Пятый элемент русских. Николай Данилевский

1315456461_danilevskij

Если мы посмотрим на великие военные подвиги других народов, то найдём, что они в значительной мере зависели от сравнительной слабости военного таланта их противников.

Только Рим победил Аннибала, и Россия – Карла, Фридриха и Наполеона, несмотря на то, что войсками их предводительствовали гораздо слабейшие полководцы.

Явление это заслуживает того, чтобы в него вникнуть.

Не будучи специалистом в военном деле, я полагаю однако же, что не встречу серьёзного возражения, сказав, что условия, составляющие силу армии, могут быть подведены под следующие пять категорий: числительность войска, тактическое обучение его (куда причисляется и боевая опытность), качество вооружения, талант военачальника и, наконец, нравственный дух, одушевляющий войска…

Ежели четыре из пяти разрядов условий, составляющих силу войска, в значительной степени склонялись в пользу наших неприятелей, то ничего не остаётся предположить, как – то, что пятым элементом этой силы, то есть нравственным духом, самоотверженностию, обладали Русские в степени несравненно большей, нежели их противники, кто бы они ни были – Шведы, Пруссаки или Французы, кто бы ими ни предводительствовал – Карл, Фридрих или Наполеон, – обладали в такой степени, что эта сила перевешивала все остальные преимущества, бывшие на стороне наших неприятелей.

То же самое говорит нам другая черта русской военной истории.

Ещё ни разу не клала оружия сколько-нибудь значительная часть русской армии, хотя не раз и нам случалось попадать в отчаянное положение; между тем как и Пруссаки и Французы, – об Австрийцах уже и не говорю, – сдавались большими отрядами, целыми дивизиями, или оставляли крепости, почти не защищаясь.

Но из пяти элементов военной силы, – тактическое обучение и качество вооружения суть условия, достижение которых зависит от собственных наших усилий, и следовательно всегда могут быть приобретены.

Числительность войск зависит от числа народонаселения и от его способности отзываться на голос Отечества, и силы восьмидесятимиллионного Русского народа, готового на самые напряжённые усилия, могут считаться в этом отношении неистощимыми, после того как Русский Царь получил возможность обращаться ко всем сословиям своего парода прямо, без всяких посредников.

Талант военачальника есть дело случая, или дар Провидения, которых конечно никто предусмотреть не может.

Нравственный же дух войска, а следовательно и населения, из которого оно набирается – главная, как мы видели, сила, в конце концов решающая успехи войн, и которою Русские обладают, по свидетельству истории, в высшей степени, – принадлежит к постоянным, коренным свойствам народным, которые не могут быть ни приобретены, ни заменены чем бы то ни было.

Присоединив к этому возможность возвести эти, всегда присущие Русскому народу свойства до степени дисциплинированного энтузиазма или героизма, тогда как противники наши лишены этой возможности и по неправоте, и по отвлечённости интересов, которые придётся им защищать, мы увидим, что превосходим их в этом деле духовною силою, за которою всегда остаётся победа в последнем результате…

Николай Яковлевич Данилевский (1822-1885), из книги “Европа и Россия”

Далее 


О Самодержавии. Архиепископ Серафим (Соболев)

1resize.php

…Точно так же небезразлично для Церкви, будет ли в России после советской власти государственной формой правления не царская самодержавная власть, а конституционная или республиканская, что то же – власть народа или толпы.

Православная Церковь не может предпочесть власть народа царской власти по той причине, что народоправство не есть Богоустановленная власть, ее нельзя отнести к той, о которой сказал Ап. Павел: «несть бо власть, аще не от Бога; сущия же власти от Бога учинены суть» (Рим. 13, 1).

Говоря эти слова, Апостол имел в виду форму существующей («сущей») в его время власти, т.е. царскую самодержавную, или единодержавную власть и все ее разветвления в лице отдельных начальников, подчиненных царю.

Вот почему он просит Ап. Тимофея совершать молитвы, моления, благодарения прежде всего за царя и за всех начальствующих, чтобы проводить тихую и безмятежную жизнь во всяком «благочестии и чистоте» (1 Тим. 2, 1-2).

Только эту царскую власть имеет в виду и другой величайший Апостол Петр, когда призывает христиан ей повиноваться, говоря: «повинуйтеся убо всякому человечу созданию (т.е. всякому, по словам М. Филарета, от Бога устроенному над человеками начальству) Господа ради, аще царю, яко преобладающу: аще ли же князем, яко от него посланным, во отмщение убо злодеем, в похвалу же благотворцем» (1 Петр. 2, 13-14).

