Протоколы. Столетнее молчание.

 

gerzl

В 1905 году Сергей Александрович Нилус, с благословения Иоанна Кронштадского, опубликовал Протоколы сионских мудрецов. С тех пор это – одна из самых широко известных и самых оспариваемых публикаций в мире.

 

Однако никто не может ответить на вопрос: почему между первой публикацией Протоколов и их первым публичным опровержением прошло почти 20 лет?

Ответ на этот вопрос попытался дать Н.Е. Марков, непосредственный участник многих событий, так или иначе связанных с Протоколами.


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

 

«Протоколы» эти появлялись в печати и ранее, например, в 1903 году в бессарабской газете «Знамя» в виде фельетонов. Еще раньше, помнится, в 1897 году, эти «Протоколы» были напечатаны в Москве на правах рукописи и раздавались между знакомыми по рукам. Но те первые попытки опубликования «Протоколов» были сделаны в узких провинциальных кругах и остались мало кому известными.Поэтому правильно считают, что именно С. А. Нилус опубликовал в 1905 г. «Протоколы сионских мудрецов».

 

 

Что до иудеев, то они соблюдали гробовое молчание. Иудеи замалчивали книгу, с ними молчала и вся «российская» печать. Втихомолку, однако «Протоколы», которых публика почти не покупала, потом скупались по дешевке целыми партиями и исчезали с книжного рынка.

 

Нилус повторил издание в 1911 году. Результат был тот же.

 

Нилус выпустил 3-е издание в 1917 году. Но тут пришла революция, и все издание целиком было сожжено по приказу не то масона Керенского, не то масона Львова.

 

До самого 1920 года иудеи как воды в рот набрали и молчали о «Протоколах сионских мудрецов».

 

А между тем сожженные «Протоколы» возникли из пепла.

 

В Ростове-на-Дону в 1918-1919 гг. появились одно за другим два народных издания «Протоколов», нашедших широкое распространение на юге России и среди Добровольческой армии. Эти издания выпустил известный писатель И. А. Родионов, автор нашумевшего в свое время «Нашего преступления».

 

Родионов подготовил было и 3-е издание, но масоны приняли меры и, по приказанию донского атамана Богаевского, 3-е издание было конфисковано и уничтожено.

 

Но мировая пресса продолжала молчать. Как объяснить это упорное молчание столь говорливой прессы?

 

Почему эта книжка получила такое неслыханное распространение? Потому что этот план, опубликованный Нилусом в 1905 году, фактически в течение 20 лет неуклонно выполняется в СССР, выполняется также в Мексике, в красной Испании. Пытались осуществить его также в Венгрии при Бела Куне и в Баварии при Эйснере, но там они провалились.

 

Если в 1905 году в России еще могли сомневаться в подлинности существования такого чудовищного плана, то теперь, после страшных кровавых исторических опытов, которые у всех на глазах, сомневаться могут либо безнадежные болваны, либо корыстные укрыватели  планов.

 

Необходимо объяснить, как и откуда получил С. А. Нилус эти «Протоколы».

 

 

Сам он в своих трех изданиях дает не вполне одинаковые версии происхождения документа и делает при этом разные догадки, из которых ясно, что он и сам не знает их происхождения.

 

Напечатанную в его книге рукопись привез Нилусу тульский уездный предводитель дворянства А. Н. Сухотин.

Связанный словом хранить тайну, Сухотин не открыл Нилусу, откуда получил таинственную рукопись. Работающая в Эрфурте международная организация «Вельт-Динст» положила много труда и затрат, чтобы обнаружить тайну происхождения «Протоколов» и документально доказать их иудейское происхождение.

 

Теперь можно с уверенностью утверждать, что подлинная рукопись «Протоколов» была изъята в 1897 году во время конгресса сионистов в Швейцарии из портфеля вождя сионистов Теодора Герцля.

Это «изъятие» произвел один из агентов российской тайной полиции, специально командированный из Петербурга для тайного наблюдения за собравшимися на конгресс.

На этой рукописи была собственноручная пометка Герцля, не оставлявшая сомнений в том, что рукопись находилась у Герцля и что он собирался делать по ней доклад (конечно, не на конгрессе).

 

Документ этот является страшной и бесспорной уликой .

 

Тогдашний министр внутренних дел Горемыкин не дал хода этому делу и приобщил рукопись к особо секретным делам, касавшимся евреев. Но преемник его по министерству, Сипягин, найдя в секретном архиве министра рукопись Герцля, решил ее опубликовать.

