановился перед Государем и не встал перед ним на колени.

Тогда Государь, может быть, сказал бы слово ему.

Отец Феодорит объясняет причину явления так, что тогда у нас вели борьбу против царизма, и вот явился Государь, чтобы показать, кто он есть, что он начальник войска».

Да, это Он. И не мы Его помнили, а Он нас помнил.

И это любовь, которая, по слову Святой Царицы-Мученицы, ломает стены.

«Несокрушимая Царская любовь» (праведный старец Николай Псковоезерский) .

Потому и заповедал старец Николай каждому русскому человеку иметь перед глазами постоянно слова:

«Плачь, Русская Земля, слезами горькими и жгучими… Рыдай и бейся, потому что предала ты Царя Благочестивого!»

И здесь оказывается, что равнодушие к подвигу Святых Царственных Мучеников – вовсе не «такое современное состояние духа», а результат действия зла, бывшего или сущего.

«Добро и зло вечно противостоят, “ничейной” земли нет!» (старец Николай).

И это не только в 1918, 1998 или 2008 году, но и всегда.

Одни рыдают на панихиде, а другие бредут в кабак.

Одни рвутся спасать Царя и пишут письма Царственному Узнику, а другие готовы Его убить или позволить Его убить.

Одни до 1929 г. хранят Царские портреты и в Сибирь за это идут, а другие в 1917-м на этих портретах глаза выкалывают!

… Одни Бога благодарят за прославление Святых Царственных Мучеников, а другие беcпокоятся, что Царя признали святым.

Вот, например, председатель правления общества «Мемориал» Арсений Рогинский сетует, что прославление Царственных Мучеников «вызывает двойственные чувства и порождает сложности…

Мой знакомый школьный учитель, глубоко верующий православный человек, признался мне, что не очень понимает, как ему теперь преподавать историю России при Николае. Он для него – святой».

Но ведь, по мнению Рогинского и его знакомого, «уж больно много было у Николая таких решений, которые трагически сказались на судьбах других людей, на судьбе страны, которой ему было доверено править. Но все-таки – святой. Как тут быть?».

Таким образом, человеколюбивый Рогинский считает, что школьного учителя лучше было бы не смущать.

А то, глядишь, учитель (как можно понять, человек вдумчивый) еще и до истинной причины «Кровавого воскресенья» докопается, и узнает, кто японскую войну финансировал, и благосостояние в 1913 году с 1933-м сравнит, и об успехах России в Первой мировой войне вычитает.

А тут еще подкинет кто-нибудь известную фразу Черчилля о том, что России оставался только шаг до победы, но у нее эту победу вырвали… А учитель еще и детям расскажет…

Или, например, один из любочестия (то есть из благоговения, по слову старца Паисия Святогорца) думает, что Святым Царственным Мученикам у нас воздают недостаточно чести, а другой пишет такое…

Вот какое:

«Недавно в никониянской среде широко праздновалась память убиенного последнего царя Николая II, которая становится всё более значимой в сравнении с уходящей в “агиологическую тень” памятью перенесения мощей преп. Сергия.

Всё больше новых святых в народном сознании затмевает старых святых…»

Интересно, конечно, что у такого автора святость связана исключительно с тенью и затмением (затмеванием?), но цитировать всё равно противно.

И еще один пример.

Готовя эти заметки, я стала наводить справки, много ли у нас сейчас в России храмов (или престолов в храмах) во имя Святых Царственных Мучеников.

При том, что это связано в первую очередь с возможностью построить храм или освятить еще один престол (об иконах Св. Царственных Мучеников речи не идет), оказалось – не менее десяти, и еще несколько строятся.

География: Подмосковье – Санкт-Петербург и Ленинградская область (на настоящее время больше всех) – Екатеринбург – Рязань – Саратов – Ярославль – Саров – Калмыкия – Казахстан.

Но вот какая недавно была история. В Санкт-Петербурге заложен храм во имя Святого Царя-Мученика на Поклонной горе, близ м. «Озерки» и «Удельная».

Там в 2002 г. был установлен Крест, освященный прот. Геннадием Коршуном, и с тех пор еженедельно по пятницам и по всем Царским дням у Креста читался акафист св. Царственным Мученикам.

В ночь на 11 июня, 2007 г., накануне дня рождения св. Вел. Княжны Татианы, крест был сломан.

Как сообщила Л. Николаевская, в местном отделении милиции заявление принять отказались, сославшись на то, что «крест сломало ветром»…

Люди молятся на этом месте уже пять лет. Разве это «ничейная земля»?

В заключение привожу свидетельство, по которому и названы эти заметки.

Это одно из недавних чудес Святых Царственных Мучеников.

«Радостная весть. Вечером, 4 января 2007 года, на аналое, рядом с иконой св. Царственных мучеников в храме Преображения Саввино-Сторожевского монастыря, дети нашли цветы, выросшие на совершенно засохших ветках. Накануне Рождества Христова мальчики из монастырского приюта пришли готовить праздничное представление в храм, последняя служба в котором была на Покров; то есть около 3-х месяцев лежали веточки в хорошо отапливаемом, сухом помещении. Семь зеленых цветочков (число мучеников!), похожих на розочки, в диаметре от 1 до 2-х сантиметров, распустились в нижней части абсолютно сухого растения, причем цветы и ветки оказались разных видов.