Совершенно напрасно под апостольскими словами: «несть бо власть, аще не от Бога», некоторые подразумевают наряду с царскою единодержавною властию, власть республиканскую и конституционную.

Самый текст апостольского учения о власти свидетельствует, что здесь все время говорится только о царской самодержавной власти.

За это говорит и здравый смысл: как могли Апостолы разуметь под Богопоставленной ту власть, которая царскую Богопоставленную власть ниспровергает.

А республика есть ниспровержение монархии, даже посредством всякого насилия, вплоть до кровавого террора.Нельзя иначе, как ниспровержением Богоустановленной самодержавной монархической власти назвать и конституцию.

Правда, здесь личность монарха сохраняется, но власть захватывается народом, как в республике, чем фактически уничтожается Богоустановленный монархический принцип и создается неестественное и тяжелое положение царя, при котором он «царствует», но не управляет.

Очень хорошо выявляет несостоятельность такого положения, а вместе с ним и конституционно-государственного строя, царь Иоанн Грозный.

В ответ на порицание его поступков кн. Курбским, как несоответствующих, по свидетельству последнего, народному праву других стран, Иоанн Грозный писал ему: «о безбожных человецех что и глаголати!

Понеже тии все царствиями своими не владеют: как им повелят поданные («работные»), так и поступают.

А российские самодержавцы изначала сами владеют всеми царствами (т.е. всеми частями царской власти), а не бояре и вельможи…».

«Если бы у вас, – говорит Иоанн Грозный Шведскому Королю, – было совершенное королевство, то отцу твоему архиепископ и советники и вся земля в товарищах не были бы».

По словам Грозного, Шведский Король «точно староста в волости».

А Польскому Королю Стефану Баторию чрез его послов тот же Русский Государь заявил: «Мы, смиренный Иоанн, Царь и Великий Князь Всея Руси, по Божьему изволению, а не по многомятежному человеческому хотению».

Таким образом, как власть республики, так и конституционной монархии, одинаково, не только не является Богоустановленною властию, но самое их бытие начинается с ее отрицания.

Ясно, что не Божественная воля, выраженная в Св. Писании, а человеческая многомятежная, греховная воля с открытым ниспровержением Богооткровенного и святоотеческого учения о царской самодержавной власти лежит в основе республиканского и конституционного строя. Поэтому Св. Церковь наша не может закрыть своих глаз на отсутствие религиозной основы в демократическом образе правления.Следовательно, она не может быть безразлична к будущему политическому строю нашей страны.

Иначе сказать: Св. Церковь не может желать водворения в России республиканского или конституционного строя.

Она может содействовать восстановлению у нас только исконного государственного строя, каковым была всегда единоличная великокняжеская или царская самодержавная власть Помазанника Божиего, как власть самая близкая к Церкви и родственная ей, ибо она имеет своим основанием Божественное Писание и святоотеческое учение, что является источником и нашей Православной веры.

Архиепископ Серафим (Соболев)

Далее 


О славном Доме Романовых

1272656990_vse_pomazaniki_-12bb.polnoyekrannaya

С тем, чтобы глубже осознать, отчего русский народ столь тяжко страдает, в чем повинен перед Господом и как заслужить ему прощенье, необходимо вспомнить прежде всего о тех основах, на которых крепло и возрастало испокон веков государство Российское.

Это Православная Вера и Самодержавие.

Милостью Свыше Русь промыслительно была поднята из мрака язычества, что коренным образом изменило наших предков.

Православные христиане появились на Руси еще задолго до призвания на княжение первого русского князя Рюрика.

На протяжении более семи веков под покровом Божиим вели Рюриковичи Россию путем исповеднического служения.

Но с кончиной Царя Феодора Иоанновича, третьего сына Царя Иоанна Васильевича Грозного, умилявшего современников своей набожностью, угас древний род, прославивший Россию и явившийся крепким защитником Русской Православной Церкви.

Пресеклась династия Рюриковичей, и наступили дни лихолетья, дни великой смуты государства Московского, чуть не окончательная гибель его.

Пагубными нестроениями и междоусобиями воспользовались нечестивцы, коварством и силой захватившие царскую власть в свои руки.Отечество пребывало в ужасающем положении.

Но…

Господь хранил Святую Русь.

Всевидящее око Божие зорко следило за событиями в Православном государстве и вело к новому периоду в истории России – самодержавству Дома Романовых, дабы этот род Избранников Его возвеличил Православную Русь до высот мирового значения среди царств земных.

Романовы – старинный русский дворянский род

Известно, что в конце XIII века предки Романовых были родоначальниками 17 русских дворянских домов.