 

От официального опубликования отказались, дабы не обнаруживать нелегального способа приобретения рукописи. Вместо этого решили передать копии рукописи людям, прикосновенным к литературе и известным своим правильным взглядом. Передатчиком был выбран А. Н. Сухотин, которого связали обещанием молчать о происхождении рукописи.

 

Министр Сипягин вскоре был убит.

 

Подлинная рукопись с пометкой Герцля оставалась, конечно, в секретном архиве министра внутренних дел — вплоть до революции 1917 года. Опись всех дел, хранившихся в том секретном архиве, находится теперь в верных руках. Но самые дела исчезли. Не просто исчезли, а были выданы из Министерства внутренних дел в 1917 г. масону Винаверу.

 

Приказ этот отдал Глава Временного правительства князь Львов — одновременно гроссмейстер русского масонства, приказчик Великой ложи Франции

 

Теперь ответим на вопрос

 

Почему молчали двадцать лет?

 

До революции 1917 года они молчали, ибо знали, что рукопись с пометкой Герцля похищена была агентом российской тайной полиции и что документ этот, подтверждающий подлинность «Сионских протоколов», находится в руках правительства.

 

Но почему молчали  после передачи секретного дела в руки Винавера?

 

Только потому, что Винавер сделал промах: он ПОДПИСАЛ опись полученных им из министерства секретных документов, а в описи значилась и рукопись с пометкой Герцля и многое иное, о чем пока умолчу.

 

Расписки Винавера иудейские сыщики не нашли при позднейших обысках в доме министра. Расписка Винавера гуляла где-то по России. Только с разгромом армии Деникина и его штабов иудеи получили уверенность в том, что уличавшая их расписка Винавера более не существует.

 

Дела штабов армии юга России погибли в начале 1920 года, а уже 12 июня 1920 г. в английской газете «Спектатор» появилась статья пресловутого ненавистника России Люсьена Вольфа, в которой «Сионские протоколы» впервые объявляются подделкой и плагиатом.

 

 

Почему еврейская пресса молчала она о «Протоколах» до 1920 года и почему плотину молчания с 1920 года точно прорвало — на все лады заголосили иудейские подголоски и стали всячески доказывать, что «Сионские протоколы» являются фальсификацией, составленной чинами российского департамента полиции?

С этого момента началась настоящая свистопляска еврейских измышлений, подделок, брани и клеветы.

В России удалось замолчать издания С. А. Нилуса и с помощью продажной прессы и подвластных масонству деятелей «общественности» скрыть от народа нависшую над Россией опасность.

Но после падения Русского Государства и воцарения тирании, не только спасшиеся за рубежом русские люди, но и все, сознательно мыслящее и национально чувствующее человечество, обратило внимание на эту программу захватов.

«Сионские протоколы» были двукратно переизданы покойным Ф. В. Винбергом, а затем появились переводы почти на всех языках мира, даже на японском и финляндском. Особенное внимание привлекла к себе эта программа в Германии, Англии и Северной Америке.

В настоящее время в мире едва ли найдется образованный человек, который хотя бы понаслышке не знал о «Сионских Протоколах».

Все это вынудило руководителей еврейства к массовым опровержениям и к всевозможным ухищрениям для доказательства подложности «Сионских Протоколов».

Крупнейшая артиллерия для разгрома «Протоколов» собрана в книге Ю. Делевского, изданной в 1923 году в Берлине и озаглавленной «Протоколы Сионских Мудрецов». В качестве прикрытия, еврейскому сочинению Ю. Делевского предпослано предисловие православшейшего софиста Антона Владимировича Карташова, который, с усердием, достойным лучшего применения, стал на страже «гонимого» племени и, призвав «рядовых пастырей русской церкви» (они — рядовые, а он сам, по-видимому, — генерал?!) с легкостью разъяснять ложь «Сионских Протоколов», выразить свою радость тому, что Ю. Делевский, наконец-то преподал русской Церкви средство защитить себя «от порока антисемитизма».

Радость г-на Карташова была, конечно, весьма неискренняя, ибо как ни пыжился Ю. Делевский, как ни бранил антисемитов, все же он не смог доказать и не доказал подложности «Сионских Протоколов».

Вся система доказательств была построена на кропотливом подборе цитат и отдельных мест из предшествовавшей «Сионским Протоколам» литературы, в которых выражались те же мысли, что и в «Протоколах». Тут и аббат Шаботи, и Гужено де Муссо, и Эдуард Дрюмон, потревожена даже тень Победоносцева, исследован роман Ретклифа и, как венец творения, отыскан в пыли архива некий «Диалог Мориса Жоли».