В это время в соборе Рождества Богородицы проходило вечернее Богослужение 10-ти мученикам Критским.

Художник, помогавший детям в оформлении праздника, придя на службу с радостной вестью, был как громом поражен, когда, только войдя в храм, тут же услышал слова тропаря:

“Многочудный Крит почтим, процветший честные цветы, Христовы бисеры, мучеников сорасленых, десять бо суть числом, блаженнии, иже весь идольский народ посрамиша, темже и венцы прияша, добледушнии”.

Не веря своим ушам, на ватных ногах он подошел к клиросу и еще раз ошеломленно прочитал тропарь.

Тут же пришло на память известное чудо, происходящее каждый год в той же Греции на острове Кефалония.

На Благовещение цветами украшают икону Богородицы и оставляют их под стеклом без воды и света.

Они засыхают.

Но через полгода на праздник Успения из засохших стеблей распускаются белоснежные лилии, которые раздают народу.

Как не вспомнить тут и Мамврийский дуб.

По преданию, когда он засохнет, наступят последние времена.

В один год его посчитали уже засохшим, но тут из-под корня выросли новые стебельки, что связали с прекращением гонений и подъемом веры в России.

Икону и веточки поместили в киот.

Правда, к этому времени осталось лишь четыре цветочка.

Один цветочек оторвался от веточки и сейчас, спустя три месяца, из него выросло небольшое растение.

Остальные же цветочки, находясь за стеклом в темном приделе, совершенно не изменились (неожиданно к Страстной седмице Великого поста, то есть через полгода после Покрова, из середины цветочков вдруг выросли стебельки длиной от 1 до 3 см).

С благословения наместника, о. Саввы, икону перенесли в собор Рождества Богородицы в придел преподобного Саввы.

Саввин монастырь на протяжении нескольких веков являлся царским Богомольем.

Преподобный Савва Сторожевский – издревле почитаемый молитвенник о Царях, Богом избранных.

И вот, в самом начале юбилейного года, 600-летьия преставления преподобного Саввы, в его монастыре прославляется «царская» икона.

Зеленый цвет считается цветом преподобных отцов, преподобного Саввы.

Известно, как тяжело вырастить зеленую розу. Она требует особых условий и очень прихотлива.

Так и монастырь, как особая теплица для взращивания плодов духа.

Думается, что явление этих зеленых цветов на иконе Царственных мучеников в обители преподобного Саввы в юбилейный год – свидетельство общей молитвы святых за наш монастырь и за всех, почитающих их.

Насельники монастыря относятся к этому событию как к знамению милости Божией, благословению и ободрению живущей здесь братии.

А в символическом смысле значение этого чуда может заключаться также и в том, что в нынешних, хотя далеко не идеальных условиях вполне возможны, при Божием содействии, произрастания цветов духовных – то есть христианских (и в том числе монашеских) добродетелей; было бы к тому искреннее наше желание и стремление.

Самое же отрадное – это то, что наши небесные покровители не безучастны к нам, но находятся в духовном общении с нами.

Они напоминают нам о себе посредством своих дивных чудес, желая, чтобы мы призывали их на помощь в своих молитвах, воспоминали и чтили их труды и подвиги и по силам подражали бы им.

И еще хочется заметить, что Бог поругаем не бывает.

Когда исчезает сама память о нечестивых богоборцах, пытавшихся предать забвению подвиг Христовых мучеников, тогда вновь открывается слава святых, в светлых и исполненных благой радости и надежды знамениях, к утверждению верных.

Молитвами святых Царственных страстотерпцев: Государя Императора Николая, Императрицы Александры, Цесаревича Алексия, Великих Княжен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии и преподобного отца нашего Саввы, да сохранит Господь державу нашу Российскую в Православии и благочестии до скончания века. Аминь.

Пасха 26 марта/8 апреля 2007 по Р.Х.Братия Саввино-Сторожевского монастыряг. Звенигород».

Мне довелось услышать об этом чуде еще до опубликования письма братии Саввино-Сторожевского монастыря.

Я видела сделанную в то время фотографию расцветших сухих ветвей у иконы Святых Царственных Мучеников, а потом и сами ветви в киоте у иконы.

Процветшие сухие ветви…

Об этом можно многое сказать.

Тут и знаменитый расцветший жезл вспоминается: там легенда, а здесь быль…

Но об этом пусть каждый сам думает.

А всем нам – слова старца Николая Псковоезерского: «Бедная Россия! Сколько она терпит… Враг постоянно воюет против нее, насылая войну… Но Господь Россию помилует, только надо всем неустанно просить Царя-Мученика Николая… За Его святую Любовь и молитвы помилует… Он так любит Россию, а Господь приемлет Его, Царя, молитвы за Русь…».

«Грешно Господа учить, наказывать Ему нас или нет… А просить всем надо Царя-Мученика Николая… Он – неизменный Хозяин России, у Царя Николая и власть над ней… Он умолит Бога, чтобы не было войны… Царь Николай знает, что нам нужно… Царь – Мученик… Он молится о нас слезно».

И поверх всего, поверх всех недоумений и уныний:

«– Отче! Воскреснет ли Россия?

– А она и не умирала!»