В первом колене они имели вместо фамилий прозвища, которые затем были заменены фамилиями, образованными от имен.

Так, с четвертого колена (Юрия Захарьевича) их начали называть Захарьиными-Юрьевыми.

С Романа Юрьевича – Захарьиными-Романовыми.

У Романа Юрьевича Захарьина-Романова (род. ок.1503г., ск.10/23 февраля 1543 г.) и его супруги – Ульяны Феодоровны (в мон. Анастасия, ск. 8/21 июня 1579 г.) было пятеро детей.

Из них – дочь Анастасия Романова – супруга Царя Иоанна Грозного (1530 г. – 18.03.1586 г.) и сын – Никита Романович (1531 г. – 23.04.1586г., в мон. Нифонт) имели фамилию также Захарьины-Романовы.

А потомки Феодора Никитича – Михаил Феодорович (02.07.1596г. – 12.07.1645г., умер в 49 лет в свой день рождения) является Первым Царем из Рода Романовых.

Потомки боярина Романова, занимавшего при Дворе видное положение, снискали любовь и уважение в людях всех сословий, выделяясь из среды благородными качествами. Промыслом Божиим род Романовых изначально явился родом праведников-страстотерпцев.

Враги восшествия Романовых на Престол, в частности Борис Годунов, прознав от волхвов и звездочетцев, что от рода Романовых «возстати имать Скипетродержец Российскому государству», решили извести род сей.

Годуновы – русский угасший дворянский род, происходящий, по сказаниям древних родословцев, от мурзы Чета, выехавшего в 1329 г. из Орды в Москву к великому князю московскому Иоанну Даниловичу Калите, принявшего крещение с именем Захария и выстроившего в г. Костроме Ипатьевский монастырь.

Младшая линия потомков Чета – Годуновы выдвинулась в XVI веке при Иоанне Грозном, во время Опричнины.

Борис Годунов начал службу при дворе Грозного.

Благодаря своему уму, Борис умел не только сохранить свое положение, но и приобрести доверие Грозного царя, который, умирая (17 марта 1584 г.), назначил Бориса Годунова одним из опекунов к своему сыну Феодору.

После трагической гибели царевича Димитрия (15 мая 1591 г.) и смерти царя Феодора (7 января 1598 г.), по глубокому убеждению патриарха Иова, что Борис Годунов – человек наиболее достойный занять престол и что избрание в цари обеспечит порядок и спокойствие в государстве, созванный Земский собор постановил «бить челом Борису Феодоровичу и кроме него никого на государство не искать».

После многих упрашиваний, угрозы отлучения от церкви, Борис согласился исполнить просьбу земских людей и 1 сентября 1598 г. в день новолетия Борис венчался на царство.

В первые годы царствования Бориса его современники говорили, что «он цвел благолепием, видом и умом всех людей превзошел: муж чудный и сладкоречивый, много устроил он в Русском государстве достохвальных вещей, ненавидел мздоимство, старался искоренять воровство, кормчество, но не мог искоренить; был светлодушен и милостив и пищелюбив».

Но вот что говорят современники о главном недостатке Бориса, как царя: «цвел он, как финик, листвием добродетели и, если бы терн завистной злобы не помрачил цвета его добродетели, то мог бы древним царям уподобиться.

От клеветников изветы на невинных в ярости суетно принимал, и поэтому навел на себя негодование чиноначальников всей Русской земли: отсюда много ненасытных зол на него восстали и доброцветущую царства его красоту внезапно низложи».

С 1600 г. подозрительность царя заметно возрастает.

В 1601 г. по ложному доносу пострадали Романовы и их родственники.

Всех, от мала до велика, разослали в суровые заточения.

Коих лишили жизни сразу, кого извели жестоким обращением.

Старший из братьев Романовых Феодор Никитич сослан был в Синайский монастырь и пострижен под именем Филарета, жену его постригли под именем Марфа и сослали в Толвуйский Заонежский погост.

А будущий первый Царь из рода Романовых – Михаил, на шестом году жизни был отправлен на Белоозеро.

Оторванный от родителей, насильственно постриженных в монашество, он рос до поры в очень суровых условиях, претерпевая тяжкую нужду в одежде и пропитании.

Брата Феодора Никитича боярина Александра сослали по ложному доносу в одну из деревень Кирилло-Белозерского монастыря, где и убили.

Еще один сын Никиты Романова стольник Василий принял мученическую смерть в Зауралье, в г. Пелыме, где его с братом Иваном держали прикованными к стене цепями.

Окольничий Михаил Никитич Романов был перевезен в глухое пермское село и умучен голодом.