Этот последний документ действительно содержит много мест, общих с «Протоколами» не только по содержанию, но и по отдельным выражениям, — с тою только разницей, что в «Протоколах» говорят тайные еврейские властители, а в «Диалоге» — Маккиавели, под которым Жоли разумел Наполеона III.

Из этого несомненного сходства «Диалога», написанного в 60-х годах 19-го столетия, с «Протоколами», Ю. Делевский победоносно вывел, будто «Сионские Протоколы» являются плагиатом — переделкой «Диалога».

На первый взгляд такой вывод кажется как будто правильным. Но это только на первый взгляд

В действительности никакого плагиата тут не было, а было лишь разновременное использование разными писателями одного и того же документа, — программы мессианизма.

Разве можно называть плагиаторами авторов, которые, скажем, цитируют Библию? Несомненно, что каждый такой автор, выписывая страницы и тексты из Библии, всегда пишет одни и те же слова и выражения, высказывает одни и те же мысли.

И если бы Ю. Делевский перебрал бы ряд писателей, писавших на библейские темы, то он легко бы мог уличить их в плагиате друг у друга: — все ведь приводят одни и те же тексты, и, соответственно, выражают одни и те же мысли.

Революционер 2-й Империи, коммунар 1871 года, францмасон Морис Жоли, несомненно, принадлежал к тайному  сообществу и потому имел доступы к тайной программе мессинистов — покорителей мира. Естественно, что, получив от своего ордена приказ выпустить против Наполеона III памфлет с обвинениями в империализме и терроре, он приписал своему Маккиавели (т.е. Наполеону III) все те замыслы, которые его, Мориса Жоли, руководители осуществляли в действительности по раз и навсегда, в течение веков выработанной, программе.

Как ни мстительны мессианисты, все же не мало было от них отпадений, не мало было людей, ужаснувшихся сатанизмом и ушедших из их рядов; и неудивительно, что иные писатели, вроде Гужено де Муссо, Редклифа и других, узнавали о существовании мессианской программы и сообщали из нее некоторые выдержки.

С. А. Нилусу посчастливилось достать большую часть этой таинственной программы и опубликовать ее. И если отдельные места этой программы сходственно изложены у прежних писателей, то это есть лишь доказательство, подтверждающее постоянное существование мессианской программы, а никак не опровергающее оную.

Самое же главное и самое существенное соображение высказано все тем же Генри Фордом: — Не то важно, кто и как достал и опубликовал «Сионские Протоколы», а то, что программа, опубликованная в 1905 году, была фактически во всех главных частях своих осуществлена в течение последующих двадцати лет.

От себя добавлю: Программа захвата государства и народов не только была вообще осуществлена, но была осуществлена той самой силой, от имени которой программа «Сионских Протоколов» была оглашена.

БЕРНСКОЕ ДЕЛО СИОНСКИХ МУДРЕЦОВ



Бернский суд 14 мая 1936 года признал подложность «Протоколов», но, уже 1 ноября 1937 года Апелляционный суд в Цюрихе отменил это решение.

СМИ упоминают только о первом решении Бернского суда. 

Ю.К. Бегунов:

В 1932 году против Швейцарской национальной партии был подан судебный иск. Её активисты продавали это «неприличное» издание на ступеньках казино города Берна. Процесс длился 5 лет и к участию в нём из многих стран были привлечены сотни свидетелей.Стояла задача: представить «Протоколы», как грязную фальшивку, составленную либо жандармским генералом Рачковским, либо писателем Сергеем Александровичем Нилусом.

Самые интересные находки меня ждали в Бернском государственном архиве.

Он уникален тем, что хранит семь томов материалов процесса над «Протоколами Сионских мудрецов» (надо сказать, что в мире теме «Протоколов» посвящено не менее четырёхсот книг и четырёх тысяч статей). Таким образом, я получил уникальный материал, который прежде никогда не публиковался

Ученые Ю. Делевский, В. Бурцев, Н. Кон и их многочисленные последователи дружно заверяют, что авторами ПСМ (Протоколов сионских мудрецов) были сотрудники шефа русской тайной полиции П.И. Рачковского (работал в Париже с 1884 по 1902 г.) М. Головинский и И. Манасевич-Мануйлов.

Последние якобы сфабриковали ПСМ в Парижской национальной библиотеке по образцу “Диалога” Мориса Жоли, а за позорной работой поддельщиков якобы застали княгиня Екатерина Радзивилл и Генриетта Херблетт.