Наталия Ганина

 


Максим Николин. О причинах падения монархии в России

1377290_212331142278363_1102969590_n

«393435422935364926273…» Так выглядит секретный шифр, которым была закодирована жизнь и смерть великой императорской династии России в её последние часы. За этими цифрами в 1918 году стояла судьба монархической власти. А вершителями судеб членов царской семьи были отправители и получатели шифрованной телеграммы, посланной из Екатеринбурга на имя секретаря Совнаркома Горбунова.

Государственная дума, Учредительное собрание, Временное правительство, Особое Совещание, Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, Совнарком… Оставалось ли место для Российского Самодержца в этом стихийно сменяющем друг друга калейдоскопе? Кто конкретно, какие силы, партии, движения, государственные деятели, влияющие на ход политической жизни страны, желали и были заинтересованы в спасении престола и правящего монарха Николая Александровича? Пытался ли кто-либо защитить Царя, Помазанника Божией милостью?

7 ноября (25 октября), пожалуй, самый подходящий день, чтобы поговорить о… судьбе монархии в России. Отрицательный ответ на вышеозначенные вопросы заставляет задуматься над следующим: что же произошло с русским народом, с российским обществом в 1917-ом году? Казалось бы, вопрос этот давно решён в общественном сознании. И всё же…

Для многих покажется странным и неуместным разговор о том, кто же изменил в 1917 году существующий веками государственный строй? Под чьим руководством произошло свержение монархии? Мы все впитали в своё время «с молоком» матери-партии непреложное знание: большевики свергли царя. Но на деле это было не совсем так. Точнее – совсем не так. Для многих профессиональных революционеров весть об отречении Николая II и вообще события февраля 1917 года были неожиданностью. Сталин, к примеру, отбывал срок в заключении, Ленин находился в Швейцарии, Троцкий, Бухарин – ещё дальше – в США. Руководство большевиков, таким образом, не было причастно к падению самодержавия. Февральская революция действительно несла на себе некоторые черты народного восстания (подготовкой какового как раз по праву и занимались большевики), однако организаторами в данном случае выступили представители совсем иных кругов, как сейчас сказали бы – конкурирующих группировок. Самому Сталину, кстати сказать, пришлось впоследствии ещё долго чистить «коридоры власти» от этих «элементов». Мы, конечно, давно уже слышали о роли различных тайных организаций, действовавших в период «русской смуты 17-го года». Опубликованы воспоминания А. Ф. Керенского, вступившего в 1912 году в масонскую ложу. Мы знаем и то, что многие члены Государственной думы были масонами; из 29-ти человек, побывавших на министерских постах Временного правительства, 23 – масоны и т. п. И непосвящённые в тайны закрытых международных организаций большевики, к каковым принадлежал и Иосиф Джугашвили, были изумлены, а первое время даже находились в растерянности от того, что главную задачу кто-то выполнил за них и без их участия («А как же мы»? – возмутился Ленин и тут же предусмотрительно заявил: «Вся власть Советам!»). Зато активное участие здесь проявляли приближённые ко двору лица, царские министры, генералы, члены Государственной думы, те, кто в первую очередь должны были блюсти непоколебимость царского престола.

Как-то так сложилось, что положение российской монархии к началу XX века оказалось весьма шатким. Нет, только пресловутым жидомасонским заговором здесь всё не объяснишь. Царя предали все. И Николай с болью осознавал это: «Кругом измена и трусость и обман!» Предал народ, позволив агитаторам глумиться над царём-батюшкой; предала армия, изменив присяге; предали даже члены царской фамилии; предали генералы, все эти алексеевы, сахаровы, брусиловы, эверты… Они не были масонами. Многие даже не были жидами. Многие даже были русскими. И уж, конечно, были русскими те самые простые матросы, рабочие, крестьяне, сбрасывающие колокола с колоколен, под своды которых ещё недавно они ходили молиться. Они не читали масонских книжек, плохо разбирались в политике, далеко не все знали, кто такие Родзянко, Милюков, Гучков, Керенский, Ленин. Но именно они – простые русские мужики и солдаты с такой лёгкостью стали творить стихию русского бунта, с такой лёгкостью расстреливали офицеров, резали помещиков, отвернулись от церкви, забыли царя. Не сразу забыли. Некоторые сначала даже ужасались содеянному. Но было уже поздно. Какая-то пружина, скручивающаяся, видимо, не один десяток лет, не одно столетие вдруг распрямилась со всей своей неотвратимостью. И стало уже поздно. Рана прорвалась, полилась кровь. Это было кризисом, агонией, концом болезни. Это было концом старой России. Началом новой России.

«… Вся Дума была налицо. За столом были Родзянко и старейшины. Кругом сидели и стояли, столпившись, стеснившись, остальные… Встревоженные, взволнованные, как-то душевно прижавшиеся друг к другу… Даже люди, много лет враждовавшие, почувствовали вдруг, что есть нечто, что всем одинаково опасно, грозно, отвратительно… Это нечто – была улица…уличная толпа… Её приближавшееся дыхание уже чувствовалось… С улицей шествовала та, о которой очень немногие подумали тогда, но очень многие, наверное, ощутили её бессознательно, потому что они были бледные, с сжимающимися сердцами… По улице, окружённая многотысячной толпой, шла смерть…»

В этой обнажённой по своей искренности реплике члена Исполнительного комитета Гос. Думы В. В. Шульгина есть нечто такое, что сразу бросается в глаза – как «страшно далеки они от народа» стали, его служители, «избранники». И вот теперь – его жертвы! А кто развращал народ, даже и в прямом смысле? Кто так рьяно «просвещал» его? Кто спаивал? Кто зарождал своими книжонками сомнения в вере? Кто принародно говорил унизительные вещи про царя и царицу, подрывая тем самым авторитет монархии в целом? Кто подтачивал и авторитет церкви? Кто красовался пред мужиками в немецких платьях, упражнялся во французском красноречии, тем самым становясь на положение иностранца, «чужого»?