Таким образом, почти весь род Романовых был уничтожен.

Чудом уцелел только Иван Никитич по прозвищу Каша, к нему и перебралась в Москву в октябре 1608 г. инокиня Марфа со своим сыном Михаилом, а затем они уехали в свои костромские вотчины.

Гонения на этих невинных страдальцев можно справедливо отнести к числу тяжких грехов, за которые Господь и покарал тогда землю Русскую пагубной смутой и нашествием иноплеменных.

Но в конечном итоге гибельные последствия общего раздора и мятежа, годы страданий и мук привели русский народ к избранию общим решением на Престол Российский нового монарха.

Великий Патриарх Гермоген предсказал, что Царем земли Русской станет Михаил Феодорович Романов. Сколь мистическим промыслительным для России и русского народа явилось это событие и сколь поучительным для потомков, свидетельствуют древнерусские летописи.

«И во многие дни о том говорили всякие люди всего Российского царствия с великим шумом и плачем».

Февраля 7-го дня 1613 года Земский собор в Москве, состоявший из числа «лучших и разумных», съехавшихся со всей России, выбрал Государем Царем всея Руси шестнадцатилетнего Михаила Феодоровича Романова. Позднейший исследователь, А. Вышковский, писал об этом: «Только внушением Святаго Духа можно было объяснить столь единодушное решение собрания людей, которые еще год тому назад смотрели один на другого как на злейших врагов».

Утром 21 февраля 1613 года, в Неделю Православия, все священноначалие, все члены освященного Собора, боярство, дворянство, простой народ с женами, детьми, даже с грудными младенцами, отправились в Успенский собор Московского Кремля молить Всемилостивого Бога, «чтобы Он отвратил от них праведный свой гнев, призрил милостивым оком на людей Своих и дал бы им Царя праведна и свята, благочестива, благородна и христолюбива; дабы впредь их Царская степень укреплялась навеки, чтоб была вечно, твердо, крепко и неподвижно в род и род навеки». Все обещали «служить и прямить ему во всем, против его всяких недругов и изменников стояти крепко и неподвижно и биться до смерти и в том «Животворящий Крест целовали».

В тот день отрок Михаил Феодорович Романов был провозглашен законным Государем и Великим князем, всея Руси Самодержцем. Во всех сорока сороках Первопрестольной совершалось благодарственное молебствие о здравии Богом избранного Государя. Под стоявший над Москвой колокольный гул совершалась всенародная присяга.

Милостью Божией приходил конец смуте, вызванной переходом Царской власти к лицам, избранным по многомятежной человеческой воле.

Однако предстояло еще испросить согласия самого Михаила Феодоровича.

Посольство прибыло в Кострому 13 марта, а 14-го стены и храмы древнего Ипатьевского монастыря стали свидетелями все народного умоления Михаила Феодоровича и находившейся с ним матери – честной инокини Марфы.

Узнав, с чем прибыли послы, Михаил Феодорович отвечал, что не хочет быть Государем, а его мать заявила, что не благословляет сына на царство.

Но послы со слезами молили и били челом Михаилу, «чтобы соборного моленья и челобитья не презрил; выбрали его по изволению Божию, не по его желанию, положил Бог единомысленно в сердца всех людей, православных христиан, от мала до велика, на Москве и во всех городах». altТрижды архиепископ Рязанский и Муромский Феодорит вместе с народом приступали к Михаилу Феодоровичу с просьбой взойти на престол Великий Преславных Государей, Царей Российских.

«Все пали к ногам Михаила, – пишет историк, – жены в отчаянии повергли своих младенцев и с великим плачем, рыдательным голосом и воплем продолжали настаивать на своей просьбе».

Только грозные, сказанные с силой слова владыки понудили Михаила Феодоровича и мать его покориться судьбе.

Инокиня Марфа упала ниц перед находившейся в обители древней святыней – Феодоровской иконой Божией Матери (так же, как и Владимирская, написанной, по Церковному Преданию, евангелистом Лукой) и произнесла: «Да будет воля Твоя, Владычица! В Твои руки предаю сына моего: наставь его на путь истины, на благо Себе и Отечеству!»

По прибытии в Москву Михаил Феодорович прежде всего проследовал в Успенский собор поклониться святыне России.

Там отслужен был торжественный молебен, и юный Царь, обливаясь слезами, молился, прося Бога о помощи в предстоящем трудном деле.

11 июля в Успенском соборе, «при велием торжестве», Божий избранник был венчан на Российское Царство.