В Берне почтенным дамам задавался вопрос: когда они видели, как фабриковался документ?

Ответ был таков: в 1904 или в 1905 году.

Но в это время Рачковского уже два года как не было в Париже, а русский текст ПСМ четырежды был опубликован в России

 

Вот что пишет Юрий Бегунов, изучавший швейцарские архивы:

 

 

“Вот что мне удалось обнаружить в Бернском архиве:

 

1. Свидетельство немецкого делегата первого Конгресса Сионистов Альфреда Носсигэ (Берлин), рассказавшего в 1901 г. польскому композитору Падеревскому о том, что в Базеле, в августе 1897 года, в перерывах между 32-м и 33-м заседаниями Совета старейшин действительно зачитывался и обсуждался текст ПСМ на французском языке. Об этом же свидетельствовал другой участник Конгресса, создатель самой известной в России Энциклопедии Брокгауза и Горрона, впоследствии крестившийся в Православии Савелий Константинович Ефрон.

 

 

 

2. Свидетельство Андрея Петровича Рачковского, сына жандармского генерала и якобы фальсификатора антисемитского документа. Он показал, что отец его никогда не испытывал неприязни к евреям, хотя бы уже потому, что его мать была еврейкой; евреями были и ближайшие сотрудники его по парижской резидентуре. Андрей Петрович заявил, что подает в суд на клеветников: графа дю Шайла и Екатерину Радзивилл – аферистку, сидевшую в тюрьме за кражу драгоценностей.

 

3. Выступление Маркуса Эренпрайза, обер-раввина Стокгольма, участника Первого Базельского конгресса. Суть его позиции была такова: что вы суетитесь вокруг “Протоколов″, когда более масштабные планы еврейской гегемонии изложены в Талмуде! (Он состоит из 56 трактатов, на русский же язык переведен лишь один том выжимок текста – Ю.В.) То же говорится и в “Шулхан арухе.

 

4. На Базельском конгрессе произошла одна из нескольких утечек материалов ПСМ. Премьер-министр России Горемыкин и министр финансов Витте направили в Базель под видом верующего еврея агента с целью выяснения финансового могущества еврейских кругов. Этот агент фигурирует в документах как Джонсон-Хан. Был он, очевидно, человеком энергичным.

 

Во всяком случае, им была организована такая комбинация. В один момент, когда Герцль находился на трибуне, в зале кто-то погасил свет. В возникшей суете Хан прокрался к президиуму и вытащил из портфеля сионистского лидера три экземпляра “Протоколов″. Об этом на процессе свидетельствовали полковники III Отделения Николай Принцев и Борис Энгельгардт. Похищенный документ был переведен с иврита на русский в Санкт-Петербургской Духовной академии. Так что некоторые высокопоставленные русские чиновники и духовные лица ознакомились с ПСМ еще тогда.

 

5. Полковник Николай Принцев сообщил также следующее: в 1896 году одесские жандармы провели обыск в ложе “Бмай Моше, которую возглавлял лидер духовного сионизма Ахад Гаам.

Там также были изъяты три экземпляра “Протоколов″ на иврите.

Они были отосланы в III Отделение, в Санкт-Петербург. Переводить их не потребовалось: они оказались идентичными уже имеющимся экземплярам. Их просто приобщили к делу, которое так и называлось: “Протоколы Сионских мудрецов″. Этот том 2 марта 1917 года князь Львов и передал известному еврейскому политику и масону М.М. Винаверу.

 

6. Свидетельство американской исследовательницы Лесли Фрей-Шишмаревой: “Книга Протоколов есть перевод с древнееврейского языка (иврита – Ю.Б.). Такое мнение подтверждается экспертами, исследовавшими книгу. Еще более веским доказательством являются свидетельства людей, живших в Одессе в 1890 году и видевших этот документ, написанный на древнееврейском языке, в руках евреев – жителей Одессы и даже державших его в своих руках”.

 

7. Свидетельства или реалии самого текста, которые отображают политическую жизнь Франции конца 80-х или начала 90-х годов XIX столетия, – имеется в виду текст протокола № 10, который гласит следующее: “…чтобы привести наш план к такому результату, мы будет подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь “панама”. (Банковская афера со строительством Панамского канала).

 

Совокупность этих и других документов и свидетельств, видимо, и повлияла на приговор Апелляционного суда в Цюрихе, признавшего несостоятельным мнение о подложности ПСМ.

 

Однако в “демократических” СМИ упоминается только о решении Бернского суда 14 мая 1936 года.

Но все тайное, как известно, рано или поздно становится явным.”