А не вспомнить ли нам кое-что из литературы того времени? Ну, хоть той, что в школе читали. Теперь уже выросли и можно заглянуть по случаю. А. С. Грибоедов был человеком серьёзным и по роду занятий – не литератором вовсе. На дипломатическом посту он сделал для России очень многое, куда больше, чем члены Думы вместе взятые (тогдашние и нынешние). И положил, кстати, жизнь за Отечество. Не всё в его поэме водевильно. Помните монолог Чацкого о «французике из Бордо»? Учили ведь наизусть. А смысл там в том, что приехал, мол, некий французишка-прохиндей в Россию и «Ни звука русского, ни русского лица Не встретил: будто бы в отечестве, с друзьями…» Мы ведь детьми всё это читали, а поэма-то не детская. «Пускай меня объявят старовером, / Но хуже для меня наш Север во сто крат / С тех пор, как отдал всё в обмен, на новый лад, / И нравы, и язык, и старину святую, / И величавую одежду на другую / По шутовскому образцу…» Да-да! Вот так вот – шутами – и выглядели, к сожалению, многие (справедливости ради скажу – не все) дворяне в глазах народа. И добавьте к тому унижения, которые зачастую терпели мужики от «бар». «…Великолепные соорудя палаты, / Где разливаются в пирах и мотовстве». Было такое, было. Это не просто выдумки советской идеологии. Были помещики справедливые, любящие народ, толковые хозяева. Это так. Но много ли их наберётся? Нравственное и материальное падение «дворянских гнёзд» не Тургенев с Чеховым придумали. Это всё печальная предреволюционная действительность. Народ с охотой поднимался с топором в руках. И масонские заговоры, подстрекательства социалистов и народников ложились, как это ни печально, на благодатную почву. Не просто по доброте сердечной разносил свой плач о народной доле и Некрасов Н. А. Не был он ни коммунистом, ни масоном, ни заговорщиком. Но такого насмотрелся в детстве в имении отца… Ребёнок не выдержал и сбежал, куда глаза глядят. Стал литератором. Немного слезливым, но искренним, душевно честным. И если хотя бы сотая доля того, о чём он писал, правда… то хозяева жизни были явно не на высоте нравственных да и просто человеческих качеств.

Монархия. Кто окружал её? Кто были советниками, исполнителями монаршей воли? Нам всем знакомо имя Ф. Тютчева. Вот и давайте вспомним, что и он был дипломатом, государственным служащим, приближенным ко двору. Его карьера не раз страдала по причине наличия у него… чувства патриотизма. Почитайте его письма. В. Кожинов написал, кстати, неплохую книгу о поэте. Интересующиеся могут полюбопытствовать. А служил Фёдор Иванович задолго до 1917-го. Служил, надобно сказать, верой и правдой. Служил долго, всю жизнь. И недоумевал ещё в 1871-ом: а, собственно, «что может противопоставить революционному материализму весь этот пошлый правительственный материализм? That is the question…» Говоря о высшем российском обществе Ф.И. Тютчев неоднократно сомневался в превосходстве его «весьма спорной просвещённости». «Правительственная Россия – …уже не орган, а просто нарост». […] Страшно читать письма и статьи этого благороднейшего патриота. «Но что действительно тревожно, что плачевно выше всякого выражения, это – глубокое нравственное растление среды, которая окружает у нас правительство…» О некоторых властителях – ещё резче, подмечая «черту, самую отличительную из всех, – презрительную и тупую ненависть ко всему русскому, инстинктивное, так сказать, непонимание всего национального». Это уже в 1870-ом году! «Разложение повсюду. Мы двигаемся к пропасти… В правительственных сферах бессознательность и отсутствие совести достигли таких размеров, что этого нельзя постичь, не убедившись воочию…

Вот когда можно сказать вместе с Гамлетом: что-то прогнило в королевстве Датском». «Почему имеет место такая нелепость? – восклицает Тютчев. – Почему эти жалкие посредственности, самые худшие, самые отсталые из всего класса ученики… эти выродки находятся и удерживаются во главе страны, и обстоятельства таковы, что нет у нас достаточно сил, чтобы их прогнать?» И т.д. и т.п. Ещё раз хочу подчеркнуть – это свидетельство патриота своей страны, разумеется, монархиста, всеми своими силами пытающегося трудиться на благо трона Российских императоров. А какой вывод делает этот человек? Внимание! «Одним словом, власть в России на деле безбожна…» Сказано в сердцах, что называется. Но это взгляд изнутри, свидетельство «из первых рук». Взгляд честный. Для нас с вами, желающих понять происходящее в последнее время у нас на Родине, взгляд немаловажный. А дальше Тютчев, вполне по-государственому мыслящий человек, задаётся вопросом: «Любопытно было бы посмотреть, – пишет он дочери, – в каком мы окажемся положении, когда от нас в будущем, быть может, не таком уж далёком (курсив мой – М. Н.) потребуют отчёт за все срывы и неудачи, в которых мы повинны». И далее: «Нельзя не предощутить близкого и неминуемого конца этой ужасной бессмыслицы… невозможно не предощутить переворота, который, как метлой, сметёт всю эту ветошь и всё это бесчестие… Конечно для этого потребуется не менее чем дыхание Бога, – дыхание бури».