Святую Православную Русь, измученную и исстрадавшуюся, наученную горьким опытом смуты, вновь возглавил Богоданный самодержавный Венценосец, поставленный управлять Царством человеческим Вышним Царем царей и от Него непосредственно получивший священную Самодержавную власть и силу.

Отселе сердце юного Помазанника Божия стало в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его (Притч. 21,1).

Новоизбранному Царю Была принесена присяга и подписана Грамота.

Наши праотцы, составители Грамоты, выражая соборную волю русского народа, дали обет за себя и за своих потомков верно служить избранному ими Царю – Михаилу Феодоровичу Романову, родоначальнику правителей на Руси, и всем Царям, из рода в род.

«И кто же пойдет против сего соборного постановления – Царь ли, Патриарх ли и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, не буди на нем благословения отныне и до века, отлучен бо будет он от Святой Троицы…»

Данные обеты остаются обязательными навсегда, и никакой иной Собор, ни при каких обстоятельствах, изменить или отменить этих постановлений не вправе и не властен.

Проклятье праотцов падет как на нарушивших обет, так и на потомство.

Род, преступивший клятву, будет стерт грехом с земли в несколько поколений – если не покается.

Ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода (Исх. 20,5)

Юный Царь Михаил Феодорович Романов являлся не только природным русским, но и наследственным Царем.

Шестнадцатилетний Царь-отрок, невзирая на суровейшие испытания, с малолетства постигавшие его, был человеком добрым и ласковым, благовоспитанным, умным и любознательным, «муж духовный и многорассудительный».

Воистину он являлся любимцем и избранником Господа.

Сам Всевышний поставил его на трудное Царственное дело и помог впоследствии утишить государственную бурю и возвеличить Россию.

Он был Государем православным, глубоко преданным Церкви и ее заветам.

С восшествием на Российский престол сего Помазанника Божия государственное здание укрепилось главной укрепой, отсутствием которой едва не распалось все.

Что же спасло тогда Россию от неминуемой гибели?

Крепкая вера в Бога, пламенная любовь к Православной Церкви и Отечеству, преданность своему, Богом избранному, Самодержавному Государю.

Вот поистине главные твердыни России, которые многие века спасали ее от бед и напастей.

Преславный Дом Романовых, царствуя преемственно более трехсот лет, даровал на славу России и на страх ее врагам Царей превеликих: Тишайшего Алексея, Соединившего Малую и Белую Русь с Великой (Московской) Русью; Великого Петра, «прорубившего» окно в Европу и возведшего Россию в Империю; Великую Екатерину, придвинувшую Россию к Черному морю и возвратившую ей ее древнее достояние – Западную Русь; Благословенного Александра, отразившего «двунадесять языков», прошедшего всю Европу и присоединившего к России Польшу и Финляндию; мудрого Николая I; Александра Освободителя; Александра Миротворца.

И, наконец, великого обновителя земли Русской, сочетавшего в себе достойные качества Царей Российских, Николая II.

Николай II укрепил национальную валюту, поднял экспорт, проложил железные дороги и дал стране парламент. А мы оклеветали каждого из своих освободителей, а последнего, самого демократичного, выдали врагам и кричали «распни, распни его!»

А это был единственный человек в России, который совершенно не думал о себе и заботился только об интересах народа.

Но… История не позволит забыть, что народ, испросивший у Господа на защиту погибающей России Венценосного Царя, а потом предавший его молчаливым согласием врагам Отчизны на закланье, по собственной же клятве подвергся самоуничтожению, нарушив Божию заповедь: “Не прикасайтеся помазанным Моим” (Пс.104,15). Напоминает неукоснительно история и о том, что после уничтожения Самодержавия и безумия богоотступничества существование Российского государства на длительное время омрачилось цепью событий, унесших в небытие десятки миллионов человеческих жизней.

В 1942 году архиепископ Нафанаил (Львов) писал: «Народ наш совершил двойной тяжкий грех: изменил своему Царю – Помазаннику Божию, – и изменил ему именно за то, что тот был совершенно праведным, безкомпромиссно исполнял свой Царский долг, служа правде Божией. Народ не захотел вместе с Царем тяжким подвигом служить этой правде, отказался от Креста, потянулся к земным, низменным, плотским достижениям: одни – к миражу политического значения, другие – к земельным наделам, третьи – к миру во что бы то ни стало – и черепками, четвертьвековой адской, ни с чем не сравнимой мукой отплатила темная сила обманутому ею народу. Они хотели политического значения – мы знаем, что они получили; они хотели мира и земли – и земля до последнего клочка была отнята от них, а мира они не видели за эти долгие годы…»

По материалам книги «Царская Семья в воспоминаниях и фотографиях»

Далее