Дыхание бури. 1917-й! Дыхание Бога?

По чьей вине – кровь многих невинных жертв? На чьей совести смертный ужас тех трагических дней? Кто виновен в падении Империи? Кто виновен в крушении Дома Романовых? Ох, как нелегко ответить на все эти вопросы! Как непросто! Как неочевиден ответ…

* * *

Здесь, думается мне, уместно было бы сделать некоторую оговорку для читателей. Дело в том, что автор этих строк является убеждённым монархистом, православным христианином. Потому и монархистом, что – христианином. Однако в данном случае предпринимается попытка, как некогда автором «Дней Турбиных» (многие ли знают, что эта запрещённая пьеса Булгакова очень нравилась Сталину, который её лично впоследствии разрешил?), «стать беспристрастно над красными и белыми». Это не фантастический сюжет – революция 17-го года в России. Это о наших дедах и прадедах. Белые были русскими людьми, красные – русскими же. Кровь их всех смешалась в один дымящийся поток, напитавший землю, на которой жить нашим детям. И красные и белые воевали, если вдуматься, за одно и то же – за Россию. Только вот видение её было у них различным…

Но продолжим.

Генерал А. Деникин “Поход на Москву (очерки русской смуты)”: «Освобождение нами огромных областей должно было вызвать восстание всех элементов, враждебных советской власти… Вопрос заключался лишь в том, изжит ли в достаточной степени народными массами большевизм и сильна ли воля к его преодолению? Пойдёт ли народ с нами или по-прежнему останется инертным и пассивным между двумя набегающими волнами, между двумя смертельно враждебными станами. В силу целого ряда сложных причин – стихийных и от нас зависевших – жизнь дала ответ сначала нерешительный, потом отрицательный». Честное и мужественное признание боевого генерала. Но как же отыскать этот самый «ряд сложных причин»? А, может быть, не так всё сложно? «В связи с приказом моим сего года за №175 приказываю Особому совещанию принять в основание своей деятельности следующие положения: 1. Единая, великая, неделимая Россия. Защита веры. Установление порядка. Восстановление производительных сил страны и народного хозяйства. Поднятие производительности труда…» И далее в таком же духе.

Верные, в целом, указы издавал генерал. И многое из этого впоследствии большевики осуществили. Но сейчас выдвинули единственно правильные лозунги, понятные каждому мужику: «Земля – крестьянам!», «фабрики – рабочим!» А в станицах – листовки с воззваниями деникинцев о борьбе за Учредительное собрание. Слово малопонятное народу. И тут мы подходим к главной ошибке всего Белого движения. Может быть, кто-то до сих пор заблуждается, считая, что добровольческая армия воевала за Веру, Царя и Отечество? Ничего подобного. Белогвардейцы шли под лозунгом: «За Учредительное собрание!» Странно, не правда ли? А как же царь? Монархия? Православное отечество? Народ, в конце концов? Разве не они ещё недавно были оплотом Православия, Самодержавия, Народности? Или только делали вид? В то же время, мы знаем, что на Юге России, подконтрольном добровольцам Деникина, действовали и монархические организации, не могли не действовать. И вот оценка монархистов в стане вооруженных сил юга самим главнокомандующим: «…затеи, не имевшие, впрочем, никакого успеха».

Как же так? За что же тогда проливали кровь юнкера и кадеты? “Поход на Москву”: «Крайне правые партии не захватывали организационно, численно широких кругов населения и армии…. Но их подпольная агитация (почему же “подпольная”? ведь они же свои? – М. Н.) оказывала несомненное влияние, в особенности среди неуравновешенной и мало разбиравшейся в политическом отношении части офицерства. Эти организации делали попытки к объединению (“Правый блок”, “Монархический блок”), но расходились опять. У них был, однако, общий всем лозунг – “самодержавие, православие и народность”» Но это, надо полагать, для «неуравновешенной» части офицерства. А для остальных политическое руководство белого движения рекомендовало умеренно правую, либеральную и даже умеренно социалистическую идеологию. В ней, как вы уже, наверное, догадываетесь, не было места для православной монархии. Не было! И что поразительно – сами белые генералы осознавали несостоятельность подобной идеологии. «Однажды, осенью 1918 года, по поводу толков о необходимости декларации мои оба ближайших помощника сказали мне, что работать под лозунгом Учредительного собрания они считают для себя невозможным, – пишет Антон Иванович Деникин. – Это было убеждение, широко распространённое в военной среде и правых кругах, где понятия “учредилка” и “учредиловцы” встречали презрительное отношение». Что же мешало руководству добровольческой армии провозгласить лозунг «За царя и отечество»? Уже в Крыму известный своими монархическими взглядами барон П. Н. Врангель в своей речи о беспощадной борьбе с «красной нечистью» как-то обмолвился о стремлении дать, наконец, России хозяина. Общественность с недоумением встревожилась: что за «хозяин» такой? И генерал вынужден был давать впоследствии унизительные объяснения в печати, что, мол, под «хозяином» он разумел русский народ, его подлинных представителей, которые по праву и решат будущее России. Для чего были нужны эти комментарии? Неловко как-то было говорить о монархии в среде белогвардейцев. Даже накануне гибели! Гибели – ради чего? И далее читаем у Деникина: «…одни проливали кровь, не мудрствуя лукаво, другие заявляли: – Мы за “учредилку” умирать не будем… Поэтому я призывал армию бороться просто “за Россию”». За какую же Россию боролись белые? За святую православную веру? За благочестие Древней Руси? За нравственные и духовные устои? За династические традиции? Отнюдь. Сражались – спасая свою жизнь, свои устои, свои традиции, свою Россию.

Россия белых – это далеко не та Святая Русь, которая фигурирует в романтической литературе о благородных людях с дворянской внешностью и кристально чистыми понятиями о чести и долге. Образ жизни дворянского юноши, молодого человека из высшего общества хорошо известен. «Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее – иль пусто, иль темно…», – резонно замечает гвардейский поручик М. Лермонтов. Да, по привычке ещё продолжали выражать верноподданнические чувства, некоторые даже ходили иногда в церковь, хотя и стеснялись этого. Но в основном посещали менее пристойные заведения: театры, балы, рестораны и, чего греха таить, многочисленные притоны, бордели, заводили знакомство с «дамами полусвета» (это такое тонкое название придумали для проститутки – женщина светская, но … «полу»). Картёжные игры, разгул и кутежи стали обычным времяпрепровождением «золотой дворянской молодёжи» да и не только молодёжи. Всё это описано в многочисленной литературе, мемуарах. И всё это подаётся в этаком возвышенном стиле – высшее общество, хорошие манеры, светский образ жизни… Помните «Крейцерову сонату»? А «Война и мир»: разнузданные молодые годы Пьера Безухова? И имена у них стали не русские какие-то: Пьер, Элен, Ники… Биографии Толстого, Лермонтова, Пушкина далеко отстоят от идеала былого русского благочестия, когда за непотребные слова, к примеру, стрельцы прилюдно секли на площади. Вот мы читаем знаменитый белоэмигрантский роман П. Краснова «От двуглавого орла к красному знамени». Основной конфликт романа зиждется на антагонизме двух миров: великосветского дворянского и низкого пролетарско-мужичьего. Дворянский мир полон красоты и благородства, он несёт на себе славные традиции предков. Мир солдатни и черни маргинален, ничтожен в своих проявлениях. И любопытная черта: роман начинается с представления действующих лиц – царских офицеров ещё в дореволюционной обстановке, но автор не находит более подходящего эпизода, как… офицерская пирушка или, как сказано, «бал и, по юнкерскому выражению, с женщинами». Мы видим приглашённых на квартиру командира эскадрона опытных офицеров и молодых корнетов, а также девиц полусвета, которые «пошли среди гвардейской молодёжи». Собственно добрую половину романа доблестный Саша Саблин, впоследствии генерал, проводит в таком вот окружении. Но характерно другое: сам Саблин представлен здесь как человек исключительного благородства, внешней и внутренней красоты, неложного патриотизма и т. п. В этом читатель убеждается довольно быстро и должен, по всей видимости, восхищаться тем блеском и эстетикой, которая сопутствует, в том числе, любовным похождениям героя, по сути же – блуду и разврату. Мы видим революционную чернь, грязно пользующуюся беззащитностью барышень и утончённую «любовь» породистого дворянина. И нам как-то даже не сразу приходит на ум, что как ни рядись, а разврат есть разврат. Антураж же – дело вкуса. Чрезвычайно любопытен здесь авторский ход: садистом и насильником, наркоманом и убийцей, отягощённым всеми возможными пороками, предстаёт молодой красный комиссар – внебрачный сын Саблина. Вот он – художественный символизм: кровавый кошмар большевизма, оказывается, имеет своё благородное происхождение. Сам П. Н. Краснов, бывший атаман Войска Донского, и не скрывает в предисловии своей задачи – разобраться и понять, как же так случилось, что одна часть русской армии и народа вдруг стала в такое непримиримое отношение к другой в 1917-ом году. И отвечает: «…всё, что случилось, было не неожиданно и случайно, но медленно и методично подготовлено за долгие годы». Добавим лишь от себя: подготовлено не только жидомасонами, но и детьми, потерявших свою чистоту отцов, как, впрочем, и самими беззаботно прожигавшими жизнь отцами.

Мы уже упоминали Л. Толстого. Помните, Ленин называл его «зеркалом русской революции»? За что? Граф являл собой порою типичный пример великосветского резонёрства, и в нём, действительно, словно в зеркальном озере – глубоком и временами вскипающем – отразились все слабые стороны дворянства. Это и пресловутые поиски «смысла жизни», и утрата православия, и невозможность вновь обрести его, и хождения в народ и т.д. и т.п. Но прислушаемся: «Я был крещён и воспитан в православной христианской вере. Меня учили ей и с детства и во всё время моего отрочества и юности. Но когда я 18-ти лет вышел со второго курса университета, я не верил уже ни во что из того, чему меня учили», – в сущности, так мог сказать в XIX столетии не только граф Лев Толстой, но любой дворянский юноша, получивший светское образование. У автора «Войны и мира» хватило, однако, смелости и честности сказать правду о самом себе и своём круге. И изменить образ жизни, порвав с великосветским «содомом», что, надо признать, было настоящим духовным подвигом в то время. Не обсуждая здесь ложные религиозные взгляды графа в целом, позволим лишь несколько цитат из его «Исповеди», есть там довольно страшные вещи и весьма характерные: «Всякий раз, когда я пытался выказывать то, что составляло самые задушевные мои желания: то, что я хочу быть нравственно хорошим, я встречал презрение и насмешки; а как только я предавался гадким страстям, меня хвалили и поощряли. Честолюбие, властолюбие, корыстолюбие, любострастие, гордость, гнев, месть – всё это уважалось. Отдаваясь этим страстям, я становился похож на большого, и я чувствовал, что мною довольны. Добрая тётушка моя, чистейшее существо, с которой я жил, всегда говорила мне, что она ничего не желала бы так для меня, как того, чтоб я имел связь с замужнею женщиной: “rien ne forme un jeune homme comme une liaison avec une femme comme il faut”; ещё другого счастия она желала мне, – того, чтоб я был адъютантом, и лучше всего у государя; и самого большого счастья – того, чтоб я женился на очень богатой девушке и чтоб у меня, вследствие этой женитьбы, было как можно больше рабов. <…> Без ужаса, омерзения и боли сердечной не могу вспомнить об этих годах. Я убивал людей на войне, вызывал на дуэли, чтоб убить, проигрывал в карты, проедал труды мужиков, казнил их, блудил, обманывал. Ложь, воровство, любодеяния всех родов, пьянство, насилие, убийство… Не было преступления, которого бы я не совершал, и за всё это меня хвалили, считали и считают мои сверстники сравнительно нравственным человеком. Так я жил десять лет. <…> Помню ещё, что, когда старший мой брат Дмитрий, будучи в университете, вдруг, с свойственною его натуре страстностью, предался вере и стал ходить ко всем службам, поститься, вести чистую и нравственную жизнь, то мы все, и даже старшие, не переставая поднимали его на смех и прозвали почему-то Ноем».

[…]

* * *

Дыхание Бога! Дыхание бури!

Становится ясным, почему лозунги белых были столь невнятны. Разве мог кто-нибудь тогда серьёзно говорить о Вере, Царе и Отечестве? […] Отечество – это не абстрактное понятие. Для русского мужика это, прежде всего, земля-кормилица, «Мать сыра земля». Нужно ли говорить, что при окончательном закрепощении народа слово «отечество» теряло свою былую всеобъемлемость? Отечество надо было обретать вновь, завоёвывать силой. Вот и тянулась жилистая мозолистая рука к топору. А «белая кость» пыталась отстоять свои интересы, пусть даже и во имя никому не понятного Учредительного собрания. И вновь читаем строки ещё одного изгнанника революции, пожалуй, самого яркого представителя духовенства тех лет, ставшего истинным пастырем для русских беженцев, митрополита Антония (Храповицкого): «…Только тогда борьба за освобождение будет сильна и прочна, если в сердцах воинов и всех деятелей будет: либо неутолимая злоба и жажда разрушения и корысти; либо положительный идеал или надежда возродить ту Святую Русь, которая всем дорога и за которую сладко умирать. Если бы Деникинская армия написала это на своем знамени, то не окончила бы дело так печально, не потеряла бы любви народной. К сожалению, благороднейший и благочестивейший вождь той армии слушал тех негодных и чуждых России советников, которые сидели в его Особом Совещании и погубили дело. Русскому народу, настоящему народу, верующему и подвизающемуся, ему голой формулы — единая, неделимая Россия, не надо. Ему не надо России не то христианской, не то безверной, не то царской, не то господской (как он всегда будет понимать республику); ему нужно сочетание трех дорогих слов — за Веру, Царя и Отечество. Более всего ему нужно первое слово, как руководящее всею государственною жизнью; второе слово ему нужно, как ограждение и охранение первого, а третье, как носительница первых слов и только». Тысячу раз прав был владыка, кстати, один из редкого числа пастырей, пытающихся сохранять неложную духовность, истовость богослужения, внимательное отношение к диалогу со старообрядцами, заботу о духовном облике своей паствы. Но время уже было упущено. Государственные устои расшатались, церковь дискредитировала себя, а отечество необратимо разделилось на два враждующих лагеря, бездна между которыми разверзалась всё более в течение столетий.

[…]

* * *

Кровь проливали все. Кто-то пытается оправдать красный террор, говоря, что масштабы его в оценках историков завышены. Да разве можно счесть количество «буржуйской крови», пролитой в те годы? Кто-то, в свою очередь, склонен представлять белых, как милостивых и благородных, нравственно чистых героев. Но всегда ли это так и было? Сами белогвардейские генералы откровенно писали о том, как «армии понемногу погрязали в больших и малых грехах, набросивших густую тень на светлый лик освободительного движения». С мародёрством и насилием над мирным населением пытались в равной степени бороться как советские, так и белые командиры. Но безрезультатно. А. И. Деникин со скорбью писал о позорных явлениях в среде белого воинства, которое не менее красных «пополняло новыми слезами и кровью чашу страданий народа, путая в его сознании все “цвета” политического спектра и не раз стирая черты, отделяющие образ спасителя от врага». Но спасать нужно было человеческие души. Души тех, кто населял прежнюю Россию, царскую, романовскую, когда не было ещё красных и белых. А сейчас, во время тяжёлых испытаний душа должна была пробудиться, вспомнить Святую Русь, вспомнить традиции отцов и дедов. Но нет. Не у всех она пробуждалась. Когда, казалось бы, все религиозные и нравственные чувства должны быть обострены, «прошлое» России в лице белого воинства в некоторых своих проявлениях являло печальное зрелище. У них были свои традиции, давние и прочные. Тыл белых: «В городах шёл разврат, разгул, пьянство и кутежи, в которые очертя голову бросалось и офицерство, приезжавшее с фронта. – Жизни грош цена. Хоть день, да мой!…» Деникин восклицает: «Поистине нужен был гром небесный, чтобы заставить в с е х оглянуться на себя и свои пути». А когда мы читаем многочисленные воспоминания о трагическом бегстве белой армии из Крыма, то с изумлением узнаём, что на палубах кораблей, отошедших от родной земли, хватало места не всем, даже раненым; даже целые семьи вынуждены были оставаться на растерзание красноармейцам, брали только самое необходимое, но уже в открытом море выяснилось, что нашлось-таки место… большому количеству вина и падшим женщинам.

Многим может показаться, что мы сейчас сознательно хотим очернить белое движение. Ни в коем случае. Однако в последнее время мы смогли получить достаточное количество информации с описаниями зверств, насилий, грабежей совдеповской «матросни» и «солдатни». Надо быть объективными. Зачем? Надо понять, что «Россия, которую мы потеряли» в силу множества объективных причин катилась к пропасти. Гибли в пропасти греховной и человеческие души. Это был общий процесс, затронувший все слои общества, но высшие сословия, правящие классы – в большей степени. Именно поэтому они стали чужими для своего народа. И их душам, возможно, представилась последняя возможность: погибнуть, чтобы спастись. В очистительном огне беспощадного народного бунта гибли развращенные до срока молодые корнеты; их отцы-офицеры, проигрывавшие некогда в карты целые имения вкупе с «живыми душами» мужиков; гибли изнеженные барышни, упивающиеся некогда безнравственными французскими романами; гибли попы, так и не нашедшие путей к сердцам своей паствы, путей, затерявшихся где-то на глухих и кривых лесных тропах среди пореформенных гарей XVII столетия. Там, в тёмных казематах ВЧК, среди сырых и холодных стен Соловецкого лагеря бывшие духовники приобщались мукам, разделяя страдания со своими духовными чадами. «… а потерявший душу свою ради Меня сбережет её». Гибли, чтобы спасти свои души.

Дыхание Бога! Дыхание бури!

Трагичен путь романовской России. Велика бездна, разделяющая людей на два класса, перестающих понимать друг друга, перестающих любить друг друга, ставших друг другу чужими. А ведь некогда были членами единого тела Христова – единой Церкви. Был Царь. Был Бог. Была родная земля, на которой жили одной семьёй все сословия. И надо признать, что привилегированные классы упустили что-то главное, нечто важное, что и составляло основу прежнего единения. Это осознавали и правительственные круги. Гадали, размышляли о причинах. Уже цитировавшийся нами выше бывший член Государственной думы В.В. Шульгин писал во время революции, говоря о политике Совета государственного объединения, созданного при ставке белых: «Наш мужик при всём своём варварстве здоров душой и телом, невероятно настойчив в своих основных требованиях. Наши помещики дряблы и телом и духом, и здоровый эгоизм собственника… в значительной степени ими утрачен. У меня появилось внутреннее убеждение, что бороться в этом отношении бесполезно. Но если землю всё равно надо отдать, то возникает вопрос, правильно ли мы идём, откладывая этот вопрос до воссоздания России? Ведь главное препятствие этого воссоздания и есть эта проклятая земля». Поздно спохватились. Народ, подстрекаемый революционерами, стал сам решать свою судьбу. А заодно и судьбу монархии, ставшей чужой для своего народа!

[…]

* * *

Революция. Гражданская война. Кто-то – за красных, кто-то – за белых. Кто-то против всех. Но что значат для нас сегодня идеологии и взгляды враждующих сторон, когда давно уже нету ни тех, ни других? Не более, чем личное пристрастие, симпатия, навеянная романтическими книгами о подвигах былых времён. Нет больше ни марковцев с деникинцами, ни большевиков, ни махновцев… Нет больше желанной и единственно правильной для православного государства – монархии. Нет и самого православного государства. Белые проиграли. Затем проиграли красные. И те и другие были русскими. Русские проиграли! И сегодня за политическое влияние на нашей земле борются уже антирусские силы. Те самые, которые и не скрывали своих планов во времена Антанты, дожидаясь, когда русские перебьют друг друга, силы их истощатся и можно будет поделить Россию, попользоваться. Но Россия – уже советская, сталинская – выстояла, вновь воссоздалась Великая Империя. И вновь рухнула…

Русские проиграли! Мы позволяем руководить собой другим странам, более могущественным. Таков наш сегодняшний удел. И у русских сегодняшних, в какой бы цвет ни была окрашена их идеология, нет больше сил. Слова…слова… И равнодушие… […] Но не может быть, чтобы это было навсегда. Кровь Царственных Страстотерпцев вопиет к небу. Божией милостью, все мы увидим ещё «Новую Русь по старому образцу», о которой пророчествовал святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. Ради нее сегодня имеет смысл жить и работать…

Далее